Последние новости
25 фев 2017, 16:49
Американские ВВС собираются через несколько лет разместить на Ближнем Востоке истребители...
Поиск



Бумеранг Фемиды

 Увеличить картинкуБывший замгенпрокурора Владимир Колесников не долго тосковал без любимого начальника Владимира Устинова. Сегодня Владимир Путин снова назначил его на привычную должность с той лишь разницей, что теперь Колесников стал заместителем Устинова не в Генпрокуратуре, а в Министерстве юстиции.Бывший замгенпрокурора Владимир Колесников, известный в числе прочего своим красноречием, вернулся на свою старую должность, хотя и в другом ведомстве. В понедельник президент своим указом назначил экс-замгенпрокурора заместителем министра юстиции. Из Генпрокуратуры Колесников уволился вслед за Владимиром Устиновым, который, как известно, этим летом поменялся должностями с бывшим министром юстиции и нынешним генпрокурором Юрием Чайкой. Таким образом, Колесников окончательно вернулся работать в том же качестве к своему постоянному патрону.

Колесников уволился из Генпрокуратуры вместе с остальными 12 заместителями генпрокурора после того, как Устинов возглавил Министерство юстиции. То, что в ведомстве большая часть бывших соратников Устинова не останется, стало ясно после назначения Юрия Чайки, бывшего главы Минюста, на пост генпрокурора. Из ведомства ушли «важняки» Салават Каримов и Юрий Бирюков, известные расследованиями по делам ЮКОСа, «Трем китам» и другим. Прокуратуру покинул и замгенпрокурора по Южному федеральному округу Николай Шепель, который вел расследование захвата заложников в Беслане в сентябре 2004 года.

А в середине лета начался взаимный обмен кадрами между двумя ведомствами. Первой в Минюст рокирнулась пресс-секретарь экс-генпрокурора генерал Наталия Вишнякова, также известная своими громкими высказываниями. Из правоохранительного ведомства она была уволена по собственному желанию «в связи с выходом на пенсию по выслуге лет». Однако свежеиспеченная пенсионерка довольствовалась заслуженным отдыхом считанные дни и вскоре приступила к аналогичной работе у Устинова уже в другом министерстве.

Затем заместителями министра Устинова стали бывший замгенпрокурора по Центральному округу Николай Савченко и экс-прокурор по Московской области Сергей Васильев. Что касается Колесникова, то в середине июля он получил лишь должность помощника министра юстиции.

Казалось, что известный своими скандальными высказываниями Колесников особо не рассчитывал продолжить работу в том же качестве. Но сидеть сложа руки главный оратор ведомства не собирался: в начале лета прокурор заявил о намерении податься в политику. Правда, он говорил, что собирается еще год поработать в родном ведомстве, но Кремль распорядился иначе. В итоге Колесников, решивший попасть в Государственную думу в 2007 году, занялся выбором наиболее достойной политической партии. Выбирал бывший замгенпрокурора долго и со вкусом, но в конце сентября все равно остановился на «Единой России». В рамках политической деятельности он собирался заниматься тем, чем и раньше, – борьбой с преступностью.

Теперь ему вряд ли удастся совмещать политическую карьеру с новой должностью в Минюсте.

Но оставил ли Колесников свои политические амбиции, пока не известно. Судя по его деятельности в Генеральной прокуратуре, скорее всего, нет. Именно Колесников, помимо пресс-секретаря Вешняковой, славился наиболее скандальными заявлениями, скорее подходящими для политика жириновского толка, чем для прокурора. И не раз ему прочили скорую отставку как раз за публичные выступления.

Скажем, в этом году Колесников вдруг заговорил о необходимости изменить Конституцию. Он заверил, что это могло помочь борьбе с коррупцией. «Для борьбы с коррупцией необходима воля президента и пересмотр основного закона –Конституции, – рекомендовал тогда еще прокурор. – Конституция, написанная для процветания олигархов, должна быть изменена не через референдум, а через Госдуму и Совет федерации». Ранее инициативы Колесникова были менее радикальными.

В 2004 году он предлагал ввести уголовную ответственность за ваххабизм, что, полагал он, способствовало бы успешной борьбе с терроризмом. Колесников высказал мысль, что ваххабиты «зомбируют детей», которые потом «изучают джихад, потом в руки автомат, и так детей превращают в уголовников».

Тогда инициативу беспокойного замгенпрокурора практически никто не поддержал.

Наиболее скандальные заявления Колесникова касались громких уголовных дел.

В 2003 году после убийства депутата Сергея Юшенкова Колесников заявил РИА «Новости»: «Какой политический террор? Мы – самая свободная страна в мире, ни в одной стране мира нет такой свободы высказываться, говорить. Воровать меньше надо, тогда стрелять не будут». После этого пресс-служба ведомства еще долго уверяла, что прокурор не имел в виду громкие убийства политиков.

Эмоций бывший замгенпрокурора не скрывал и по поводу дела ЮКОСа. Еще осенью 2003 года, когда бывшего главу нефтяной компании Михаила Ходорковского только задержали, замгенпрокурора сообщил, что олигарх получит 10 лет лишения свободы. «Больше, к сожалению, дать не можем», – чистосердечно признался он и почти не погрешил против истины.

Колесников внес свою своеобразную лепту и в расследование трагедии в Беслане. Осенью прошлого года он возглавил комиссию Генпрокуратуры, которая отправилась в Северную Осетию, чтобы на месте разобраться, как проходит расследование. Замгенпрокурора высказал свою версию происшедшего, из которой следовало, что оперативный штаб и российские военные ни в коей мере не виноваты в гибели детей. Те показания, которые давали бывшие заложники и очевидцы теракта, ему не понравились: «Часть свидетелей дают показания, построенные не на собственных наблюдениях, а на основе публикаций в СМИ и слухах».

Не исключено, что теперь, на новой должности, Колесников продолжит изрекать афоризмы и максимы, которые другие чиновники произносить не решаются.

04 дек 2006, 22:37
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.