Последние новости
04 дек 2016, 21:59
Все ближе и ближе веселый праздник – Новый год. Понемногу начинают продавать...
Поиск



Путь Гитлера к войне

Путь Гитлера к войне - это сплошной невероятный политико-экономический триумф. Успех следует за успехом. Пока не заканчивается грандиозным крахом.
Чудес ни в экономике, ни в политике не бывает! За каждым успехом державы стоит чей-то кропотливый труд и уйма невидимых постороннему взгляду будничных дел. За каждым провалом - целый список недочетов и конкретных упущений. Но это в том случае, если успех или поражение не выходят за рамки возможного. Если же происходит нечто невероятное - то, что потом историки назовут «чудом» или «невероятным успехом», то его происхождение еще более прозаично.
За каждым феноменальным успехом одной стороны стоит предательство своих интересов другой стороной политических баррикад. И чем невероятнее «чудесный» успех одной страны, тем крупнее ей подыграли руководители другой державы. Вот и невероятные успехи Гитлера на мировой арене определялись не его выдающимися талантами как дипломата или государственного деятеля, а заранее согласованной с ним сдачей своих позиций Англией, США и Францией.
Так можно ли было остановить процесс милитаризации Германии, можно ли было помешать Гитлеру создать новый мощный вермахт? Не допустить производства немецкими заводами новейших танков и самолетов?
Конечно, можно. Для этого, собственно говоря, и делать-то было ничего не нужно. Ведь согласно Версальскому договору Германия была совершенно безоружна и никаким образом не могла противостоять внешнему давлению, подкрепленному вооруженной силой. Французы в свое время оккупировали Рурскую область без всякого сопротивления со стороны крошечной германской армии. Когда Гитлер пришел к власти, ее размеры были точно такими же. А значит, ничем, кроме своего ораторского таланта, бесноватый фюрер отразить внешнюю угрозу не мог. Он не имел никакой легальной возможности увеличивать и перевооружать свою армию. Ведь новые дивизии - это не иголки в стоге сена. Любая разведка мира легко заметит увеличение вооруженных сил соперника в несколько раз. Для создания новых частей необходимо оружие, обмундирование, помещения. Наконец, люди.
В Германии, имеющей стотысячную армию, не было всеобщей воинской обязанности. Для того чтобы качественно увеличить армию в десятки раз, без нее было не обойтись. По сути, единственное, что нужно было сделать для предотвращения Второй мировой войны, - это не дать нацистам ввести всеобщую воинскую повинность. Тогда все их остальные шаги оказались бы бессмысленными: без людей армия воевать не сможет. И всех немецких мужчин разом призвать на службу также невозможно - рухнет экономика. Поэтому наращивать армию можно лишь постепенно, понемногу пропуская через нее новых и новых призывников.
Однако и после призыва новых контингентов германская армия еще как минимум несколько лет не будет готова к схватке: новых солдат ведь надо обучить. «Германия лишена была возможности, не прибегая в течение нескольких лет к всеобщей воинской повинности, создать армию, способную противостоять французской армии. Это была черта, которую нельзя было перешагнуть без явного, вопиющего нарушения Версальского договора. Все эти годы германская армия могла поддерживать и лелеять свой боевой дух и традиции, но она не могла даже мечтать о том, чтобы вступить в состязание с вооруженной, обученной и организованной людской силой, которая естественно и непрерывно рождалась французской военной системой»[193].
У будущих «жертв гитлеровской агрессии» - огромная фора. У них вооруженные силы есть, а у Германии, по сути, нет. Только у соседней Франции армия в несколько раз больше, а ведь еще есть Великобритания. Вокруг немецких границ расположены чехословацкая и польские армии, являющиеся союзниками Лондона и Парижа, и каждая из них намного больше германской. У всех противников Германии - танки, самолеты, боевые корабли. А пришедшие к власти нацисты вооружены только «передовым учением» своего фюрера. Достаточно по дипломатическим каналам сообщить буйному германскому руководству, что в случае введения всеобщей воинской обязанности реакция западного мира будет весьма жесткой, вплоть до оккупации Германии. Можно такое заявление сделать открыто. Суть его народы европейских стран поймут правильно: после жертв Первой мировой войны Париж и Лондон ни за что не допустят восстановления военной мощи Берлина. Причем любой ценой.
Однако таким простым способом никто Гитлера не остановил. Почему? Не догадались, что для создания армии нужны новые солдаты? Не подумали о том, что Гитлеру понадобится еще только налаживать выпуск боевой техники? Не знали, что сопротивляться ему нечем? Задавать такие вопросы можно мальчикам из детского сада, но когда приходится это делать в отношении государственных мужей, то впору задуматься, а правильно ли мы понимаем цели их поступков.
Если бы лидеры западного мира хотели остановить будущую войну, сделать это можно было либо бескровно, либо пролив такое количество крови, которое абсолютно не сопоставимо с тем, что имело место в дальнейшем. И так думает не только автор книги, которую вы держите в руках. «По крайней мере, до 1934 года перевооружение Германии можно было предотвратить, не жертвуя ни одной человеческой жизнью»[194], - позднее напишет Уинстон Черчилль. Почему не остановили? Черчилль ответа на этот вопрос в своих мемуарах не дает. Но для здравомыслящего человека очевидно одно непреложное правило. Если серьезные политики видят опасность и не устраняют ее вполне сознательно, значит, им такая ситуация на руку!
Раз не остановили готовившегося к войне Гитлера - значит, именно война и была нужна. Причем не только фюреру, но и главам Англии, Франции и США, реально заправлявшим в то время на мировой арене. А для того чтобы снять с них ответственность, сначала в западной историографии, а потом с легкой руки Суворова-Резуна была запущена легенда. Суть ее очень проста: германская армия потому так быстро перевооружилась, что ей активно помог СССР, разместивший на своей территории центры, где германские военные постигали азы науки побеждать. И создается у неподготовленного читателя впечатление, что агрессивные русские большевики пустили на свои полигоны немецких военных и в целях разжигания мировой войны обучали их на своих новейших танках и самолетах.
Давайте разбираться. В СССР действительно существовали три военных объекта, на которых обучались германские офицеры: танковая школа в Казани, летная в Липецке, химический объект «Томка». Однако стоит поподробнее к ним приглядеться, как утверждения, что именно Сталин подготовил и вооружил немецкую армию, окажутся абсурдными. Ведь не случайно в книгах, обвиняющих Россию-СССР в подготовке будущих гитлеровцев, вы никогда не найдете конкретных цифр.
Создание совершенно секретных совместных военных проектов стало следствием заключенного между Германией и Россией Рапалльского договора в 1922 году. И немцы, и русские по итогам Первой мировой войны, хоть и воевали по разные стороны баррикад, по воле англосаксов оказались одинаково проигравшими. Соответственно обе страны не имели возможности развивать производство современной военной техники и осуществлять обучение соответствующих военных кадров. Германии все это было запрещено, а СССР находился в изоляции и не имел собственной производственной базы. В результате обе страны, а не только Германия были заинтересованы в сотрудничестве, позволявшем не отстать от передовых военных держав.
Начнем с танков. В ходе Первой мировой войны Россия так и не наладила их выпуск. Поэтому бронетанковые силы Красной армии имели на своем вооружении иностранную технику, причем отнюдь не последних моделей. О чем не любят упоминать в своих книгах писатели, обвиняющие СССР в обучении немцев? О конкретных вещах - о моделях танков. Иначе сразу станет видно, что немцы не учились в России на русских танках, по русским методикам, у русских инструкторов. Все было совсем не так.
Договор об организации совместной танковой школы был заключен 2 октября 1926 года в Москве. Именно немецкая сторона несла расходы на содержание школы и приобретение всего необходимого имущества для ее функционирования, включая сами танки. Советская сторона выделяла технический состав для мастерских, рабочих и охрану.
А сами курсанты школы должны были учиться на боевых машинах английского и французского производства. Как же «импортные» танки попадали в СССР? Украсть их советской разведке было весьма затруднительно, да этого и не требовалось. Путем различных махинаций закупить и ввезти в Советский Союз танки должны были немцы. Таким образом, Красная армия, не потратив ни копейки, получала доступ к новейшим образцам зарубежной боевой техники. А в обмен на это мы предоставляли немцам фактически лишь свою территорию.
Однако «добывание» нужных танков заняло у германской стороны больше времени, чем можно было предположить. В 1927 году, например, их в школе было всего два, а также два гусеничных трактора, два грузовика, два легковых автомобиля и два мотоцикла. Обещанные немцами десять боевых машин прибыли лишь к началу 1929 года[195]. Лишь с этого времени курсанты получили возможность полноценного обучения. Занятия в школе продолжались до 1933 года, когда по приказу Гитлера школа была ликвидирована.
Когда нам говорят, что именно в СССР научились воевать германские танкисты, нужно помнить, что именно в тот период, когда фюрер начинал перевооружение своей армии, германских курсантов в России уже не было. За все время своего существования танковая школа успела сделать три выпуска немецких слушателей: в 1929/30 году - 10, в 1931/32 году - 11 ив 1933 году - 9 человек[196]. Итого 30 курсантов. Думаю, не стоит пояснять, что танкистов у Гитлера было значительно больше, и говорить о серьезном вкладе СССР в развитие немецких бронетанковых войск не приходится.
Аналогичной была ситуация с «производством» германских асов. Первые шаги к появлению совместной летной школы в Липецке были сделаны в 1923 году, когда немецкое военное министерство через посредника купило у фирмы «Фоккер» в Голландии одноместные истребители. Официально заказ якобы выполнялся для ВВС Аргентины. Как и в истории с танками, покупка и транспортировка самолетов из Германии в Россию потребовали много времени. Полноценные занятия начались лишь во второй половине 1926 года. Обратите внимание: в парке авиашколы - исключительно зарубежные самолеты: 34 истребителя «Фоккер», 8 разведчиков «Хейнкель», учебные самолеты «Альбатрос», «Хейнкель», «Юнкерс» и еще один транспортный «Юнкерс». Почему? Да потому что в 1926 году «агрессивный» и «жаждущий мирового господства» СССР еще был не в состоянии производить хорошие самолеты. Индустриализация ведь еще впереди. Фактически Советский Союз предоставлял немцам только свое небо, а все остальное они привозили с собой, попутно обучая наших пилотов и конструкторов. Ведь стопроцентно «нашим» был лишь обслуживающий персонал - уборщики и охранники. Начальником липецкой авиашколы был офицер рейхсвера, обучение вели немецкие инструкторы по немецким программам[197].
К примеру, в 1932 году численность авиашколы достигла 303 человек, в том числе немцев - 43, советских военных летчиков - 26, советских рабочих, техников и служащих - 234. Когда случались в школе катастрофы, тела погибших немцев отправляли на родину, для конспирации упаковывая гроб с телом в ящик с надписью «Детали машин». Всего в летной школе в Липецке было обучено или переподготовлено 120 немецких летчиков-истребителей и 100 летчиков-наблюдателей[198]. Много это или нет? Больше, чем танкистов, но для немецких военно-воздушных сил явно недостаточно. Не забудем и следующий ньюанс. Это обучать танкистов на своей территории для Германии было сложно. Приходилось либо сажать их на трактора, либо использовать деревянные макеты танков, смонтированные на легковых автомобилях. С летчиками было проще: военный летчик мало чем отличается от гражданского. Нужно лишь его немного переучить. А гражданская авиация в Германии не была запрещена. К 1932 году в нелегальных военных авиашколах в Брауншвейге и Рехлине были подготовлены около 2000 будущих пилотов люфтваффе[199]. Следовательно, вклад липецкой школы в обучение нацистского люфтваффе отнюдь не был решающим. Надо ли говорить, что и эта школа была закрыта в 1933 году по распоряжению Гитлера? Официальной причиной была названа необходимость экономии средств...
Что же в итоге? Ущерб безопасности СССР и других стран от существования советско-германских проектов был равен нулю. Зато, организовав сотрудничество с Германией, руководство Красной армии получило доступ и к новейшей технике, и к германскому опыту. И все это за немецкие деньги. Ведь, свернув сотрудничество по приказу Гитлера, немцы покинули территорию СССР, оставив все имущество школ Красной армии.
Третьим объектом сотрудничества Красной армии и рейхсвера был химический объект «Томка» недалеко от города Вольска Саратовской области. Здесь советские курсанты практически с нуля обучались использовать химическое оружие и противодействовать ему[200].Ведь оставшиеся после Первой мировой войны 400 тысяч химснарядов пришли в негодность, а новое химическое оружие СССР начал выпускать как раз по результатам работы с немецкими партнерами. И, кто знает, может быть, именно понимание того, какой потенциал имеет Красная армия, и предотвратило страшную опасность применения химического оружия немцами в грядущей Великой Отечественной войне.
Нет, немецкая военная мощь ковалась в другом месте. Если раньше германские генералы использовали любую возможность для военного сотрудничества как с Востоком, так и с Западом, то новый рейхсканцлер Германии резко оборвал связи с СССР и полностью сосредоточился на партнерстве с европейскими державами. Теперь военные школы в СССР не были нужны: Запад не «заметит» бурного роста германской армии. Все теперь можно спокойно делать в родном фатерлянде. И Гитлер делал. Прошло всего два года с момента его прихода к власти, и вот уже «9 марта 1935 года было объявлено об официальном существовании германской авиации, а 16 марта - что германская армия будет впредь базироваться на всеобщей обязательной воинской повинности»[201].
Реакция Запада нулевая. Почему? Может быть, объявление о наличии у Германии боевой авиации так испугало Париж и Лондон, что они побоялись говорить с фюрером языком ультиматумов? Может быть, самолеты у немцев лучше и новее зарубежных образцов, а переученные гражданские пилоты и выпускники липецкой школы опытны и непобедимы? Именно нежеланием борьбы и страхом перед германскими ВВС объясняют нам историки не только эти, но и все последующие уступки Запада Гитлеру. При первом же знакомстве с фактами лживость этих утверждений становится очевидной.
После поражения в Первой мировой войне немцы передали странам Антанты 20 тысяч самолетов и 27 тысяч двигателей[202]. Потом последовал запрет на существование ВВС, длившийся с 1918 по 1935 год. Разумеется, немцы работали над созданием новых моделей самолетов, но надо понимать, что реальная работа началась с 1933 года, когда у руля страны встал имевший карт-бланш на развитие армии Гитлер.

Грозные германские «кукурузники», которых так «боялись» в Лондоне и Париже

Работа закипела, однако к моменту введения всеобщей воинской повинности перевооружение воздушного флота не только не было закончено - оно фактически толком и не началось. Германский воздушный флот образца 1936 года так же похож на авиацию времен Второй мировой войны, как самолет образца 1914 года на реактивный истребитель конца Второй мировой. Общее только название, а больше ничего. Хотите в этом убедиться - посмотрите кадры германской кинохроники того времени. С приходом Гитлера в стране начались бесконечные парады. Посмотрите внимательно на самолеты, которые парят в воздухе. Мощные люфтваффе образца 1935-1936 годов - это... «кукурузники». Это бипланы с открытыми кабинами, которые очень напоминают наш знаменитый ночной бомбардировщик У-2, получивший прозвище «кукурузник». Смотришь хронику немецкого парада того времени - и глазам своим не веришь.
До начала мировой войны три года, а в небе Германии - стройные ряды истребителей-«кукурузников», разведчиков-«кукурузников» и «кукурузников»-бомбардировщиков!
Я нисколько не шучу. В самолетах действительно нет защитных «крышек» для пилотов, а чтобы произвести съемку, второй летчик на разведчике просто свешивается через борт. Ничем не прикрыты и стрелки с пулеметами. Мелочь? Нет, не мелочь, а уровень самолетостроения. Не поверив глазам, я поднял документы. Я же помню хищные силуэты германских истребителей и бомбардировщиков по фильмам о Великой Отечественной. Когда же немцы успели их наштамповать, если в 1936 году не видно ни одного самолета, которые прославят люфтваффе в грядущей войне?
На вооружении Германии в 1936 году состоял биплан Не 51. Это типичный «кукурузник». Он даже использовался на начальном этапе Второй мировой войны, хотя еще в Испании показал себя безнадежно устаревшим по сравнению с истребителями советских моделей, что стояли на вооружении республиканцев[203]. Однако для германских ВВС 1936 года Не 51 вовсе не старье, а совсем новая разработка. История этого самолета началась лишь в 1931 году, когда министерство транспорта Германии по заказу рейхсвера обратилось к фирме «Хейнкель» с просьбой разработать одноместный истребитель-биплан[204].В ноябре 1932 года состоялся первый полет опытного образца. И лишь весной 1934 года эти самолеты пошли в серию. Но поскольку Гитлер еще открыто не объявил о создании люфтваффе, то они имели гражданскую маркировку и регистрацию. И вот пройдет еще два года, и этими новейшими «кукурузниками» Гитлер испугает всю Европу?
Германские самолеты, которые мы привыкли видеть на картинках и в кино, поступят в немецкие войска гораздо позднее того времени, когда Запад начал их «бояться». Перечислим по порядку. Самым массовым и известным германским истребителем Второй мировой войны стал «Мессершмитт Bf-109». Изготовление его прототипов началось только в конце 1934 года, а первый полет опытный образец «мессера» совершил 28 мая 1935 года[205]. Грозная боевая машина, существующая пока в одном экземпляре, оснащенаанглийским двигателем фирмы «Роллс-Ройс» «Кестрел V». Почему английским, спросите вы? Да по той простой причине, что немецкие двигатели такого же класса еще не были готовы. Вот британские «товарищи» и помогали. Ведь Англия в то время являлась главным экспортером оружия и военных материалов в мире.
И не на одном только опытном образце стоял британский мотор. На все серийные «мессершмитты» эти двигатели ставили до тех пор, пока германская промышленность не произвела свои в должном количестве: «Из 28 типов германских военных самолетов в 1935 г. 11 имели английские и американские моторы, поставленные фирмами „Роллс-Ройс", „Армстронг-Сидли", „Прэтт-Уитни" и др.»[206].
Успешные летные испытания сделали истребитель Вилли Мессершмитта фаворитом. Однако германские летчики поначалу встретили Bf-109 с недоверием. Почему? Потому что они привыкли к открытой кабине своих «кукурузников», а в этом истребителе кабина летчика наглухо закрывалась!
Впрочем, для нас важны не страхи немецких пилотов, а даты поступления истребителя в летные части в массовом количестве в то время, когда их «боялись» главы Англии и Франции. Статистика производства этих самолетов, увы, почвой для таких страхов не является: 1936 год - два опытных образца, 1937 год - 54.
Но, может быть, это с истребителями у Гитлера вышла незадача, а с другими типами самолетов дело обстояло значительно лучше?
Проследим историю знаменитого пикирующего бомбардировщика «Юнкерс-87». В просторечии его называли «Штука». Именно с борта такого самолета была сброшена первая бомба Второй мировой войны, именно эти бомбардировщики в советских кинофильмах утюжили наши позиции, страшно завывая и падая в затяжные «пике».
Между прочим, идея снабдить эти самолеты сиренами, воющими, когда он падает в «пике», принадлежала лично Гитлеру. Но не всегда его вмешательство направляло ситуацию в правильное русло. «Непогрешимый» фюрер ошибался, как и все простые смертные. У Гитлера была аллергия на лошадей, поэтому он распустил все кавалерийские дивизии, кроме одной. Отсутствие кавалерии в условиях непролазной грязи сыграло с немцами дурную шутку во время боев в России[207].
Когда же это чудо вражеской техники появилось на свет? Оказывается, в конце 1935 года, а в серию самолет пошел в 1937 году[208].
Странная получается картина: Запад отчаянно боится люфтваффе, на вооружении которого в 1936 году еще нет ни одного действительно современного самолета!

17 мар 2010, 08:30
Читайте также
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.