Последние новости
04 дек 2016, 21:59
Все ближе и ближе веселый праздник – Новый год. Понемногу начинают продавать...
Поиск

» » » » Рассказ о нашем городе


Рассказ о нашем городе

Белая КалитваБелая Калитва          
                    I
Пахнет травою скошенной,
Звезды зажглись, как свечки,
Удочки все заброшены
На середину речки.
От костерка камыш красней,
Темени наперекор.
Самое время нам сесть тесней
И повести разговор.
                    II
Ветром петровским гонимы,
В самом начале века,
Мимо реки долиною
Ехали три человека.
Может устали лошади
Да опустела фляжка,
Но оказалась брошенной
Долу казачья фуражка.
Всадник устало спешился,
Руки вперед простёр:
-Счастье нам здесь обещано,
Боже, какой простор!
Даст здесь гарновка и озимь
Славные урожаи.
Спутники – шапками оземь!
Дескать, не возражаем.
Меж Караул-курганом
И цепью Авиловых гор
Из камня да из самана
Строились с этих пор.
Там, где Донец торопится,
Чтоб с Калитвою слиться,
Писарь в старинной описи
Упомянул станицу.
Названная, как речка,
Белою Калитвою,
Стала она навечно
Тем казакам судьбою.
Здесь они «сотоварищи»
Пели, трудились, любили.
Курени их тогда еще
Крыты соломой были.
Плыли Донцом и Доном
Годы, потом века,
Но оставалась законом
Служба для казака.
Били Наполеона,
Под Плевной Османа-пашу
И пруссаков со звоном, случалось,
Рубили в лапшу.
Чубатый, горячего норова,
С шашкой в бою на «ты»,
Любимцем был у Суворова
Обухов из Калитвы.
И графа Орлова-Денисова
Наш казачок Недоедков
Шашкой дареной быстрою
В бою восхищал нередко.
За Родину и за Веру,
Да за родимый дом
Георгиевские кавалеры
Не расставались с седлом.
После одни богатели,
Кто-то был вовсе нищ.
Дома на Майдане глядели
Из-под железных крыш.
Были  совсем  неярки–
В шахте ли, в поле с утра–
Будни Низовки, Заяровки,
Нищего вечно Бугра.
Хоть кабаков без мерки –
Фельдшера нет окрест.
Пять куполов на церкви,
В школе – чуть больше мест.
Шли поезда в Царицын
И замечали едва
Станцию рядом с станицей
Белая Калитва.
                     III
Так бы и шло, как прежде,
Лился б бедняцкий пот,
Но наступил рубежный
Октябрь, семнадцатый год.
Лопнула враз пружина –
Встал трудовой народ.
За волю и землю дружины
Шахтерские шли вперед.
Разрывы ковыль ворошили,
Но кто остановит вал:
С армией Ворошилов
В мае в станицу вступал.
Пархоменко, Руднев, Щаденко
И легендарный Артем
За тонкой вагонной стенкой
Держали совет потом.
А после комдив, отмечая
Героев без лишних слов,
Сказал, что донской Чапаев–
Казак Михаил Блинов.
Подтёлков и Шривошлыков
В те сложные времена
В души, что правде открыты,
Сеяли семена.
И вот с отвагой исконной–
Ну как без неё в бою–
Шли казаки с Будённым,
С Думенко в одном строю.
Горняк Михаил Семикозов
С женою ушел в поход.
В руках Марии грозою
Стал боевой пулемёт.
И враг спасенья не чаял –
В глазах удивленье и страх,
Как мчался в атаку Нечаев
С шашками в двух руках.
Юные здесь проходили –
 Лацис, и Мерецков,
И Тухаческий пыльной
Дорогой среди песков.
Усердно молились намедни
Белые у реки.
Не помогали обедни
И кайзеровские штыки.
Красный казак тогда
Славы продлил страницы.
Советская власть была
С этой поры в станице.
              IV
Были прекрасней дали,
С каждым прошедшим днем,
Жили и созидали
Ленинским новым  путём.
Снова открылись шахты,
Камень везли баржи.
От злобы бандиты чахли,
Тайно точили ножи.
Начальник ЧК Акимов
Убит на своём посту.
В селе председатель Литвинов
Порубан за бедноту…
И радость была и слёзы,
И трудовой размах.
Крепли, росли колхозы,
И люди росли в делах.
То парк, то кино открыли,
Врачей и спортсменов рост.
Всем миром соорудили
Из камня прекрасный мост.
Не всё получалось просто:
Культ личности и перегиб,
И голод, и злые «гости» -
Кто выслан, а кто – погиб.
Но дело вершили с толком,
И ладили с делом слова.
Стала рабочим поселком
 Белая Калитва.
            V
Над степью тревожно падала,
Еще не взойдя, звезда.
А в черной тарелке радио
Звучало: - Беда! Беда!
Не зря в старину по чину
Отвагою славился Дон-
Ушли воевать мужчины,
Оставив семью и дом.
А женские слезы  украдкой
Бывали порою  горьки,
Их руки ласкали трактор,
Отбойные молотки.
Ох, довоенное счастье,
Овал дорогого лица,
Разлютое шло ненастье
Грозою из-за Донца.
Где Игоря встарь дружина
Ходила за Русь на врага,
Чужие в крестах машины
И кованый след сапога.
По скифским курганам древним –
Воронки да вороньё.
Куда ни взгляни – запустенье,
Всё будто бы не своё.
Лишь карканье вместо пенья,
Расстрелов пришла пора.
Какое ж вам нужно терпенье,
Станицы и хутора!
Но вот в январскую стужу
Как молнии, кони в снегу.
Атакой Донец разбужен
И немцы уже бегут.
И снова приказ держаться–
Опомнились, наконец–
Фашисты советские части
Пытаются сбросить в Донец.
Одиннадцати оставаться
В степи на погибель свою
Танкам, что Федор Старцев
Подбил лишь в одном бою.
А рядом от взрывов таял
И снег, и лихой эскадрон:
Держал высоту Атаев,
Панфиловцев чтя закон.
Напрасно пехота и танки
Склоняли чашу весов.
Нашли после боя останки
Всех тридцати бойцов.
Для каждого из живущих –
Бессмертная та высота,
Наказ поколеньям грядущим
Их совесть и чистота.
Из золота звезды Героев,
Им вечный огонь и стих,
Но только дороже втрое,
Чтоб помнили их, живых.
Чтоб помнили в школе и в поле
Их голос, как шелест трав,
Как нив золотых раздолье
И шум молодых дубрав.
Глубокие корни наши
И нравственный наш закон
Не только от щедрых пашен,
Но от седых времён.
От прадеда да от деда,
Да от отцов седых.
Учат не только победы,
Больше, когда под дых.
Выстояли, как прежде,
Значит,  запал не остыл.
Жил трудом и надеждой
Трижды геройский тыл.
                  VI
Вот и спокойные воды
Вновь у Донца – реки,
В дом из жестоких походов
Вертаются  казаки.
Герои Мерчанский, Быков –
Казак, хоть не на коне.
Да, были не лыком шиты
Станичники на войне.
Вдовенко, Матюхина Валя,
Гвардейский танкист Петров–
Они молодыми остались,
Домой не пришли с фронтов.
Живым – ордена, медали,
Тоскуют по ним поля.
А тем, что геройски пали –
Лишь матерь – сыра земля.
Над ними в металле встанет
И в мраморе обелиск.
Наградой им наша память,
Да совести вечный иск.
Привычной  работе рады,
Что долго была мечтой,
Фронтовики в бригады
Шли, как когда-то в бой.
Налаживать нужно было
Работу и жизнь с нуля.
И, сколько хватало силы,
Давали стране угля!
Отмечен  за труд в забое
Первым из земляков
Звездой золотой Героя
Горняк Семён Мишаков.
Быстро и многолико
Время текло и вот –
В степи еще полудикой
Начали строить завод.
Вместе с цехами посёлок
Учился,  рос и  взрослел.
Ехали новосёлы,
Ждало их немало дел.
Брал трудовые вершины,
Строился город наш,
Начал давать машины
Завод Калитвасельмаш.
Город садов и парков,
Дворцов, заводов и школ
И пляжей песчаных жарких
Юность вторую нашел.
Встречали его вокзалы,
Пристань, аэропорт
Гостей, что из дальней дали
Дорога сюда ведёт.
Раздолье речное и кручи,
Раздольные песен слова.
Не счесть городов, но лучший –
Белая Калитва.
               VII
Костёр догорает сонный,
Рассказчик мой крутит ус:
-Я здесь старожил исконный
И знаю, за что берусь.
Ты в наших краях недавно,
Тебе это нужно знать.
Ну, вышла картошка славно,
Сейчас поедим – и спать.
Веришь  или  не веришь –
Я  тоже бывал не тих.
Попробуй, и если сможешь –
Рассказ положи на стих.
…Потом он запел про Стеньку,
Играла Луной река.
А я на гитаре тренькал,
Рождалась уже строка.
К утру появились строки,
В которых - его слова:
-Земные проходят сроки,
А память всегда жива.

поэма на конкурс «Край родной», 1988г, заняла первое место

Автор Владимир Лях Источник:
14 дек 2011, 10:31
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.