Последние новости
03 дек 2016, 15:27
Украинские силовики стягивают минометы, танки и реактивные системы залпового огня (РСЗО)...
Поиск



» » » » Сочинение"Стихотворение Н.А. Некрасова «В дороге». (Восприятие, истолкование, оценка)"


Сочинение"Стихотворение Н.А. Некрасова «В дороге». (Восприятие, истолкование, оценка)"

Сочинение"Стихотворение Н.А. Некрасова «В дороге». (Восприятие, истолкование, оценка)"Сюжетная конструкция стихотворения Н. Некрасова достаточно проста. Воспитанная «по-барски», в среде правящего класса, де­вушка попадает в обычную мужицкую семью, где книга — ред­кость, где жизнь скотская: работа, пьянка, сквернословие, физи­ческое насилие.
 
[sms]В какой-то мере это судьба «Рабыни Изауры», «Дяди Тома», — распространенная тема для Америки, но решаемая в западном ис­кусстве чаще всего путем мелодрамы.
 
Совсем иначе звучит социальная драма в поэтическом изложе­нии русского поэта. Стихотворные строки всегда емкие и несут ог­ромный объем информации. У Некрасова они емкие вдвойне. Мы узнаем о том, что новый хозяин «перебрал по ревизии души и с запашки ссадил на оброк», что навязанного девятнадцатилетнего мужа «барышни-крестьянки» «посадили на тягло», то есть вынудили рабо­тать извозчиком, что девушка никак не могла привыкнуть не только к тяжелой работе, но даже к одежде, типичной для крестьян («то натерли ей ногу коты, то, слышь, ей в сарафане неловко»).
 
Девушка всячески старается защититься от грубой среды тем, что «на какой-то патрет все глядит да читает какую-то книжку...». Сына она пытается воспитывать интеллигентно, «учит грамоте, моет, стрижет, словно барчонка, каждый день чешет», — что вызывает законную тревогу у мужа: «Инда страх меня, слышь ты, щемит, что погубит она и сынишку». Впрочем, как выясняется дальше, девушке не долго осталось жить: «Чай, свалим через месяц в могилу...», хотя муж — мужик любил ее по-своему и как мог потакал ее слабостям: 
 
...Видит Бог, не томил
Я ее безустанной работой...
Одевал и кормил, без пути не бранил,
 Уважал, тоись, вот как, с охотой...
 А, слышь, бить — так почти не бивал,
 Разве только под пьяную руку...
 
Стихотворение «сделано» добротно и прочно. Передана стилис­тика крестьянской речи того времени, виден характер, чувствуется искреннее страдание рассказчика. Очень уместно второе лицо — барин, задающий вопрос, высокомерность которого чувствуется:
 
...Небылицей какой посмеши
 Или, что ты видал, расскажи —
 Буду, братец, за все благодарен.
 
Точно так же чувствуется, что слушатель не вполне доволен печальным рассказом и поэтому обрывает ямщика довольно бес­церемонно: «Ну, довольно, ямщик! Разогнал ты мою неотвязную скуку».
 
 В сущности, это не просто стихотворение, это мини-пьеса, пол­ноценный кусок жизни, как бы вырезанный из реальности со всеми подробностями. Эта скорбная тема часто повторяется в творчестве Некрасова. Все мы знаем чудесный романс «Тройка», но вдумаемся в некоторые строки этой песни.
 
Завязавши под мышки передник,
 Перетянешь уродливо грудь,
Будет бить тебя муж-привередник
И свекровь в три погибели гнуть,
 От работы и черной и трудной
Отцветешь, не успевши расцвесть,
 Погрузишься ты в сон непробудный,
 Будешь нянчить, работать и есть.
 
Разве не страшно, что превращение бойкой дивчины в скотину происходит быстро и неумолимо:
 
И в лице твоем, полном движенья,
 Полном жизни, — появится вдруг
 Выраженье тупого терпенья
И бессмысленный, вечный испуг.
 
Продолжить разговор об одном конкретном стихотворении Не­красова нельзя без краткого обзора его социальной лирики.
 
Ярчайшим проявлением новой лирической темы — социальной — стало стихотворение «Еду ли ночью по улице темной» (1847). Это Душераздирающая история женщины, которую нужда, голод и смерть ребенка выгнали на панель. «Беззащитная, больная и бездомная» женщина вызывает жалость, но нет возможности помочь несчастной жертве социальной неустроенности. Из этого же ряда многие сти­хотворения 40—50-х годов: «В дороге», «Перед дождем», «Трой­ка», «Родина», «Псовая охота», маленький цикл «На улице», «Не­сжатая полоса», «Маша», «Тяжелый крест достался ей на долю», «В больнице». Пафос этих стихотворений, источник лиризма в них суммируются и обобщаются в небольшой поэме «Рыцарь на час» (1862), особенно в знаменитых строках: «От ликующих, праздно бол­тающих, обагряющих руки в крови уведи меня в стан погибающих за великое дело любви». Так поэт обращается к матери. Эти строки волнуют и сегодня. Второй художественный принцип Некрасова-ли­рика — социальный аналитизм. И это было новым в русской поэзии, отсутствующим и у Пушкина, и у Лермонтова, тем более у Тютчева и Фета. С дошкольного возраста мы помним стихи «Однажды, в студе­ную зимнюю пору» — про мужичка с ноготок. Но не все знают, что предшествует этому отрывку в стихотворении «Крестьянские дети», где герой оборачивает «другой стороною медаль» крестьянского детства: «Положим, крестьянский ребенок свободно растет, не учась ничему, но вырастет он, если Богу угодно, а сгибнуть ничто не меша­ет ему». То есть герой некрасовской лирики умеет видеть социальный смысл воспроизводимых явлений и предавать его своим вполне ли­рическим излияниям. Иными словами, носителем, субъектом соци­альной типизации оказывается не только автор, но и его лирический герой. Социальный аналитизм пронизывает два известнейших сти­хотворения «Размышления у парадного подъезда» (1858) и «Железная дорога» (1864). В «Размышлениях...» конкретный единичный факт — приход мужиков с просьбой или жалобой к министру государствен­ных имуществ — возводится в ранг типичного явления: «Знать, бре­ли-то долгонько они из каких-нибудь дальних губерний». Лиричес­кий герой домысливает то, что на увиденных им из окна мужиках, как говорится, не написано. То же происходит в четверостишии «За заставой, в харчевне убогой...» и, наконец, в знаменитом финале стихотворения «Назови мне такую обитель...». За «Железную доро­гу» редактор «Современника», где она впервые была напечатана, и он же автор стихотворения получил второе, предпоследнее предуп­реждение о возможном закрытии журнала от самого министра внут­ренних дел Валуева, известного автора либерально-реформаторских проектов. Особые нарекания цензуры вызвал на первый взгляд впол­не невинный эпиграф: цензоры поняли, что все «страшно эффект­ное», как выразился один из них, стихотворение придает эпиграфу острый общественный смысл и бросает тень не только на руководив­шего строительством Николаевской железной дороги бывшего глав­ноуправляющего железными дорогами графа Клейнмихеля, но и на его умершего покровителя, и на его ныне царствующего сына. Вто­рая и четвертая части стихотворения, проведенный в них социальный анализ выливались в страшное обвинение правительства в геноциде, как сказали бы сегодня, и спаивании собственного народа.
 
 Как мы видим, стихи Некрасова производили тот же эффект, что и газетные статьи, фельетоны, критическая публицистика. Только в отличие от газетных материалов эти стихи не исчезли в архивах, а живут и будут жить еще долго.[/sms]
04 апр 2008, 09:36
Читайте также
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.