Последние новости
11 дек 2016, 01:40
Дом на Намыве в Белой Калитве по ул. Светлая, 6 давно признан аварийным. Стена первого...
Поиск

» » » » Сочинение: Революцией мобилизованный и призванный (В.В. Маяковский)


Сочинение: Революцией мобилизованный и призванный (В.В. Маяковский)

Сочинение: Революцией мобилизованный и призванный (В.В. Маяковский)Маяковский начинал как футурист, всегда стремивший­ся смутить публику неожиданным поэтическим образом, по­ступком, жестом. Его знаменитая желтая кофта казалась вызовом, который поэт бросал всем властям, любому прави­тельству. Однако Октябрьскую революцию он воспринял как событие, близкое и родственное себе. Он провозгласил: «Моя революция» — и без всяких колебаний начал поэтическое со­трудничество с новой властью.

Я хочу, чтоб к штыку
Приравняли перо.
С чугуном чтоб и выделкой стали
О работе стихов от Политбюро,
Чтобы делал доклады Сталин.

Таким через десяток лет стало понимание поэзии у Мая­ковского, бывшего футуриста и свободного художника.

Он искренне верил в свою революционную миссию. Изме­нение своего поэтического почерка он объяснял тем, что внутренне, сам, был понуждаем к этому:

И мне агитпроп
в зубах навяз,
и мне бы
строчить
романсы на вас, —
доходней оно
и прелестней.
Но я
себя
смирял,
становясь
на горло
собственной песне.

Революция многое изменила и в творческом почерке по­эта, и в его жизни. Появились новые стихи, отражающие ритмы нового времени.
[sms]
Одно из известных стихотворений тех лет — «Левый Марш» было написано перед встречей с революционными матросами, и чеканный стиль, словно чеканят свой шаг рево­люционные полки. «Коммуне не быть покоренной...» — это один план стихотворения. Другой — взгляд в завтрашний День, в то будущее, приход которого представляется поэту неизбежным:

Там
за горами горя
солнечный край непочатый,
За голод,
за мора море
шаг миллионный печатай!

Но для того, чтобы приблизить это будущее, необходимо единство всех людей. Каждый шаг должен быть сделан в ногу с неумолимой поступью революции. Отсюда — оклик:

Кто там шагает правой?
Левой!
Левой!
Левой!

Поэма «Хорошо!» стала очевидным доказательством эво­люции поэта. Она построена как панорама революционных событий и событий Гражданской войны. Маяковский акцен­тирует мысль о реалистической основе поэмы:

Ни былин,
ни эпосов,
ни эпопей.
Телеграммой
лети,
строфа!
Воспаленной губой
припади
и попей
из реки
по имени — «Факт».

Поэт очень увлекался кинематографом, написал более де­сятка сценариев, сам снимался в качестве актера. И свою программную поэму, поэтический итог не только десятилет­него правления большевиков, но во многих отношениях — и собственного творчества, он строит по кинематографически-монтажному принципу. Главы-эпизоды не связываются друг с другом, а соединяются так же, как монтируются куски пленки с кинофильмом. В поэме — девятнадцать таких глав-эпизодов. Первая глава — вступительная. Затем, со второй по шестую, он описывает события Октябрьской революции, причем от революционной патетики переходит порой к са­тирическому диалогу (между известными политическими фигурами той поры Кусковой и Милюковым, пародируя за­одно диалог Татьяны с няней из пушкинского «Евгения Оне­гина»).

Восьмая глава — переход ко второй, послеоктябрьской части поэмы. Принимая революцию, Маяковский не скрыва­ет трудностей и лишений, которые пришлось пережить наро­ду в годы Гражданской войны: голод, когда люди, как о вели­чайшем благе, мечтали о щепотке соли; холод, болезни, скученность в коммунальных квартирах, разруха, и глав­ное — гибель и смерти тысяч и тысяч людей.

Но во второй части поэма становится более личной. Боль­ше места занимает лирический герой. Через его воспомина­ния, через детали быта поэт показывает величайшую траге­дию истории. Непосредственное изображение исторических событий отступает на второй план. Именно такую «перебив­ку планов», «фактов различного исторического калибра, за­конных только в порядке личных ассоциаций», Маяковский считал новаторской и потому назьлвал поэму «Хорошо!» про­граммной вещью. Изображение темных сторон жизни не ко­лебало веры поэта в будущее. Изменившийся характер по­эмы позволяет теперь Маяковскому больше места отводить лирическому герою. Меняется и тональность, она становится более личной. Исторические картины уступают место личным воспоминаниям поэта. В четырнадцатой главе он пи­шет: 
 
Я
землю
эту
люблю.
Можно
забыть,
где и когда
пузы растил
и зобы,
но землю,
с которой
вдвоем голодал, —
нельзя
никогда
забыть!
 
Лирический монолог — основа семнадцатой главы — провозглашает устремленность поэта в завтрашний день, что подчеркивается появляющимся мотивом весны, обнов­ления.
 
«Жизнь прекрасна и удивительна» — с этим настроением он заканчивает поэму. Впрочем, уже тогда у поэта возникали опасения за перерождение советской власти. В главе восем­надцатой лирический герой — перед могилами революционе­ров на Красной площади.
И чудится мне,
что на красном погосте
товарищей
мучит
тревоги отрава.
По пеплам идет,
сочится по кости,
выходит
на свет
по цветам
и по травам.
И травы
с цветами
шуршат в беспокойстве
 
Усопшие задают тревожные вопросы:

—Скажите —
вы здесь?
Скажите —
не сдали?
Идут ли вперед?
Не стоят ли? —
Скажите
—А вас
не тянет
всевластная тина?
Чиновность
в мозгах  паутину
не свила?..
 
Конечно, то, каким путем шло социалистическое строи­тельство, во многом огорчало поэта, не соответствовало его представлениям. Ведь он верил в то, что социализм — это «свободный труд свободно собравшихся людей». Художник Юрий Анненков, проживший многие годы в эмиграции и ос­тавивший после себя замечательные мемуары о встречах со своими интереснейшими современниками, так вспоминал о своих парижских встречах с Маяковским:

«Тяжкие разочарования, пережитые Маяковским, о ко­торых он говорил со мной в Париже... заключались в том, что... идеи коммунизма, его идеал — это одна вещь, в то вре­мя как коммунистическая партия... перегруженная админи­стративными мерами и руководимая людьми, которые поль­зуются для своих личных благ всеми прерогативами, всеми выгодами «полноты власти» и «свободы действия», — это со­всем другая вещь».

И все же Маяковский выразил»,свое, личное восприятие революционных событий и Гражданской войны совершенно искренне. То, что это видение совпало с официальным, со­служило недобрую службу поэту. Причины личного порядка и наступивший творческий кризис привели к трагической развязке — самоубийству.

Конечно, Маяковский стал «поэтическим рупором» но­вой власти. Но его поэтические открытия еще долго будут оказывать влияние на русских поэтов. В дооктябрьском творчестве Маяковского мы прежде всего отмечаем вселен­скую масштабность образов, запечатленных им трагедий. Его послеоктябрьское творчество — своеобразный документ эпохи, движущаяся панорама десятилетий, увиденная глаза­ми свидетеля и участника событий. Мы обращаем внимание на несомненное новаторство поэта в области ритмики, риф­мы, различных форм выразительности. [/sms]
29 ноя 2007, 10:58
Читайте также
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.