Последние новости
03 дек 2016, 15:27
Украинские силовики стягивают минометы, танки и реактивные системы залпового огня (РСЗО)...
Поиск



» » » Хищники. Семейство кошек (Felidae). Королевский тигр (Felis tigris)


Хищники. Семейство кошек (Felidae). Королевский тигр (Felis tigris)

Хищники. Семейство кошек (Felidae). Королевский тигр (Felis tigris)Один из самых типичных представителей семейства кошек—коро­левский тигр (Felis tigris), с одной стороны, красивейшее из животных, с другой—ужаснейший и наиболее опасный для человека из всех хищных зверей. Это истинная язва всех стран, где он водится. Это настоящий бич Индии, приносящий в жертву своей свирепости ежегодно страшные человеческие гекатомбы (до тысячи человек).
 
Великолепный мех, светло-желтый, с темными поперечными полосами, круг­лая голова, обрамленная длинными бакенбардами, продолговатое туловище более сажени длиной (230—260 см, причем самки на 30—40 см меньше) и, наконец, длинный хвост,— такова наружность королевского тигра. Бархатные лапы скрывают огромные втяжные когти, а пасть вооружена необыкновенно острыми зубами. Физическая сила тигра может быть сравнима лишь с силой стальных мускулов африканского льва: одним ударом лапы ужасный зверь может причинить рану в пять дюймов глубины и переломить бедренную кость верблюда, а в зубах может тащить целого быка несколько миль. Ловкость исполинской кошки соответствует ее силе: как змея, крадется тигр к своей добыче, незаметный в чаще даже для опытного глаза, и одним гигантским прыжком бросается на несчастную жертву, редко давая промах.
 
Кроме того, он превосходно лазает по деревьям и отлично плавает даже по быстрой реке. Если прибавить сюда беспримерную свирепость и кровожадность, характе­ризующую нрав тигра, его хитрость и необыкновенную дерзость, то станет по­нятным, почему обитатели Азии считают это животное за исчадие самого ада. Любимым местопребыванием полосатых хищников являются заросшие тростником берега рек, а также непроходимые заросли бамбука и водяных растений, так называемые в Индии джунгли, где каждая пара хищников имеет свои определенные логовища.
 
Строго говоря, нет ни одного живого существа, которое могло бы считать себя в безопасности от нападения ужасного хищника. Слон, носорог и бешеный буйвол—вот единственные противники, которых тигр, и то не всегда, остав­ляет в покое. Замечательно, что буйволы не только не боятся огромной кошки, но даже сами нападают на нее, чего не отваживается делать даже слон. И часто удары мощных рогов оказываются действительнее когтей тигра. Оттого ин­дус только тогда и считает себя безопасным в джунглях, когда едет на буйволе, между тем как едущие на спине слона нередко подвергаются нападе­нию хищника.
 
Другие животные, также спасающиеся от когтей тигра, но иным способом,— павлины и обезьяны, наполняющие леса и камыши Индостана. Если павлины внезапно взлетают на воздух с резкими криками, если обезьяны вдруг подни­мают страшный гам—это верный признак, что где-нибудь поблизости кра­дется тигр. Тогда человек приготовляет свое оружие, а все прочие живые су­щества зорко осматриваются кругом, готовясь бежать.
 
 Не ограничиваясь животными, царь джунглей не только не избегает, но даже с особенной охотой нападает и на человека. В Индии, Индокитае, Тур­кестане, Персии, на р. Амуре, на островах Яве и Суматре—словом, везде, где во­дится свирепая кошка, ежегодно тысячи людей делаются ее жертвами. Ни огонь, ни вода, ни оружие—ничто не спасает жителей этих стран.
 
Особенно часто становятся жертвами кровожадного чудовища индийские поч­тальоны, носящие письма. В ущелье Куткум-Занди одно время лежала в засаде свирепая тигрица, в течение нескольких месяцев ежедневно умерщвлявшая по одному человеку из проходивших почтарей. Барабанный бой, факелы, сильный конвой—все было бесполезно. Подобным же образом однажды Гузуратская про­винция была совершенно отрезана от других областей, так как все почтальоны аккуратно похищались тиграми, причем один раз хищник вместо человека схватил чемодан с письмами.
 
Даже военные отряды страдают от тигров. Горе солдату, отставшему от товарищей во время перехода по джунглям: он наверное делается жертвой чудовища. Форбес передает, что раз тигры в одну ночь сожрали трех хорошо вооруженных часовых из английского отряда.
 
Дерзость свирепой кошки доходит до того, что она врывается в дома, проникает в деревни, даже города и нередко среди белого дня хватает про­хожих. Раз тигр на о. Яве сломал крышу хижины, схватил одного из вось­ми яванцев, сидевших в последней, и уволок его через проделанное отвер­стие, несмотря на крик остальных. По словам Буханана, из одного местечка в Индии тигры похитили в течение двух лет восемьдесят человек! Неудиви­тельно, что многие деревни на берегах Ганга были брошены жителями единственно из страха перед этим бичом.
 
Многие путешественники сообщают также, что они были очевидцами, как тигр бросался с берега в воду и плыл к лодке, чтобы напасть на гребца. Англичанин Тайрер сам испытал подобное нападение. Однажды он ехал по Гангу из Калькутты на остров Сангар. Достигши берега, он высадился на остров, но едва успел сделать несколько шагов, как заметил полосатую шкуру ужасного зверя. Спасаясь от гибели, Тайрер кинулся в воду и поплыл к привезшей его лодке, которая уже отъехала от берега. Чудовище бросилось за ним и уже настигало беглеца. Тогда несчастный, не видя иного средства спа­стись, нырнул вглубь и долгое время плыл под водой. Когда он вынырнул обратно, то с радостью заметил, что ужасный преследователь, потеряв из виду свою жертву, повернул назад. Другой тигр приплыл через реку к небольшой барке, несмотря на крики экипажа, который в ужасе побросался в воду. Взобравшись на палубу, свирепый зверь гордо уселся в передней части и стал спокойно смотреть, как судно несет по течению. Когда это надоело ему, тигр кинулся назад в реку, быстро достиг берега и скрылся в джунглях...
 
Терпя страшные бедствия от тигров, человек употребляет все усилия для борьбы с чудовищами, и лишь в некоторых областях Индии суеверные жители, считая тигра божеством, не осмеливаются приносить ему никакого вреда.
 
 Единственное надежное оружие для охоты за тигром—это огнестрельное или отравленное. Вооруженный хорошим штуцером, знаменитый Генрих Рамус убил в течение своей жизни около 360 чудовищ. Другой знаменитый охотник за тиграми, лейтенант Райе, перебил их около 70. Целый остров Косинбазар был совершенно очищен от тигров одним немцем, которому не раз приво­дилось умерщвлять по пяти ужасных кошек в день. Подобные истребители встречаются и среди малайцев Явы и Суматры, только вместо двухстволок они вооружены неизменным сарбаканом, маленькая стрелка которого, отравленная ядом, действует вернее даже разрывной пули. Еще лучше соединять оба способа охоты—бить тигров пулями, отравленными сильным ядом, напр. стрихнином. Получив малейшую царапину от такой пули, тигр погибает.
 
 Раджи и набобы Индии, а также высокопоставленные англичане часто охо­тятся на тигра со спины слонов. Эта охота так известна, что нет нужды ее описывать.
 
Другой способ охоты на тигров, нередко употребляемый князьями в Индии, состоит в следующем. Известное пространство огораживают высокими бамбуковыми шестами, на которые вешаются крепкие сети. Затем огромная облава загонщиков, с огнями, барабанами, трещотками, окружает джунгли и медленно подвигается по направлению к сетям. Время от времени огненные ракеты с шипением пролетают над чащей, наводя ужас на ее дикое население. Испу­ганные тигры несутся к огороженному месту, запутываются в сетях и поги­бают под выстрелами охотников.
 
Много и других способов придумал человек для истребления своего ужасного врага. Иногда на том месте, где должен появиться тигр, насыпают множество листьев, намазанных клеем. Последние плотно пристают к лапам чудовища, которое зубами пытается содрать их, но взамен того залепляет ими всю морду. Рассвирепев от напрасных попыток, тигр с яростным ревом начинает кататься по земле и окончательно превращается в движущуюся массу, залепленную листьями, ничего не видящую и не слышащую. Между тем, услы­шав рев беспомощного врага, охотник бежит по его направлению и легко убивает чудовище.
 
 Вполне безопасный способ охоты представляет и охота на тигра в клетке. Устраивают прочную бамбуковую клетку и ставят ее на пути зверя. С наступлением ночи охотник входит в нее и старается всячески привлечь к себе внимание тигра. Последний бросается к добыче и, встав на задние лапы, сильно трясет решетку передними. Этим моментом и пользуются: отрав­ленное копье глубоко вонзается в грудь зверя, и тигр падает, смертельно раненный.
 
Всеми этими способами мало-помалу удается освобождать от тигров хотя более населенные страны, и может быть, недалеко уже время, когда страшное чудовище исчезнет из Азии так же, как его родственник, пещерный тигр, исчез из Европы.
 
Тигр—наиболее распространенный в Азии крупный хищник. Он не только встречается в жарких странах Азиатского материка, каковы Ост-Индия, южное и юго-восточное побережья Каспийского моря, Туркестан и пр., но заходит далеко на север через весь Китай, до берегов Амура и дальше. Можно сказать, что область его распространения лежит между 8° и 53° с. ш. В густых, непро­ходимых чащах сибирской тайги, особенно в лесах-кедровниках, тигр яв­ляется такой же грозой для местного населения, как его индийский собрат—для индусов. Русские поселенцы и рабочие не так еще боятся его, считая зверя только «большущей кошкой», но китайцы-работники (манзы) чувствуют пани­ческий ужас и целыми десятками покидают работы, если услышат про тигра. По этой причине во многих местах Уссурийского края приходилось приостанав­ливать работы по постройке великого рельсового пути, пока специально назна­ченные команды не очищали местность от хищников.
 
Наглость последних доходит до того, что они не стесняются производить свои раз­бойничьи нападения на глазах толпы зрите­лей, среди белого дня.
 
В 1893 году, в начале февраля, громад­ный тигр, бродивший около с. Черниговки, бросился на толпу крестьян, которые были заняты в кедровом лесу выделкой шпал, схватил одного рабочего и, несмотря на его сопротивление, уволок в тайгу на глазах всех. Товарищи несчастного, опомнившись от неожиданности, пустились вдогонку за зверем. Но последний, бросив полусъеден­ный труп рабочего, скрылся в чаще. После этого он недели две наводил ужас на окре­стности с. Черниговки своими нападениями на рабочих. Отряженные за ним охотники долго не находили его; наконец, 19 февраля, узнав, что тигр отнял собаку у одного крестьянина, который шел из лесу в село, они пустились по свежим следам и скоро открыли зверя в густой и высокой, почти в рост человека, траве. Увидев врагов, тигр, бросив остатки собаки, стал прыж­ками уходить от них. Но меткие пули охотни­ков догнали его. Видя, что ему не уйти, раненый зверь с яростью бросился на охот­ников, но пуля, пущенная прямо в лоб, свалила его... Радости охотников не было конца. Зверь оказался громадной тигрицей, имевшей от начала морды до основания хво­ста три аршина, а с хвостом — четыре ар­шина и пять вершков. За шкуру зверя они получили 120 рублей, да 50 рублей премии, итого 170 рублей, которые и были розданы в награду этим храбрым людям, в течение двух недель без устали караулившим зверя. 15 февраля, приблизительно в полдень, в 8 верстах от с. Спасского, несколько манз тесали в кедровом лесу камень для мостов Уссурийской железной дороги. Один из ра­бочих вышел из хижины, где он рабо­тал, и направился к другой хижине, от­стоявшей на 50 шагов от первой. Вдруг невдалеке, на утесе, показался тигр, который, сделав несколько скачков, ударил манзу лапой и схватил его зубами за бок, однако, услышав крик других манз, бросил свою жертву и скрылся за утесами. Но едва това­рищи успели подобрать раненого и унести в хижину, как хищник появился снова. На этот раз он прямо направился к хижине, несколько раз обошел ее кругом, но, не найдя входа, улегся перед дверью. Около ча­са лежал он здесь. Наконец, ожидание наскучило ему, и он ушел. Но скрывшиеся в хижине манзы были до того перепуганы, что не решались выйти из своего убежища в продолжение 4 дней, пока за ними не при­слали десятника.
 
Между тем вечером того же 15 февраля, тигр встретил одного китай­ца, ехавшего в лес за бревнами. Зверь бросился на лошадь, которая стремглав по­летела прямо в село, и здесь был убит одним храбрым крестьянином. Тигр ока­зался самцом, 2'/; аршина длины от на­чала морды до основания хвоста. В конце февраля на верховьях речки Раковки охотничья команда открыла свежие следы зверя. В тот же день охотники от­правились преследовать его и, зайдя далеко в тайгу, должны были заночевать, разложив костер. Ночью один из охотников, захва­тив на всякий случай винтовку, пошел не­много в сторону, чтобы наломать сухих веток для костра. Возвращаясь обратно, он вдруг увидел громадного тигра, притаившего­ся шагах в 10 от костра. Охотник, по­чти не целясь за темнотою ночи, выстрелил. Раненый зверь вскочил и в несколько прыж­ков исчез между деревьями. Потом в про­должение нескольких дней охотники без­успешно выслеживали этого тигра; наконец, случайно наткнувшись на полуразрушенную фанзу (китайскую хижину), они вдруг уви­дели перед дверями ее преследуемого зверя. Это было для них так неожиданно, что они выстрелили все разом. Некоторые пули попали удачно. Зверь со страшным ревом повалился было на землю, но скоро оправил­ся и быстрыми скачками скрылся в тайге. В фанзе же, к удивлению солдатиков, ока­залось несколько манз, которые уже три дня сидели здесь, запершись, из страха нападе­ния тигра. Усталые охотники решили остано­виться в хижине на отдых. Но на сле­дующую же ночь тигр, несмотря на свои ра­ны, явился опять к фанзе и даже успел стащить бывшую у китайца собаку, а затем скрылся. Раздосадованные охотники решили во что бы то ни стало выследить хищника. Но тут наступили теплые дни. Снег стал быстро таять, и выслеживание зверя в тайге стало невозможным. Так дело и бросили.
 
 
07 сен 2007, 16:44
Читайте также
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.