Последние новости
07 дек 2016, 23:23
Чтобы остановить кровопролитие в Алеппо, нужно проявить здравый смысл, сказал...
Поиск

» » » » Геннадий Федорович Шпаликов (1937-1974)


Геннадий Федорович Шпаликов (1937-1974)

Геннадий Федорович Шпаликов (1937-1974) Поэт, драма­тург, сценарист. Как писал драматург А. Володин, «его жизнь целиком уместилась в том времени, которое с войны дышало еще тяжело, но уже сулило неисчислимые радости жизни. Он писал так, как будто заранее думал о нас, чтобы мы вспоминали об этих временах наивных надежд, когда они станут прошлым. В жизни он успел быть только молодым. Его любили все...»
 
В 1964 г. на экраны страны вышел один из лучших фильмов отечественного кинематографа «Я шагаю по Москве». Песня с этим же названием, звучавшая в нем, и сценарий самого фильма принадлежали перу Геннадия Шпаликова. Москва в те времена была не совсем такой, как в фильме. Для одной из сцен пришлось красить дома в арбатском переулке, чтобы они лучше выглядели. Старались, чтобы везде было чисто, а люди были в светлой одежде. Тем не менее Москва 60-х годов, за­дорная, веселая, была узнаваема, осталась на экране, поэтому фильм с удовольствием смотрится и сегодня.
 
В 60-е годы Геннадий Шпаликов был одним из самых много­обещающих и талантливых молодых кинематографистов. Его первой серьезной работой в кино стал фильм «Застава Ильича», постановку которого на студии имени Горького осуществил ре­жиссер Марлен Хуциев. Фильм вышел в 1962 г., однако тут же был снят с проката как «идеологически вредный». Три года из него делали «идейно здоровое произведение», убирали все, что не ложилось в прокрустово ложе партийных решений и ука­заний, даже название сменили на более нейтральное — «Мне двадцать лет». Наконец в 1965 году фильм вышел на экран.
 
Для знаменитого фильма А. Тарковского «Иваново детство», рвавшего «Гран-при» на Венецианском фестивале, сцена-33 й написал Геннадий Шпаликов. В последующем им было на­писано еще несколько сценариев, которые легли в основу лю­бимых до сих пор фильмов: «Я родом из детства» (1966), «Ты и я» (1972), «Пой песню, поэт» (1973), кроме того, в 1967 г. вышла единственная режиссерская работа Шпаликова — фильм «Дол­гая счастливая жизнь». В ряде картин звучали и песни, напи­санные на его слова:
 
Людей теряют только раз,
И след, теряя, не находят,
А человек гостит у вас,
Прощается и в ночь уходит.
А если он уходит днем,
Он все равно от вас уходит.
Давай сейчас его вернем,
Пока он площадь переходит.
Немедленно его вернем,
Поговорим и стол накроем,
Весь дом вверх дном перевернем
И праздник для него устроим.
 
Начав жизнь счастливым творчеством, к концу жизни такие люди как Шпаликов в стране, где культ подвига уступал место культу потребления, почувствовали себя ненужными. У него не хватило характера сопротивляться диктату чиновников от кино, борьба которых со свободомыслием в начале 1970-х годов приобрела просто маниакальные формы. Вспоминал А. Воло­дин: «...Я его встретил в коридоре киностудии, когда он рабо­тал над своим последним сценарием. Вид его ошеломил меня. В течение двух-трех лет он постарел, конечно, страшно. Он кри­чал, кричал, кричал... 
 
— Не хочу быть рабом! Не могу, не могу быть рабом!.. Он спивался...»
 
Как зависит дар художника от того, на какой максимум счас­тья он способен! У Шпаликова этот максимум счастья был вы­сок. Соответственно, так же глубока и пропасть возможного отчаяния. В1974 г. Шпаликов с питьем внезапно «завязал» и засел за но­вый сценарий, который назвал «Девочка Надя, чего тебе надо?». Сценарий был изначально непроходной, и на что рассчитывал
Шпаликов, непонятно. Речь в нем шла о передовице произвол 1 ства, токаре одного из волжских заводов Наде, которая волею судьбы становится депутатом Верховного Совета СССР. Все в ее жизни до определенного момента развивается хорошо, но затем удача поворачивается к ней спиной. В конце концов де-вушка доходит до крайнего предела: она идет на городскую свалку и там публично сжигает себя на костре.
 
Поставив жирную точку в финале этой сцены, Шпаликов за­печатал сценарий в конверт и в тот же день отослал его в Гос-" кино. Ответа на него он так и не дождался, потому что через несколько дней после этого покончил с собой.
 
В юности Геннадий Шпаликов бросил фразу, что он прожи­вет до 37 лет, потому что дальше поэту жить неприлично. Его слова оказались мистически пророческими, и на поистине ро­ковой для русской поэзии цифре оборвалась жизнь...
 
Геннадий Шпаликов — это легенда. Он разбросан в про­странстве своими афоризмами, шутками, фантастическими историями, фразами и, конечно, стихами:
 
Я к вам травою прорасту,
Попробую к вам дотянуться,
Как почка тянется к листу
Вся в ожидании проснуться...
 
...Желанье вечное гнетет —
Травой хотя бы сохраниться.
Она весною прорастет
И к жизни присоединится.
19 авг 2008, 10:16
Читайте также
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.