Последние новости
08 дек 2016, 15:25
Синоптики обещают непогоду в Ростовской области сегодня, 8 декабря, и завтра, 9 декабря....
Поиск

» » » » Соколиные (Falconinae). Сокол, сапсан, пустельга.


Соколиные (Falconinae). Сокол, сапсан, пустельга.

Соколиные (Falconinae). Сокол, сапсан, пустельга. Соколиные (Falconinae) в тесном смысле характеризуются следую­щими признаками. На верхней половине клюва имеется заметный зубчик, на нижней—соответствующая ему выемка; плюсна довольно длинная; крылья длинны, заострены и доходят почти до конца хвоста. Подсемейство это заключает два рода, распространенные по всему земному шару. Питаются соколиные только ими же умерщвленной добычей; в ловкости полета они не имеют соперников среди прочих хищных птиц. Гнезда свои устраивают на высочайших вершинах деревьев, скалах или башнях. 

Первое место среди всех хищных птиц занимают благородные со­колы (Falco). Сила и ловкость, смелость и отвага, благородная осанка и вы­сокая понятливость—вот постоянно бросающиеся в глаза черты этих птиц. Полет их превосходен, благодаря поразительной быстроте, продолжительности и ловкости; при нападении сокол кидается со значительной высоты на землю, и притом с такой стремительностью, что не удается различить его форм.

Однако на земле он чрезвычайно неловок, беспомощно прыгает обеими ногами и иногда, чтобы подвинуться вперед, вынужден прибегать к крыльям.

Пищу благородных соколов составляют позвоночные животные и пре­имущественно птицы. Свою добычу они схватывают почти всегда на лету и не в состоянии поймать птицы, когда она сидит на земле. Пойманная добыча редко съедается на месте; обыкновенно же она относится в уединенное возвышенное место, откуда открывается вид на окрестность. Временем охоты являются утренние и вечерние часы; в полдень же соколы сидят в каком-нибудь укромном уголке и, предавшись полудремоте, ожидают, пока переваривается пища. Не чуждаясь общественности, благородные соколы, однако, и не стремятся к ней.

Летом они живут обыкновенно парами и в избранном районе не терпят присутствия ни другой пары того же вида, ни вообще других хищных птиц.
 
Местом для гнезда выбирается расщелина скалы, высокое строение, вершина де­рева, иногда прямо голая земля или просторное древесное дупло; охотно поль­зуются они также гнездами более крупных птиц. Больших стараний при устрой­стве гнезд соколы не прилагают: натаскав прутьев, они складывают их в плоское ложе и в центре гнезда слегка выстилают его нежными корешками. Яйца, в числе 3—7, высиживаются одной самкой, и, пока последняя занята высиживанием, самец кормит ее. Наиболее сильные соколы принадлежат к вредным птицам и не могут быть у нас терпимы; но даже и не все мелкие виды—полезные птицы, заслу­живающие пощады.

За исключением человека, соколы имеют мало врагов, и для более слабых видов опасными врагами являются их же крупные родственники.

Уже в старину благородные соколы служили человеку для охоты, что и в наше время еще существует во многих местностях Азии и Африки; это были «соколы», упоми­наемые в разных народных песнях,— те самые, которые употреблялись для травли. Искусство дрессировки соколов для охоты ведет свое начало с глубокой древности. Уже около 400 лет до Р. X. соколиная охота существовала у индейцев, и за 75 л. до Р. X. фракийцы охотились при помощи со­колов. Но особенно сильное развитие соколи­ная охота получила в средние века, после первых крестовых походов; император Фридрих Барбаросса, граф Эсте, император Генрих VI, Фридрих II были страстными любителями этого развлечения, а английский король Эдуард III назначил за воровство яст­реба смертную казнь и за разорение его гнезда—год тюремного заключения. Целые века процветала школа сокольничьих в селе Фалькенверт, во Фландрии. В XVIII веке соколиная охота мало-помалу стала выхо­дить из моды, но и в настоящее время еще существует в некоторых местах Англии и Голландии.

Атрибутами соколиной охоты являются сле­дующие предметы: кожаный колпачок, ко­роткая и длинная привязи, прикрепляющиеся к кожаному кольцу, охватывающему ногу птицы; из пары птичьих крыльев, при­деланных к яйцевидному телу, устраивает­ся маленькое чучело, служащее для обратного приманивания сокола; в защиту от острых когтей сокола рука сокольничего одевается в толстую перчатку. Когда начинается дрес­сировка, соколу надевают колпак на голо­ву, привязывают к цепи и продерживают голодным в течение суток. После этого его сажают на кулак, снимают колпачок и дают съесть птицу. Как только дости­гнут того, что сокол приучается есть, сидя на руке, начинают самые учебные упраж­нения, причем после каждого из них на него надевается и прикрепляется цепь, чтобы он мог спокойно раздумывать о по­лученном уроке. Во время первых уроков птицу сажают на спинку стула и заставля­ют ее для еды сначала скакнуть оттуда на руку, а затем прилетать к охотнику все с более и более далекого расстояния.
 
Путем долгих систематических упражнений птицу приучают прилетать на руку охотника, сидя­щего на лошади, и не боятся ни людей, ни собак. Теперь наступает первый урок травли. На воздух кидают мертвого голубя, пускают на него сокола, привязанного к шнурку, и для первого раза позволяют не­много поесть пойманную добычу. В следую­щие дни подобные же упражнения проделы-ваются на всякие лады с живыми птицами, у которых подрезают крылья. Затем при помощи легавой собаки разыскивают куро­паток, быстро снимают с головы сокола колпак, лишь только куропатка взлетит, и спускают его на птицу. Чтобы приучить со­кола схватывать более сильных птиц, на­пример цапель и журавлей, его сначала дрессируют на молодых птицах того же вида или на старых с подрезанными крылья­ми и клювом, обезопасенным при помощи надетого на него футляра.

Соколиная охота еще и в наше время весьма обыкновенна у арабов, особенно у бедуинов Сахары, у персов, индусов, раз­личных племен Кавказа и Ср. Азии, в Китае и у многих других монгольских народов. Самыми благородными из птиц этого рода следует считать кречетов, обита­телей далекого севера. Для них характерна их значительная величина, сильный, со­гнутый кривым крючком клюв и длинный, сравнительно с крыльями, хвост.

Оперение обыкновенного кречета (Falco candicans) чисто-белого цвета с темным рисунком из пятен, который к старости совершенно исчезает.

Исландский кречет (F. rusticulus) окрашен на верхней стороне тела в темно-голубой цвет, на спине—в черный, на хвосте—в светло-голубой и на нижней части тела—-в сероватый или беловатый цвет с темными пятнами. Размеры всех кречетов почти одинаковы. Они живут в северных странах, главным образом по берегам океанов; хотя они и не избегают лесов, но не могут быть причислены к лесным птицам, как другие соколы.

Охотнее всего кречеты селятся вблизи птичьих гор, где летом собираются на гнездовья миллионы морских птиц и где, следовательно, нет недостатка в богатой добыче. Пищу кречетов составляют летом всякие морские птицы, зи­мой—белые куропатки; кроме того, они нападают при случае на зайцев и по целым месяцам питаются одними белками. Это самые страшные враги пернатого мира и страшилище всякой птичьей горы; куропатки настолько боятся кречетов, что при виде их быстро кидаются в снег и возможно поспешнее зарываются в нем.

Большое плоское гнездо кречета помещается в каком-нибудь углублении скалы на берегу моря. Часто кречет завладевает гнездом вороны, силой выгнав оттуда законных хозяев. Гнезда же, устроенные самим кре­четом, состоят из очень толстых сучков и из небольшого количества сухой травы. В прежние времена датское правительство высылало на места гнездования кречетов, особенно в Исландию, корабль, называвшийся «соколиным кораблем», для добывания оттуда этих птиц. Теперь подобные экспедиции боль­ше не организуются, но все же каждое суд­но, отправляющееся летом в Исландию, при­возит с собой нескольких живых соколов, и это те самые птицы, которые нередко по­являются в наших зоологических садах и зверинцах.

Сапсан, перелетный сокол, голубятник (F. peregrinus) отличается от прочих ловчих соколов меньшими размерами, более коротким и согнутым клювом и более коротким хвостом. Вся верхняя часть тела свет­лого аспидно-серого цвета с темными треугольными пятнами, нижняя часть груди и брюхо глинисто-желтое с темными полосами; маховые перья аспидно-черные и также покрыты пятнами.

Сапсан вполне заслуживает свое латинское название (peregrinus—путе­шествующий), так как летает почти по всему свету. Во время своего перелета он посещает все северные страны Европы, Азии и Америки, пролетает всю Европу до самых южных областей и достигает средних частей Африки. Он водится в обширных лесах, преимущественно таких, среди которых подни­маются крупные скалы; но он не чуждается селений, и мне не раз приходилось видеть сапсана на церковных башнях Берлина.
 
Пищу его, по-видимому, состав­ляют исключительно птицы: это страшный враг всех пернатых от дикого гуся до жаворонка. Если сапсан поймает какую-нибудь птицу, то душит или закалывает ее обыкновенно еще в воздухе; но с очень тяжелыми птицами, которых утащить ему не по силам, он справляется на земле, промучив их все время, пока несется с ними на землю. При преследовании добычи он летит с такой быстротой, что нельзя даже определить его скорости: слышен только свист и виден летящий по воздуху предмет, в котором нет никакой воз­можности различить сокола. При такой стремительности полета он рискует сам разбиться до смерти, и действительно, известны примеры, что сапсан падал, оглушенный ударом о древесную ветвь.

В наших странах сапсан гнездится в трещинах крутых скал, всегда трудно достигаемых; в некоторых случаях он строит гнездо и на высо­ких деревьях леса. Но обыкновенно пользуется гнездами других хищных птиц, начиная от орлана и кончая коршуном. Кладка, состоящая из 3—4 яиц, про­исходит в мае или июне. У нас сапсан не может быть терпим, так как вред, причиняемый им, весьма значителен. Если бы этот хищник истреблял столько, сколько ему необходимо, то ему, пожалуй, еще можно было бы разрешить это; но он один работает за целую стаю других хищных птиц. Известно, что все благородные соколы, подвергаясь преследованию, бросают свою добычу. Это хорошо знают пернатые хищники.
 
«На пригорках поля,—говорит Науман,—сидят разные пернатые лентяи, внимательно следящие за соколами. Едва только они заметят, что хищник что-то раздобыл, как быстро прилетают и бесцеремонно присваи­вают себе добычу. Храбрый и смелый в другое время, сокол при виде при­ближающегося неприятеля кидает свою добычу и взвивается на высоту». Вред, приносимый сапсаном, не подлежит никакому сомнению, а так как он не приносит также и никакой пользы, то истребление его должно производится все­возможными средствами.

Назовем еще два относящихся сюда вида. Красношейный сокол (F. chiquera) водится в Африке и Индии и дрессируется туземцами для охоты. Чеглок, подсокольник (F. subbuteo) окрашен на всей верхней части тела в голубовато-черный, на нижней стороне в белый с черными продольными пятнами; маховые перья черноватые, хвостовые— аспидно-голубые. Водится в Скандинавии, Финляндии и Сев. России; кроме того, попа­дается во всей Азии от-Урала до Амура.

Пустельга и родственные ей неблагородные соколы еще имеют сходство с их благо­родными родичами по внешности, устройству клюва, крыльев и хвоста, но обладают более длинным оперением, более короткими кры­льями и длинным хвостом. Неблагородные соколы менее одаренные птицы, нежели те, которых мы выше описывали. Полет хотя легок и довольно быстр далеко, однако уступает полету благородных соколов. На земле они держатся довольно ловко и легко передвигаются. По развитию же внешних чувств они нисколько не уступают своим благородным сородичам.

Образ их жизни во многом отличается от образа жизни бла­городных соколов. Они гораздо смелее и живее; своим усердным преследованием на­доедают часто более крупным пернатым хищникам, а филина дразнят, насколько хватит силы. В неволе они быстро приручаются и если с ними хорошо обращаются, то пла­тят за это искренней привязанностью.

Обыкновенная пустельга (F. tinnunculus) чрезвычайно красивая птица. Верхняя часть тела ржаво-красного цвета, грудь и брюхо — красно-серые, маховые перья черные; есть усы. От Лапландии до Южной Испании и от Амура до Португалии нет ни одного местечка в Европе и Азии, где бы не было этой птицы. Она живет как в равнинах, так и в горах и одинаково хорошо укры­вается в скалистых и в лесистых местно­стях. Возвращаясь из своего зимнего путешествия, пустельга появляется нередко уже в феврале, самое позднее в марте и остается на родине до октября. Кладка состоит из 4—9 кругло­ватых яиц.

Пищу пустельги составляют мыши, мелкие птицы, если ей удается их добыть, и насекомые. Иногда она решается полакомиться молодым зайчиком, но считать ее за это вредной птицей и всячески пресле­довать, вместо того чтобы брать ее под за­щиту, только из-за одного этого и неспра­ведливо и безрассудно. В Южн. Европе к обыкновенной пустельге присоединяется родственная ей красная пустельга (F. cenchris), окрашенная на спине в кирпично-красный цвет, на груди и брюхе — в желтовато-красный, а на крыльях и хвосте — в голубовато-серый.

Южной Европе свойственна еще другая насекомоядная хищная птица — кобчик (F. vespertinus), один из самых краси­вых соколов. Верхняя часть тела свинцово-серая, нижняя—ржаво-желтая. Его область рас­пространения— Юго-Вост. Европа и Ср. Азия. Это вполне степная птица, питающаяся на­секомыми, мышами, птенцами других птиц и ящерицами. Самые мелкие соколы живут на юге Азии;
будучи величиной с жаворонка, они в сме­лости и храбрости соперничают с самыми крупными из благородных соколов. Наи­более известный вид рода карликовых соколов (Hyeraces) — мути (Нуегах coerulescens), употребляемый индейцами для охоты.

Короткие плюсны, в большинстве случаев не превышающие длины среднего пальца, характеризуют сарычевых (Buteoninae)—вялых хищных птиц, охотящихся более за бегущей, чем за летящей дичью. Среди них есть много рыболовов и охотников за мышами; некоторые не пренебрегают и падалью, а также кухонными и растительными отбросами. Паря на высоте, они высматри­вают свою добычу и внезапно бросаются вниз, чтобы схватить ее.
26 авг 2007, 13:16
Читайте также
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.