Последние новости
07 дек 2016, 23:23
Чтобы остановить кровопролитие в Алеппо, нужно проявить здравый смысл, сказал...
Поиск

» » » » Сочинение: Как развивается тема свободы в лирике А.С. Пушкина?


Сочинение: Как развивается тема свободы в лирике А.С. Пушкина?

Сочинение: Как развивается тема свободы в лирике А.С. Пушкина?  Уже в лицейской лирике Пушкина звучат свободолюби­вые мотивы. В стихотворении «Лицинию» юный поэт высту­пает против рабства и тирании. Изображая Древний Рим, он подразумевает Россию. «Свободой Рим возрос, а рабством по­гублен», — звучало как грозное предупреждение тиранам. Современники это хорошо понимали. В 1817 году Пушкин пишет оду «Вольность». В первых же строках он определяет цель своего произведения: «Хочу воспеть свободу миру, на тронах поразить порок». Поэт обличает «тиранов мира», по­пирающих естественное право народа на свободу.

Он призыва­ет свято соблюдать Закон, которому одинаково подвластны и народ, и царь: Нарушение Закона, по мнению поэта, гибельно для государства. Одним из самых смелых политических сти­хотворений Пушкина является «Деревня», написанная в 1819 году, в которой он гневно осудил крепостничество. «Пустынный уголок», «приют спокойствия, трудов и вдох­новения...» — такой сначала предстает перед поэтом дерев­ня. Но жизнь разрушила красивые иллюзии. Поэт увидел не только красивый и мирный пейзаж. Он поражен зрелищем рабства, беззакония и несправедливости:

Здесь барство дикое, без чувства, без закона,
Присвоило себе насильственной лозой
И труд, и собственность, и время земледельца.

Это он называет «убийственным позором». Поэт-гражда­нин выступает не только от своего лица, но и от имени пере­довых людей, жаждущих освобождения народа. Вольнолю­бие с особой силой проявилось в стихотворении 1918 года «К Чаадаеву». Радость жизни и счастье человек, по мнению поэта, может постичь в свободном обществе. Поэтому в сти­хотворении на первый план выдвигается мысль об отчизне, служение которой становится потребностью поэта:

Пока свободою горим,
Пока сердца для чести живы,
Мой друг, отчизне посвятим
Души прекрасные порывы.

[sms]
В период южной ссылки он пишет стихотворение «Уз­ник», в котором сравнивает себя, политического ссыльного, с гордой птицей, «вскормленной в неволе»:

Сижу за решеткой в темнице сырой,
Вскормленный в неволе орел молодой.


Тоска по воле, свободе звучит в этом стихотворении. Со­бытия декабря 1825 года и дальнейшая судьба друзей-декаб­ристов потрясли поэта. В 1827 году он пишет стихотворение «Арион». Это его поэтический отклик на политические собы­тия в стране: «Я гимны прежние пою...» Пушкин остался ве­рен вольнолюбивым идеалам молодости, идеалам своих дру­зей-декабристов. Это он еще раз подтверждает в стихотворе­нии «Во глубине сибирских руд...» (1827). Стихотворение — дружеское послание друзьям-единомышленникам. В нем звучит глубокая вера, что «дум высокое стремленье» не про­падет.

В стихотворении «Анчар» (написано в 1828 году) поэт сравнивает самодержавную власть с древом яда — анчаром. «Яд каплет сквозь его кору», неся гибель всему живому.

Но человека человек
Послал к анчару властным взглядом:
И тот послушно в путь потек,
И к утру возвратился с ядом.

... А царь тем ядом напитал
Свои послушливые стрелы
И с ними гибель разослал
К соседям в чуждые пределы.


В начале 1827 года Пушкин был в Москве. 19 января он получил вызов московского обер-полицмейстера генерала Шульгина. Вызов встревожил его — только что он послал с Александрией Муравьевой, женой декабриста, в Сибирь сти­хотворение, адресованное в «каторжные норы» его друзьям:

Во глубине сибирских руд
Храните гордое терпенье,
Не пропадет ваш скорбный труд
И дум высокое стремленье.


Если бы эти строки попались властям, ему бы несдобро­вать: умысел на цареубийство он называет «дум высокое стремленье», а каторжанам сулит — светлое будущее:

Оковы тяжкие падут,
Темницы рухнут — и свобода
Вас примет радостно у входа,
И братья меч вам отдадут.


Мало-мальски образованный жандарм может без труда догадаться, что Пушкин предсказывает России революцию, подобную французской, которая ведь и началась с падения зловещей Бастилии. А богине Свободы он, Пушкин, воспев­ший ее прежде в оде «Вольность», недавно посвятил боль­шую историческую элегию «Андрей Шенье». Французский поэт, которого обезглавят якобинские диктаторы, поет ее на­кануне гильотины:

Заутра казнь, привычный пир народу;
Но лира юного певца
О чем поет? Поет она свободу:
Не изменилась до конца!

А дальше — гимн, сочиненный за Андре Шенье Пушки­ным, гимн во славу Свободы:

Приветствую тебя, мое светило!

«Андрей Шенье» его не тревожит; стихотворение это — о революции французской, а не русской. Да и цензор выкинул из элегии большой кусок, которого испугался, — как раз гимн Свободе, так что теперь уж и придраться не к чему. Не­сколько лет назад Пушкин сказал о вредоносной деятельно­сти цензора Бирукова — «самовластная расправа трусливого дурака». К нему, Бирукову, обращено пушкинское «Посла­ние цензору» — оно хоть и не напечатано, но всем литерато­рам известно, в бесчисленных списках ходит. Писатели по­вторяют про себя, да и вслух:

А ты, глупец и трус, что делаешь ты с нами?
Где должно б умствовать, ты хлопаешь глазами;
Не понимая нас, мараешь и дерешь;
Ты черным белое по прихоти зовешь:
Сатиру пасквилем, поэзию развратом,
Глас правды мятежом, Куницына Маратом.
На все кидаешь ты косой, неверный взгляд,
Подозревая все, во всем ты видишь яд.

Пушкин тогда великодушно объяснил цензору, что уси­лия его бесплодны — те, кто задумает обойти цензуру, обой­дут ее, он постоянно оказывается нерадивым сторожем:

Чего боишься ты? поверь мне, чьи забавы —
Осмеивать Закон, правительство иль нравы,
Тот не подвергнется взысканью твоему;
Тот не знаком тебе, мы знаем почему,
И рукопись-его, не погибая в Лете,
Без подписи твоей разгуливает в свете.

Так беседовал Пушкин с Александром Бируковым в 1822 го­ду. В том давнем послании поэт советовал цензору поумнеть или, говорил он ему, «хоть умного себе возьми секретаря»:

Где славный Карамзин снискал себе венец,
Там цензором уже не может быть глупец.
Исправься ж: будь умней и примирися с нами.


Французская поговорка гласит: «Когда человек глуп, это навсегда». Не поумнела и вся цензура в целом. Для чего «уг­рюмый сторож муз» выбросил из «Андрея Шенье» гимн Сво­боде? Пушкин пытался ему втолковать и кто такой Шенье, и в каком смысле в его, Пушкина, элегии говорится о Свободе. Но цензор его уговорам не внял и гимн запретил.

Андре Шенье — Пушкин впервые увидел это имя в книге Шатобриана «Гений христианства», появившейся в самом начале века, в 1802 году. Совсем еще юный Пушкин прочел: «Революция отняла у нас человека, обещавшего редкий та­лант в эклоге; то был Андре Шенье». Судьба Шенье была известна: он оказался жертвой гильо­тины. Шенье слыл замечательным поэтом, но лишь позднее, в 1819 году, французский критик Анри Латуш впервые опубли­ковал его сочинения, а также рассказ о его жизни и гибели. Рассказ этот произвел глубокое впечатление на Пушкина.

С тех пор как появилось издание Латуша, Пушкин с ним не разлучался: он читал Шенье и, переводя его стихи, как бы творил вместе с ним.

Андре Шенье, тот, кого Пушкин называл певцом Свобо­ды, взошел на эшафот 13 июля 1794 года. Порой история подстраивает людям неправдоподобные шутки. Другой пе­вец Свободы, Кондратий Рылеев, взошел на свой эшафот тридцать два года спустя, не в Париже, а в Петербурге, и — не странно ли? — тоже 13 июля.

Не будем сомневаться: Пушкин заметил роковое совпаде­ние двух черных дат. Он мог и о Рылееве сказать то, что ска­зал об Андре Шенье:

Умолкни, ропот малодушный!
Гордись и радуйся, поэт:
Ты не поник главой послушной
Перед позором наших лет;
Ты презрел мощного злодея...


Пушкин для нас — певец любви и свободы. Свободолюби­вая лирика поэта — важнейшее проявление общего колорита его поэзии, который В.Г. Белинский афористично охаракте­ризовал так: «Общий колорит поэзии Пушкина, и в особен­ности лирической, — внутренняя красота человека и лелею­щая душу гуманность».[/sms]
27 ноя 2007, 15:35
Читайте также
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.