Последние новости
08 дек 2016, 22:43
Группа сенаторов от Республиканской и Демократической партий направили Дональду Трампу...
Поиск



Чужая земля

Чужая земляИнгуши пожаловались Путину на его полпреда

Ингушский парламент выступил с резким демаршем против полпреда президента в Южном федеральном округе Дмитрия Козака и его плана по ликвидации последствий осетино-ингушского конфликта. Народное собрание республики напрямую обратилось к президенту России с просьбой вмешаться, обвинив Козака в том, что он занял проосетинскую позицию и не учитывает интересы ингушей, ставших вынужденными переселенцами еще в 1992 году. По официальным данным Федеральной миграционной службы, таких мигрантов насчитывается около 7 тысяч человек, хотя ингушские власти утверждают, что их почти в два раза больше.

Поводом для скандала стали итоги совещания, проведенного Козаком 8 февраля. На нем в присутствии президентов Северной Осетии Теймураза Мамсурова и Ингушетии Мурата Зязикова обсуждались меры по выполнению указания Путина решить до конца 2006 года проблему с ингушскими беженцами из Пригородного района Северной Осетии. Однако ингушские парламентарии, ознакомившись с текстом протокола совещания у полпреда, заявили, что переселенцам фактически предлагают переселиться в резервации.

Суть претензий заключается в том, что документы не предусматривают возвращения беженцев в свои дома и квартиры, откуда они были изгнаны в ходе конфликта. Федеральные и осетинские власти мотивируют это тем, что подобная реституция приведет только к новым осложнениям, поскольку жилища беженцев-ингушей теперь в основном заняты беженцами-осетинами из Южной Осетии.

В качестве компромиссного решения было решено построить на территории Пригородного района Северной Осетии на границе с Ингушетией поселок с нейтрально-символическим названием Новый. Он рассчитан на 180 семей, каждой из которых полагается по десять соток земли. В него, прежде всего, предполагается переселить жителей лагеря беженцев Майское, расположенного поблизости, на окраине одноименного поселка. Здесь во временных жилищах, выстроенных под высоковольтной линией электропередачи, проживают около тысячи беженцев.

Они не оставляют надежды вернуться домой и сопротивляются решению переселить их на новое место жительства. Однако не все они могут документально подтвердить, что проживали в Пригородном районе до конфликта 1992 года, или же что их дома находятся в так называемых закрытых зонах, куда возвращение ингушей рассматривается как нежелательное. К таким районам относятся, в частности, селения Чермен и Октябрьское, где в 1992 году происходили особо кровопролитные столкновения между осетинами и ингушами, а также Беслан, жители которого не могут забыть, что большинство террористов, захвативших в сентябре 2004 года местную школу, были ингушами.
Полпред Козак столкнулся в этом деле с патовой ситуацией. Ингуши требуют восстановления статус-кво по состоянию на конец 1992 года, тогда как осетины ссылаются на то, что это уже невозможно, так как прошло много времени и им проще предложить ингушам новое место проживания, чем вернуть их на прежнее.

Здесь самое время вспомнить предысторию конфликта, истоки которого уходят в годы становления советской власти на Северном Кавказе. После окончания Гражданской войны была создана Горская Автономная Советская Социалистическая Республика. Просуществовав три года, она была упразднена, и на ее основе были сформированы три автономных области: Северо-Осетинская, Чеченская и Ингушская, причем территория нынешнего Пригородного района вошла в состав последней.

В 1936 году из Чеченской и Ингушской областей была образована Чечено-Ингушская АССР, которая была упразднена в 1944 году в связи с депортацией чеченцев и ингушей, обвиненных Сталиным в сотрудничестве с немцами. Пригородный район был передан Северной Осетии.

В 1957 году репрессированные народы были реабилитированы. Чечено-Ингушская АССР была восстановлена, однако Пригородный район остался в составе Северной Осетии, а в качестве компенсации ЧИАССР были переданы три района Ставропольского края по левобережью Терека, населенные преимущественно казаками.

Следующий этап территориального конфликта связан с распадом СССР. Чечня и Ингушетия разделились на самостоятельные республики, причем ставропольские земли остались в составе Чечни. Ингушетия, население которой сильно выросло к этому времени, потребовала возвращения Пригородного района.

Ингушские отряды вступили на территорию района утром 31 октября 1992 года. Уже 6 ноября враждующие стороны были разделены федеральными войсками, и вооруженная фаза конфликта на этом закончилась. В ходе столкновений погибли около 500 человек - примерно 100 с осетинской стороны и 400 с ингушской.
Осенью 2002 года президенты Северной Осетии и Ингушетии Александр Дзасохов и Мурат Зязиков подписали соглашение о добрососедских отношениях, способствовавшее снижению напряженности. Граница между двумя республиками фактически стала открытой. Тем не менее, территориальный вопрос отнюдь не был закрыт. Если бывший сотрудник спецслужб Зязиков поддерживает, по крайней мере, на словах все решения Кремля, то ингушские политики, в том числе и входящие в республиканский парламент, активно используют в своей деятельности лозунги восстановления исторической справедливости.

Напряженности в этом вопросе способствует и задолженность федерального бюджета по выплате компенсаций за жилье, разрушенное во время конфликта. Кроме того, в Ингушетии находится большое число беженцев из Чечни, что создает дополнительную демографическую нагрузку на инфраструктуру республики. С другой стороны, в Северной Осетии также не исключают, что к ним устремится поток беженцев из Южной Осетии, если Грузия в свете последних событий пойдет на решительные шаги по восстановлению своей территориальной целостности.

Козак, разъясняя положения принятого документа, который и вызвал бурную реакцию ингушских депутатов, отметил, что все желающие имеют полное право селиться там, где они хотят, или выбрать из списка мест, предложенных для проживания Федеральной миграционной службой. Полпред при этом подчеркнул, что необходимо "предупредить людей о тех препятствиях, объективных и субъективных, которые подстерегают их на местах их прежнего постоянного проживания".

Он также подчеркнул, что некоторые политики пытаются заработать на осетино-ингушском конфликте политические дивиденды, и напомнил о систематическом расхищении средств, выделяемых федеральным центром для ликвидации последствий конфликта.

По сведениям одного высокопоставленного федерального чиновника, слова которого приводит газета "Коммерсант", 90 процентов ингушских беженцев согласны с предложенным планом Козака. Остаются еще 10 процентов самых отчаявшихся, которых и используют в своих интересах ингушские политики. Это примерно тысяча человек. Вроде бы немного, но и они, если на их нужды и требования не обратить должного внимания, вполне способны положить начало новому витку противостояния. www.Lenta.ru
21 фев 2006, 00:00
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.