Последние новости
08 дек 2016, 22:43
Группа сенаторов от Республиканской и Демократической партий направили Дональду Трампу...
Поиск

» » » » Сочинение: «Мертвые души» Н.В. Гоголя — удивительная книга


Сочинение: «Мертвые души» Н.В. Гоголя — удивительная книга

Сочинение: «Мертвые души» Н.В. Гоголя — удивительная книга«Мертвые души» Гоголь назвал поэмой. В этом определе­нии жанра произведения есть глубокий смысл. Сатирически рисуя помещичье-чиновничью Русь, Гоголь наполняет про­изведение колоссальным общечеловеческим содержанием. С первой главы появляется, а затем разрастается и усилива­ется мотив дороги. Нарисованная сначала в сниженно-быто-вом плане дорога затем приобретает значение образа-симво­ла — пути, по которому несется Русь навстречу своему великому, хотя неясному будущему.
 
В поэму входят карти­ны бескрайних просторов России, бесконечных степей, в ко­торых есть где разгуляться богатырю. Сатира в произведении Гоголя сочетается с глубоким лиризмом, потому что это про­изведение не только о шести помещиках, о десятке чиновни­ков, об одном приобретателе, даже не о дворянстве, народе, зарождающемся сословии дельцов, — это произведение о России, о ее прошлом, настоящем, будущем, о ее историче­ском предназначении.

Поэма строится как сцепление циклов глав; вводная гла­ва, шесть «помещичьих», «городские главы», наконец, 11-я, подводящая итоги и окончательно проясняющая, кто таков Чичиков (как известно, Гоголь продолжил поэму вторым то­мом, дошедшим до нас в отрывках).

С Гоголем и «гоголевским направлением» (более поздний термин русской критики, введен Н.Г. Чернышевским) обыч­но связывают расцвет реализма в русской прозе. Для него ха­рактерно особое внимание к социальной проблематике, изо­бражение (нередко сатирическое) социальных пороков николаевской России, тщательное воспроизведение социаль­но и культурно значимых деталей в портрете, интерьере, пейзаже и других описаниях; обращение к темам петербург­ской жизни, изображение судьбы мелкого чиновника. Бе­линский считал, что в произведениях Гоголя отражается дух «призрачной» действительности тогдашней России. Белин­ский же подчеркивал, что творчество Гоголя нельзя сводить к социальной сатире (что касается самого Гоголя, то он нико­гда не считал себя сатириком).
[sms]
«Мертвые души» — поэма, в которой историческая тема весьма и весьма значима. Историческая тема, можно ска­зать, въезжает вместе с Чичиковым в город NN. Не успевает он расположиться в трактире и заказать себе сосиски с ка­пустой, как на него взглядывают с исторических полотен ис­торические лица, которым предстоит созерцать его русский обед. Чичиков поедает свои сосиски, мозги с горошком, пу­лярок и пирожки, а исторические герои, смотрящие с кар­тин, только облизываются.
 
История встречает его и в столо­вой Манилова: дети хозяина оказываются Алкидом и Фемистоклюсом, и между ними разыгрываются военные действия, состоящие в том, что Фемистоклюс кусает Алкида за ухо. Чичиков даже поднял несколько бровь, пишет Го­голь, услыхав это «отчасти греческое имя». Появление ан­тичных имен в соседстве с соплей, которую готов уронить в суп Фемистоклюс (в этом прибавлении к имени Фемистокла «юс» есть нечто бесконечно снижающее исторического Фе­мистокла), и бараньей костью, которую грызет Алкид, обма­зывая себе щеки жиром, в мирнейшей и сахарнейшей Мани-ловке производит комический эффект.

Но тема истории не прерывается на этом. Даже на стене дома Коробочки, куда уже ей (истории) вовсе незачем загля­дывать (Манилов все-таки бывший офицер), висит не кто иной, как Кутузов, напоминая Чичикову о славных делах своего отечества, на которые так мало похожи его, чичиков-с,кие, неблаговидные поступки.

Как тени, сопровождают Чичикова в его странствиях обра­зы всяческих всадников и полководцев, вождей революций и мировых знаменитостей. В доме Собакевича «на картинах все были молодцы, все греческие полководцы, гравированные во весь рост: Маврокордато в красных панталонах и мундире, с очками на носу, Колокотрони, Миуали, Канари. Все эти ге­рои были с такими толстыми ляжками и неслыханными уса­ми, что дрожь проходила по телу. Между крепкими греками, неизвестно каким образом и для чего, поместился Баграти­он, тощий, худенький, с маленькими знаменами и пушками внизу...»

И все время, пока между Собакевичем и Чичиковым идет деловой разговор, пока они торгуются и не сходятся в цене на «мертвых», эти портреты (тоже в некотором смысле «мерт­вые души») смотрят на них со стен, принимая участие в тор­ге. «Багратион с орлиным носом, — пишет Гоголь, — глядел со стены чрезвычайно внимательно на эту покупку...» Бед­ная история! Ей ничего не остается делать, как принимать то, что совершается на ее глазах, — она даже съеживается, уменьшается от смущения.

В то же время реализм Гоголя совершенно особого рода. Некоторые исследователи (например, писатель В.В. Набо­ков) вообще не считают Гоголя реалистом, другие называют его стиль «фантастическим реализмом». Дело в том, что Го­голь — мастер фантасмагории. Во многих его сюжетах при­сутствует фантастический элемент. Создается ощущение «смещенной», «искривленной» реальности, напоминающей кривое зеркало. Это связано с гиперболой и гротеском — важнейшими элементами эстетики Гоголя. Многое связыва­ет Гоголя и с романтиками (например, с Э.-Т. Гофманом, у ко­торого фантасмагория часто переплетается с социальной сатирой). Но, отталкиваясь от романтических традиций, Гоголь направляет заимствованные из них мотивы в новое, реалистическое русло.

В «Мертвых душах» много юмора. Не случайно статья В.Г. Короленко о творческой судьбе Гоголя называется «Тра­гедия великого юмориста». В гоголевском юморе преоблада­ет абсурдное начало. Традиции Гоголя унаследовали многие русские юмористы конца XIX и XX в., а также те писатели, которые ориентировались на эстетику абсурда (например, «обэриуты»: Д. Хармс, А. Введенский и другие).

Сам Гоголь был в некотором роде идеалистом и страстно желал «научиться» изображать положительно-прекрасный мир, подлинно гармонические и возвышенно-героические характеры. Склонность изображать только смешное и без­образное психологически тяготила писателя, он испытывал чувство вины за то, что показывает только гротескные, кари­катурные персонажи. Гоголь неоднократно признавался, что передавал этим героям свои собственные душевные пороки, начинял их своей «дрянью и гадостью». Особенно остро эта тема звучит, например, в начале 7-й главы «Мертвых душ», а также в публицистике. В поздние годы творчества Гоголь переживал глубокий душевный кризис и был на грани пси­хического расстройства. В эти годы писатель давал своим ра­нее написанным произведениям неожиданную парадоксаль­ную трактовку. Находясь в тяжелой депрессии, Гоголь уничтожил второй и третий тома поэмы «Мертвые души», и одной из причин этого поступка было болезненное неприятие писателем своего творчества.

С той поры когда Россия начала думать, все образован­ные, чуткие и свободомыслящие русские остро ощущают липкое'прикосновение пошлости. В пошлости есть какой-то лоск, и ее глянец привлек внимание Гоголя-художника, за­думавшего разоблачить эту пошлость. «Мертвые души» об­ращены к стране, где очень легко потерять себя, затеряться в пространстве, потерять свою душу. Сейчас нам это понятно более, чем когда-либо. Символичен здесь образ прокурора с бровями: только после того как он умер, выяснилось, что у него была душа, о существовании которой не подозревал ни он, ни окружающие.

Искренне и надрывно звучит его знаменитая фраза: «Со­отечественники, страшно». Страшно оттого, что нарушаются пропорции в нашей ценностной системе, что перед молодыми людьми возникает соблазн грубых наслаждений и вещных желаний. Читая «Мертвые души», мы поражаемся мелочно­сти, пошлости. Однако, дойдя до точки духовного небытия, до описания Плюшкина, мы вдруг встречаем описание сада, и чувствуем пробуждение надежды.[/sms]
28 ноя 2007, 10:10
Читайте также
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.