Последние новости
05 дек 2016, 21:32
Приближается конец 2016 года, время подводить его итоги. Основным показателям финансового...
Поиск

» » » » Григорий и Аксинья в "Тихом Доне". («основной» вопрос)


Григорий и Аксинья в "Тихом Доне". («основной» вопрос)

Григорий и Аксинья в "Тихом Доне". («основной» вопрос)

В заключение рассмотрим самую интересную тему, больше всего волнующую читателей - взаимоотношения Григория с Аксиньей или, несколько в другом ракурсе, треугольник Григорий - Аксинья - Наталья.

Рассмотрим сначала законы Российской империи, свя­занные с изменами. Насколько серьезным явлением был брак? Какие варианты выхода из него существовали? По этому поводу в статье В.Н. Королева:

«Но, вообще, после церковного освящения брака развод превратился в чрезвычайно тяжелое дело и не мог осуще­ствиться без духовного суда... для рядовой массы казаче­ства со второй половины XVIII в. и тем более в XIX в. бра­ки стали почти нерасторжимыми, отчего и появилась поговорка «сведет поп - разведет гроб». Отдельные ис­ключения лишь подтверждали правило».

Вообще-то, развод был и в ПС офицеров записи о раз­водах встречаются, но таких случаев очень мало.

Действительно, это была очень серьезная вещь, в резуль­тате которой с одним из участников осуществлялась фор­менная расправа. Запись гласила, что после развода один из бывших супругов мог снова вступить в брак, а второй обрекался на «вечное безбрачие». Расправлялись с винов­ным, а вина одна - измена (всем очевидная и доказанная). То есть с кем-то жить (после развода) этот человек мог, но официальных детей у него уже не могло быть ни под ка­ким видом. В качестве примера можно привести Грекова Агафона (Агафонгела) Петровича (см. вып. № 42 серии «Ге­неалогия и семейная история Донского казачества», с. 9).

Можно ли было как-нибудь избежать этих драконов­ских мер? С определенными оговорками, да, но только в том случае, если оба супруга желали развестись, т.е., как го­ворится, «по доброму согласию». В качестве иллюстрации данной ситуации можно привести очень известных лиц.

Баталист Митрофан Борисович Греков. Его мать Марты-щенко сошлась с представителем известного дворянского рода Грековым Борисом Ивановичем. Но сам будущий ху­дожник должен был более 30 лет носить фамилию и отче­ство официального мужа своей матери и именоваться Мар-тыщенко Митрофаном Павловичем. Только после смерти Павла Мартыщенко Греков Б.И. смог усыновить своего род­ного сына и передать ему фамилию и отчество.

Вторым известным человеком, попавшим в данную си­туацию, был М.А. Шолохов. В работе М.Т. Мезенцева [«Судьба романов», Самара, ПРЕСС, 1994 г.] показано: Алек­сандр Михайлович Шолохов в 44-летнем возрасте сошел­ся с женой урядника Кузнецовой Анастасией Даниловной. Сын Михаил родился в 1904 г. «До 1913 года, когда роди­тели официально оформили брак в церкви, он носил фа­милию Кузнецов» [с. 103].

Таким образом, оба примера аналогичны. Разойтись «по-тихому» можно, но дети бывшей супруги будут иметь фамилию и отчество официального мужа. Очевидно, что при этом без его согласия обойтись никак нельзя.

 

Теперь рассмотрим предлагаемую в романе ситуацию, имея в виду существовавшие до революции законы. Итак, Григорий и Аксинья сбегают в открытую, причем, и не очень-то далеко - в один из хуторов, находящийся в юрту той же самой станицы (Вешенской).

То есть налицо двойная измена (Аксиньи Степану и Григория Наталье), официально доказать которую не со­ставляет никакого труда. В связи с этим возникает множе­ство вопросов, ответы на которые, по моему мнению, най­ти не представляется никакой возможности.

Источник:
14 янв 2009, 09:27
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.