Последние новости
09 дек 2016, 10:42
Выпуск информационной программы Белокалитвинская Панорама от 8 декабря 2016 года...
Поиск

» » » » Нужно ли идти против течения


Нужно ли идти против течения

Нужно ли идти против теченияРассмотрим следующую очень частую причину кон­фликтов при попытке сотрудничать с ребенком. Бывает, родитель готов учить или помогать сколько угодно и за тоном своим следит — не сердится, не приказывает, не критикует, а дело не идет. Такое случается с излишне за­ботливыми родителями, которые хотят для своих детей больше, чем сами дети.
 
Запомнился один эпизод. Это было на Кавказе, зимой, во время школьных каникул. На лыжном склоне катались взрослые и дети. А посередине горы стояла небольшая группа — мама, папа и их десятилетняя дочка. Дочка — на новых детских горных лыжах (редкость в то время), в за­мечательном новом костюме. Они о чем-то спорили. Ока­завшись рядом, я невольно услышала следующий разговор:
 
—Томочка, — говорил папа, — ну сделай хоть один поворот!
 
—Не буду, — капризно дергала плечами Тома.
 
—Ну, пожалуйста, — включалась мама.
 
— Нужно только немного толкнуться палками. Смотри, папа сей­час покажет (папа показывал).
 
—Сказала не буду — и не буду! Не хочу, — говорила девочка, отворачиваясь.
 
—Тома, мы ведь так старались. Специально ехали сюда, чтобы ты научилась, за билеты дорого заплатили.
 
—А я вас не просила!
 
Сколько детей, — подумала я, — мечтают о таких вот лыжах (для многих родителей они просто не по средст­вам), о такой возможности оказаться на большой горе с подъемником, о тренере, который научил бы кататься. А у этой нарядной девочки есть все. Но она, как птица в золотой клетке, ничего не хочет. Да и трудно захотеть, когда вперед любому твоему желанию «забегают» сразу и папа, и мама.
 
Нечто похожее порой происходит с уроками. В пси­хологическую консультацию обратился отец пятнадца­тилетней Оли. Дочь ничего не делает по дому, в магазин сходить не допросишься, посуду оставляет грязной, белье свое тоже не стирает, оставляет намоченным на 2-3 дня.
 
Вообще-то родители готовы освободить Олю от всех дел — лишь бы училась. Но учиться она тоже не хочет. Придет из школы — либо на диване лежит, либо на телефоне висит. Скатилась на «тройки» и «двойки». Родители не пред­ставляют, как она в десятый класс перейдет. А о выпу­скных экзаменах и вовсе думать боятся. Мама работает так, что через день дома. Эти дни она думает только об Олиных уроках.
 
Папа звонит с работы: села ли Оля зани­маться? Нет, не села: «Вот папа придет с работы, с ним и буду учить». Папа едет домой и в метро учит по Олиным учебникам историю, химию. Приезжает домой «во всеоружии». Но не так-то легко упросить Олю сесть за­ниматься. Наконец, где-то в десятом часу Оля делает одолжение. Читает задачу — папа пытается ее объяс­нить. Но Оле нe нравится, как он это делает: «Все равно непонятно». Упреки Оли сменяются уговорами папы. Минут через десять вообще все кончается. Оля оттал­кивает учебники, иногда закатывает истерику. Родите­ли теперь думают, не нанять ли ей репетиторов.

Ошибка Олиных родителей не в том, что они очень хотят, чтобы их дочка училась, а в том, что они этого хо­тят, если можно так выразиться, вместо Оли.
 
В таких случаях мне всегда вспоминается анекдот. Бегут по перрону люди, торопятся, опаздывают на по­езд. Поезд тронулся. Еле-еле догоняют последний вагон, вскакивают на подножку, им кидают вдогонку вещи, по­езд уходит. Оставшиеся на перроне в изнеможении па­дают на чемоданы и начинают громко хохотать. «Чему вы смеетесь?», — спрашивают их. — «Так ведь уехали то наши провожающие!».
 
Согласитесь, родители, которые готовят уроки за своих детей, или «поступают» вместе с ними в вуз, в ан­глийскую, математическую, музыкальную школы, очень похожи на таких rope-провожающих. В своем эмоцио­нальном порыве они забывают, что ехать-то не им, а ре­бенку. И тогда тот чаще всего «остается на перроне».
 
Так случилось и с Олей, чью судьбу удалось просле­дить в течение следующих трех лет. Она с трудом окон­чила школу и даже поступила в неинтересный для нее инженерный вуз, но, не закончив и первого курса, бро­сила учиться.
 
Родители, которые слишком многого хотят за ребен­ка, как правило, сами трудно живут. У них не остается ни сил, ни времени на собственные интересы и личную жизнь. Тяжесть их родительского долга понятна — ведь приходится все время тащить лодку против течения!
 
А чем это оборачивается для детей? Передо мной мама с четырнадцатилетней дочкой. Мама — энергичная женщина с громким голосом. Доч­ка — вялая, безразличная, ничем не интересуется, ничего не делает, никуда не ходит, ни с кем не дружит. Правда, она вполне послушная, по этой линии у мамы к ней ника­ких претензий.
 
Оставшись наедине с девочкой, спрашиваю: «Если бы у тебя была волшебная палочка, что бы ты у нее попро­сила?» Девочка надолго задумалась, а потом тихо и не­решительно ответила: «Чтобы я сама хотела того, что хотят от меня родители».
 
Ответ меня глубоко поразил, насколько же родители могут отнять у ребенка энергию его собственных желаний.
 
Но это крайний случай. Гораздо чаще дети борются за право желать и получать то, в чем они нуждаются. И если родители настаивают на «правильных» делах, то ребенок с тем же упорством начинает заниматься «не­правильными», не важно чем, лишь бы своим или пусть даже «наоборот». Особенно часто это случается с подро­стками. Получается парадокс: своими стараниями родители невольно отталкивают детей от серьезных занятий и ответственности за собственные дела.
 
К психологу обращается мама Пети. Знакомый ком­плекс проблем: «не тянет» девятый класс, уроки не дела­ет, книгами не интересуется, в любую минуту норовит ускользнуть из дома. Мама потеряла покой, очень озабо­чена Петииой судьбой, что с ним будет? Кто из него вы­растет? Петя же — румяный, улыбчивый «ребенок», на­строен благодушно. Считает, что все в порядке. Неприятности в школе? Ну ничего, как-нибудь уладят­ся. А вообще — жизнь прекрасна, вот только мама от­равляет существование.
 
Сочетание слишком большой воспитательной ак­тивности родителей и инфантильности, то есть незрело­сти, детей — очень типично и абсолютно закономерно. Почему? Механизм здесь простой, он основан на дейст­вии психологического закона:

Личность и способности ребенка развиваются только в той деятельности, которой он занимается по собственному желанию и с интересом. «Можно затащить лошадь в воду, но нельзя заста­вить ее пить», - гласит мудрая пословица. Можно за­ставить ребенка механически заучивать уроки, но такая «наука» осядет в его голове мертвым грузом. Больше то­го, чем настойчивее будет родитель, тем нелюбимее, ско­рее всего, окажется даже самый интересный, полезный и нужный школьный предмет.
15 окт 2007, 10:50
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.