Последние новости
10 дек 2016, 19:10
Избранный президент США Дональд Трамп опроверг информацию о том, что он будет работать...
Поиск

» » » Дом, который оставил Мельников


Дом, который оставил Мельников

Дом, который оставил МельниковШедевр конструктивизма стал объектом судебных споров

В 1927 году выдающийся русский зодчий Константин Степанович Мельников осуществил в московском Кривоарбатском переулке свою мечту: построил самый футуристический жилой дом эпохи. Спустя почти 80 лет этому уникальному зданию пытаются присвоить музейный статус через череду судебных исков.

Хозяин дома

Константин Степанович Мельников родился в 1890 году в Москве в семье рабочего. Подростком он поступил на службу к известному инженеру Владимиру Чаплину, который помог будущему архитектору поступить в Московское училище живописи, ваяния и зодчества. К 1917 году Мельников окончил два отделения - живописи и архитектуры.

Мельников, как сначала показалось современникам, пошел в направлении, выбранном выдающимся архитектором Иваном Жолтовским: интерпретация классических зданий для новых задач в новом времени. Но уже в 1923 году Мельников представил публике ошеломительный и ни на что не похожий павильон Махорочного синдиката, построенный для Всероссийской сельскохозяйственной и кустарно-промышленной выставки. За "Махоркой" последовали реконструкция Сухаревского рынка, строительство клуба имени Русакова, дома культуры "Каучук", дома культуры работников фабрики "Свобода", гараж "Интуриста" и десятки выдающихся бумажных проектов.

В 1923 году Мельникова приняли в только что созданную АСНОВУ - Ассоциацию новых архитекторов. АСНОВА ставила своей задачей строить в Москве "рациональные" здания. Участники этой ассоциации, в том числе ее основатели Владимир Кринский и Николай Ладовский, наряду с Жолтовским, Иофаном, братьями Весниными и другими крупнейшими архитекторами того времени сформировали то, что мы теперь называем "большим сталинским стилем". Неудивительно, что Мельников довольно быстро оказался в стороне от этой торной дороги: он остался верен конструктивизму, направлению, не черпавшему силы и средства в идеологии, а потому быстро заклейменному как формалистский.

В 1927 году Мельникову, тогда еще находившемуся на пике славы, удалось добиться разрешения на строительство собственного дома в самом центре Москвы, по адресу Кривоарбатский переулок, дом 10. Завершенное в 1929 году здание может претендовать на звание самого оригинального сооружения на территории всего бывшего СССР и по сей день. Оно состоит из двух врезанных друг в друга цилиндров: так архитектор решил проблему создания максимального внутреннего объема. В одном из цилиндров располагалась мастерская хозяина. Для создания в ней идеального освещения Мельников прорезал стены 36 шестиугольными окошками.
В 30-е Мельникова постепенно начали забывать, хотя он принимал участие в нескольких крупных конкурсах, например, на проект Дворца Советов на месте храма Христа Спасителя. Постепенно архитектор оказался не у дел: он преподавал в Архитектурном и Строительном институтах, но больше ничего не строил. Каким-то чудом он уцелел во время чисток конца тридцатых, а его дом пережил войну. Последнее сооружение, в котором Мельников принял участие, - это павильон СССР на выставке Montreal Expo в 1967 году.

Забытый широкой публикой, но вечно чтимый архитектурной общественностью Константин Степанович Мельников скончался в Москве в 1974 году, завещав свой дом в Кривоарбатском переулке детям, Виктору и Людмиле. Каждый из них получил по половине дома.

Отягощенное наследство

Виктор Константинович Мельников был художником. Он не стремился к славе, не принадлежал к какому-либо течению, сравнительно редко выставлялся и с готовностью оставался в тени своего великого отца. Едва ли не главным делом своей жизни он считал сохранение наследства: он защищал, как мог, дом и тщательно берег ценнейший архив отца, не давая его распылить. На протяжении 30 лет он сам водил экскурсии по дому и пытался привлечь внимание московских властей к отцовскому наследию.

Незадолго до кончины В.К. Мельников заподозрил одну из двух своих дочерей, Елену, в том, что она "обманным путем" вынудила его подписать дарственную на дом. В присутствии прессы он исключил младшую дочь из завещания. Своей душеприказчицей он назначил другую дочь, Екатерину Каринскую, но в марте 2005 года объявил, что завещает дом государству, лишая обеих дочерей наследства. Условием передачи дома является организация в нем музея Константина Мельникова.

Со смертью В.К. Мельникова в феврале 2006 года стало ясно, что так просто государству замечательный дом передать не удастся. Во-первых, действующий Гражданский кодекс РФ позволяет наследникам первой очереди оспаривать завещание владельца недвижимости, если оно принято не в их пользу. Во-вторых, наследников первой очереди оказалось не двое, а трое, и у них есть разные концепции по созданию музея. В-третьих, государству требуются очень большие средства на ремонт и обустройство дома Мельникова в качестве музея.
Наследниками первой очереди в отношении дома являются обе дочери Виктора Мельникова, которым принадлежит половина здания, а также Алексей Ильканаев, сын сестры художника Людмилы. Он претендовал до недавнего времени на вторую половину дома. Младшая из дочерей В.К. Мельникова, Елена, оспаривает права старшей сестры, Екатерины, в суде и настроена самым решительным образом. Слушание назначено на 16 марта 2006 года.

Екатерина Каринская хотела бы видеть в круглом доме музей отца и деда. Елена Мельникова считает, что в Кривоарбатском переулке должен находиться только музей зодчего. Третий наследник, Алексей Ильканаев, как выяснилось 11 марта, продал свою долю крупному бизнесмену и политику Сергею Гордееву. Новый владелец половины дома известен своим увлечением архитектурой и, судя по интервью, данному газете "Коммерсант", ратует за создание музея зодчего, Константина Мельникова, то есть находится на стороне Елены.

Сенатор Гордеев

34-летний сенатор от Усть-Ордынского Бурятского автономного округа и заместитель генерального директора Национального союза дзюдо Сергей Гордеев известен также как основатель компании "Росбилдинг", специализирующейся на недвижимости. Фирма прославилась как успешный рейдер - специалист по недружественному захвату и перепродаже предприятий. В 2002 году у "Росбилдинга" вышел конфликт даже со столичным мэром, который, впрочем, Сергею Гордееву удалось сравнительно быстро уладить. С тех пор отношения у Лужкова и сенатора Усть-Ордынского Бурятского автономного округа складываются вполне дружеские.

Сергей Гордеев заручился поддержкой нескольких организаций перед покупкой доли Алексея Ильканаева в доме Мельникова. В числе сторонников сенатора упоминаются, например, директор столичного Музея архитектуры Давид Саркисян и депутат Госдумы Иосиф Кобзон. Как следует из слов Сергей Гордеева, он намерен оказывать всяческую материальную помощь при создании музея Константина Мельникова, а точнее, музея "именно этого конкретного проекта" (то есть дома).
Конструктивные сложности

Дом Мельникова находится в перечне объектов ЮНЕСКО, которым угрожает разрушение. В начале 1990-х его слегка отремонтировали, но это не решило ни одной из проблем. Так, строительство новых зданий в ближайшей округе катастрофически ухудшило состояние фундамента, в доме течет крыша, а состояние стен тоже вызывает многочисленные вопросы. Особенно тревожит защитников дома то, что в России нет опыта консервации и реставрации зданий, строившихся конструктивистами 1920-х по новым, неопробованным ранее технологиям. Таким образом, только изучение здания представляет собой немалую научную задачу, что уж говорить о его ремонте.

Печальный опыт обращения столичных властей с памятниками архитектуры беспокоит защитников дома Мельникова, пожалуй, больше, чем исход суда между наследниками. Рано или поздно дом будет передан государству, в этом сомневаться практически не приходится, но удастся ли ему избежать судьбы Большого дворца в Царицыно, Военторга или гостиницы "Москва"? www.Lenta.ru
14 мар 2006, 00:00
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.