Последние новости
11 дек 2016, 01:40
Дом на Намыве в Белой Калитве по ул. Светлая, 6 давно признан аварийным. Стена первого...
Поиск

» » » » Привычные реакции: советы, нотации, критика


Привычные реакции: советы, нотации, критика

Привычные реакции: советы, нотации, критика4. Советы, готовые решения: «А ты возьми и скажи...», «Почему бы тебе не попробовать...», «По моему, нужно пой­ти и извиниться», «Я бы на твоем месте дал сдачи».

Как правило, мы не скупимся на подобные советы. Больше того, считаем своим долгом давать их детям. Ча­сто приводим в пример себя.

«Когда я был в твоем возрасте...» Однако дети не склонны прислушиваться к нашим советам. А иногда они открыто восстают: «Ты так думаешь, а я по друго­му», «Тебе легко говорить», «Без тебя знаю!».

Что стоит за такими негативными реакциями ребен­ка? Желание быть самостоятельным, принимать решения самому. Ведь и нам, взрослым, не всегда приятны чужие советы. А дети гораздо чувствительнее нас. Каждый раз, советуя что-либо ребенку, мы как бы сообщаем ему, что он еще мал и неопытен, а мы умнее его, наперед все знаем.

Такая позиция родителей — позиция «сверху» — раздражает детей, а главное, не оставляет у них желания рассказать больше о своей проблеме.

В следующем разговоре отец не избежал подобной ошибки.

В субботу вечером сын в заметно подавленном наст­роении слоняется по дому.

ОТЕЦ: Ты что такой кислый?

СЫН: Да так, делать ничего не хочется.

ОТЕЦ: Пойди погуляй, погода какая хорошая.

СЫН: Нет, гулять не хочу.

ОТЕЦ: Ну, позвони Мише, сыграйте в шахматы.

СЫН: В шахматы надоело, да и Мишка сегодня занят.

ОТЕЦ: Возьми в конце концов книжку!

СЫН: Да ладно, пап, чего ты привязался. Не понимаешь ты меня. (Уходит в другую комнату, закрывает дверь.)

Разговор пошел иначе, когда отец вспомнил о мето­де активного слушания. Через некоторое время он захо­дит в комнату сына, садится рядом.

ОТЕЦ (положив руку на плечо мальчика): Все еще плохое настроение.

СЫН: Да, плохое.

ОТЕЦ (помолчав): Делать ничего не хочется.

СЫН: Ага, а тут еще этот доклад.

ОТЕЦ: Задали доклад приготовить.

СЫН: Ну да, к понедельнику, по мифам Древней Гре­ции, а книжки нет, по чему буду готовить?

ОТЕЦ: Думаешь, где найти материал.

СЫН: Вот именно, негде... (Пауза.) Есть, правда, од­на идея, у Кольки дома — энциклопедия.

ОТЕЦ: Пожалуй, там про это написано.

СЫН (уже бодрее): Сейчас я ему позвоню.

Звонит, договаривается о книге, говорит: «А потом погуляем».

Как часто дети сами приходят к тому же, что мы пе­ред этим пытались им посоветовать. Но им надо самим принять решение — это их путь к самостоятельности. Очень важно давать детям такую возможность, хотя это, конечно, труднее, чем дать совет.

5. Доказательства, логические доводы, нотации, «лекции»: «Пора бы знать, что перед едой надо мыть ру­ки», «Без конца отвлекаешься, вот и делаешь ошибки», «Сколько раз тебе говорила. Не послушалась — пеняй на себя».

И здесь дети отвечают «Отстань», «Сколько мож­но», «Хватит!» В лучшем случае они перестают нас слы­шать, возникает то, что психологи называют «смысло­вым барьером», или «психологической глухотой».

Папа и пятилетняя Вера идут по весенней улице. Та­ет снег, на тротуаре лужи. Вера проявляет повышенный интерес к лужам и сугробам.
 
Папа: «Вера, если ты бу­дешь наступать в воду, ты промочишь ноги. Если ты про­мочишь ноги, твой организм охладится. Если он охладит­ся, ты можешь легко подхватить инфекцию. Ты должна знать, что весной в городе всюду много микробов».

Вера (наступая в очередную лужу): «Пап, а почему у дяденьки, который прошел, такой красный нос?»

6. Критика, выговоры, обвинения: «На что это по­хоже!», «Опять все сделала не так!», «Все из-за тебя!», «Зря я на тебя понадеялась», «Вечно ты!»

Вы, наверное, уже готовы согласиться с тем, что ни­какой воспитательной роли такие фразы сыграть не мо­гут. Они вызывают у детей либо активную защиту, ответ­ное нападение, отрицание, озлобление, либо уныние, подавленность, разочарование в себе и в своих отноше­ниях с родителем. В этом случае у ребенка формируется низкая самооценка, он начинает думать, что он и в самом деле плохой, безвольный, безнадежный, что он неудач­ник. А низкая самооценка порождает новые проблемы.

Вера некоторых родителей в воспитательное значе­ние критики поистине безмерна Только этим можно объяснить, что иногда в семьях замечания вперемежку с командами становятся главной формой общения с ре­бенком.

Давайте проследим, что может слышать ребенок в течение дня: «Вставай», «Сколько можно валяться?», «Посмотри, как у тебя заправлена рубашка», «Опять с вечера не собрал портфель», «Не хлопай дверью, малыш спит», «Почему опять не вывел собаку (не покормил кошку)? Сам заводил, сам и следи», «Опять в комнате черт знает что!», «За уроки, конечно, не садился», «Сколько раз говорила, чтобы мыл за собой посуду», «Устала напоминать про хлеб», «Гулять не пойдешь, по­ка...», «Сколько можно висеть на телефоне?», «Ты ког­да-нибудь будешь ложиться спать вовремя?!»

Помножьте эти высказывания на количество дней, недель, лет, в течение которых ребенок все это слышит. Получится огромный багаж отрицательных впечатле­ний о себе, да еще полученных от самых близких людей. Чтобы как-то уравновесить этот груз, ему приходится доказывать себе и родителям, что он чего-то стоит. Са­мый первый и легкий способ (он, кстати, подсказывает­ся родительским стилем) — это подвергнуть критике требования самих родителей

Что же может спасти положение, если ситуация в семье сложилась именно таким образом?

Первый и главный путь — постарайтесь обращать внимание не только па отрицательные, но и на положительные стороны поведения вашего ребенка Не бойтесь, что слова одобрения в его адрес испортят его. Нет ничего более пагубного для ваших отношений, чем такое мнение. Для начала найдите в течение дня не­сколько положительных поводов сказать ребенку доб­рые слова. Например:

«Спасибо, что ты сходил в сад за малышом», «Хоро­шо, что ты пришел, когда обещал», «Мне нравится готовить с тобой вместе».

Иногда родители думают, что ребенок и так знает, что его любят, поэтому положительные чувства ему вы­сказывать необязательно. Это совсем не так.

Вот горькое признание одной одиннадцатилетней де­вочки. «Моя мама меня не любит, я это точно знаю. Я про­веряла это много раз. Вот, например, на днях Олег (стар­ший брат) принес ей цветочки, и она ему улыбнулась. Вчера я тоже купила ей цветы, принесла и внимательно наблюдала за ее лицом: она мне не улыбнулась. Так что теперь я точно знаю: Олега она любит, а меня — нет».

Приходит ли нам в голову, что дети так буквально истолковывают наше поведение, слова, выражение ли­ца? Всегда ли мы учитываем, что дети воспринимают мир в черно-белых тонах либо безусловно — да, либо бе­зусловно — нет?

И еще вопрос: а мы сами хорошо бы выживали в ус­ловиях постоянной бомбардировки критикой со сторо­ны нашего самого близкого человека? Не ждали бы мы от него добрых слов, не тосковали бы пo ним?
15 окт 2007, 09:18
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.