Последние новости
09 дек 2016, 23:07
 Уже вывешивают гирлянды. Готовятся к Новому году. Кто-то украшает живую елку,...
Поиск



Егор Исаев: суд памяти

Из поэмы

Егор Исаев: суд памятиМы всё вогнали в землю, старина.

Огнем и плетью.

Мертвых и живых.

Ну как же, Хорст!

Ведь мы превыше их.

И с нами бог!

 

Какая ерунда! Я это после понял. А тогда Все тело

ныло с головы до ног:

Тепла! Тепла!

И я уже не мог

Держаться больше.

Все равно каюк!

 

Мне женщина открыла дверь.

И вдруг

Как оступилась,

Отступив за дверь,

Как будто я не человек, а зверь.

Как будто автомат еще со мной.

Забилась в угол.

За ее спиной

Дышали дети - волосы вразброс.

И только там я поднял руки, Хорст!

Да, только там. В землянке. Только там.

Сходились люди молча, точно в храм.

И так смотрели - хоронить пора.

 

Вошел старик.

И ручкой топора

К моим ногам подвинул табурет.

 

 

Сказал: «Садись!»

Да разве в тот момент

Я мог кричать о долге?!

Нет, не мог,

И ты б не мог,

Какой там к черту долг,

Когда я жег!

Ты б видел их глаза -

Смотреть нельзя.

И не смотреть нельзя.

Так только неотмстившие глядят.

 

Я говорил, что Гитлер виноват,

Что я солдат,

Что жечь я не хотел.

 

Но перед ними Гитлер не сидел,

А я сидел!

И между нами, Хорст,

Все сожжено

На сотни русских верст.

Могилы от реки и до реки,-

Ни улыбнуться,

Ни подать руки.

 

И всё за них.

Не за меня.

Вины

Не отвести,

И все-таки они

Поесть мне дали,

Вывели. Иди!

 

А как идти?

Всё те же впереди

Обугленные села, города...

О, как я рад был, старина,

Когда

В колонну пленных я попал!

Вина

Была уже на всех разделена

До самооправданья.

Мол, приказ

И прочее...

Что обманули нас, 

Мол, хорошо, что вышли из игры...

Нам дали всем лопаты, топоры.

Сказали: строй. Но разве топором

Я мог поднять,

Что повалил огнем?!

 

...Пришел домой. А дома нет. Была

Одна стена - отвесная скала,

А над стеной, шурша, как головни,

Вороны каркали.

Ни сына, ни жены.

А ты - герой! - о долге мне орешь.

Все это ложь!

Да как ты не поймешь,

Что, убивая нами,

Под фугас

Бросали нас

И убивали нас

На всех фронтах

Всё те же, Хорст, они,

Кому всю жизнь до нищеты должны.

За хлеб должны,

За кружку молока.

За место у патронного станка.

Всю жизнь должны,

Как дети и отцы.

Подвалы - нам, а им, старик,-

дворцы!

Окопы - нам, а им, старик, - чины.

 

Платили кровью! Всё равно должны.

И с ними бог. Не с нами.

С нами - долг! Приказ: сжигай!

И я, - он встал,- Я жег! Устало жег.

А чаще - на бегу.

Бензином - раз! - И дети на снегу.

Босые дети! Понимаешь ты?

А нам - кресты, нагрудные кресты.

А нам - холмы,

могильные холмы.

Мы трусы, Хорст! А не герои мы!

Он сел и пули наотмашь - в кусты. -

Я груб, старик, но ты меня

прости.- И замер, глядя на полынь в упор,

Как будто это не полынь -

Костер.

Огонь... Огонь... И дети на снегу

На том донецком страшном берегу.

18 мар 2010, 10:02
Читайте также
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.