Последние новости
07 дек 2016, 10:36
Выпуск информационной программы Белокалитвинская Панорама от 6 декабря 2016 года...
Поиск

» » » Рассказ. Олег Гусев, Петр Студеникин: плацдармы


Рассказ. Олег Гусев, Петр Студеникин: плацдармы

Рассказ. Олег Гусев, Петр Студеникин: плацдармыВ полосе среднего течения Днепра наши войска продолжали вести бои по расширению плацдармов на правом берегу реки в прежних районах и на отдельных участках добились серьезных успехов. Из сообщения Совинформбюро 12 октября 1943

Чуден Днепр при тихой погоде...Когда же пойдут горами по небу синие тучи, черный лес шатается до корня, дубы трещат и молния, изламываясь между туч, разом осветит целый мир - страшен тогда Днепр!.. ...Кто из козаков осмелился гулять в челне в то время, когда рассердился старый Днепр? Видно, ему неведомо, что он глотает как мух людей...

 

Осенью 1943-го стальной вал армий пяти советских фронтов (Центрального, Воронежского, Степного, Юго-Западного и Южного), паяв разбег на курских, белгородских полях и в Донбассе, докатился до Днепра, по которому проходил фашистский оборонительный «Восточный вал»: 3873 тысячи солдат, 63800 орудий и минометов, 4500 танков и штурмовых орудий, 4950 боевых самолетов - вот какая военная сила, наша и вражеская, встретилась тогда на окрашенных осенним багрянцем берегах.

 

«Мамо, мамо, твой Йванко увидел такое, что невозможно описать. А самое страшное - радуги над Днепром. Не от дождя эти радуги, от разрывов, когда фашисты бомбят переправы. Смерть и радуга! И так каждый день...» Письмо мальчишка-новобранец с освобожденной недавно Сумщины Иван Коркин, едва успевший стать солдатом, так и не дописал, погиб.

 

Летом 42-го Гитлер заявил, что каждый германский солдат дал клятву не отступать ни на шаг без личного приказа фюрера (это был призыв к воинскому духу); затем засыпал своих солдат наградами (это был призыв к тщеславию); потом ввел немедленный расстрел за оставленную без приказа позицию (воздействие на чувство страха); осенью 43-го Гитлер сказал: «...На Днепре русские остановлены, и германская армия будет держать их, пока не обескровит. Будет драться, если надо, семь лет...»

 

Не помогло. Там, где гитлеровское командование собиралось держать оборону в течение семи лет, советские войска на широком фронте от Лоева до Запорожья за короткое время захватили па правом берегу Днепра 23 плацдарма, с которых потом началось наше неотвратимое, как половодье, наступление.

 

...Сорок лет назад по склонам безымянной высоты, обозначенной на картах 193,2,-одной из многих высот, которые приходилось штурмовать нашим солдатам на главном - букринском плацдарме,- проходила фашистская оборона. Привел сюда нас - журналистов и тех, кому пришлось форсировать Днепр в этих местах, - Виктор Владимирович Белодед. («Отсюда все как на ладони видно - позиции у фашистов были получше наших».)

 

Виктор Владимирович командовал тогда пушечной батареей и изо дня в день обрабатывал эту высоту, выпуская в день по 500 и более снарядов. А сейчас живет здесь, в домике у подножия - на «нейтральной полосе» - создал свой «домашний» музей букринского плацдарма. С высоты открывается панорама: село Григоровка - здесь рота лейтенанта Н. И. Синашкина из 3-й гвардейской танковой армии генерала П. С. Рыбалко и 120 партизан под командованием И. К. Примака положили начало созданию плацдарма, с которого Ставка Верховного Главнокомандования намечала первоначально нанести главный удар;

 

гора «Городок» и село Щучинка - на крохотный щучинскии плацдарм гитлеровцы совершали ежедневно более двух тысяч самолето-налетов... Далеко внизу бьют в обрывистый берег волны Каневского моря - теперь только черные бакены судоходного фарватера обозначают правый, истинный берег прежнего, военного Днепра. В то время здесь были пойменные луга - ровная, как стол, широкая полоса под прицелом вражеских орудий и пулеметов.

 

Пытаемся вообразить, как все было. Трудно. На крохотном пятачке - 11 километров по фронту и 6 в глубину - таким был букринский плацдарм - сражались три армии: 27-я, 40-я и 3-я гвардейская танковая! Говорят, после войны на одном квадратном метре здесь собирали до тысячи осколков, а сейчас, когда прошло столько лет, во время полевых работ все еще выпахивают снаряды.

 

У политработников тогда не хватало времени описывать подвиги. Как правило, они сами шли с десантниками. Но вот выдержки из документов:

«Беспредельное мужество проявил коммунист заместитель командира 1850-го истребительно-противотанкового полка капитан В. С. Петров. Его полк одним из первых переправился через Днепр. В ночь на 23 сентября под обстрелом противника Петров умело организовал переброску на самодельных плотах людей, орудий, снарядов. Утром начался жестокий бой.

 

Фашисты стремились сбросить десант с плацдарма, артиллеристы стояли насмерть. В расчетах осталось по одному-два человека. Петров сам вел огонь из орудия, он был ранен в обе руки, но поле боя не покинул...» В госпитале Петрову руки ампутировали. Но он вернулся в родной полк, дошел с ним до Одера.

«В селе Балыко-Щученка совершила подвиг медсестра медсанбата 68-й гвардейской стрелковой дивизии мл. л-т Колотилина 3. А. Фашисты подожгли дом, в котором находились тяжелораненые бойцы. Под бомбежкой и пулеметным обстрелом медсестра вытащила всех раненых из горящего дома...»

 

В Кагарлыкском райкоме партии нам показали письмо от Зинаиды Андреевны, проживающей ныне в Пензе: «...На плацдарме развернулись все службы медсанбата: сортировочный взвод, операционно-пере-вязочный, госпитальный, эвако -- все как положено. Вначале пытались делать полостные операции, а потом от постоянного артобстрела и беспрерывной бомбежки нарушалась стерильность. Медсанбат вернули на левый берег, а я осталась. Раненые были всюду, их не успевали переправлять...»

 

«Пулеметчик ефрейтор Г. П. Мостовой уничтожил около 70 вражеских солдат и офицеров...»; «колхозница Горпина Трегуб из с. Сваромье на своей лодке 10 раз под огнем врага пересекла реку туда и обратно, перевозя бойцов...»; «расчет гвардии сержанта Кузьменко Г. П. уничтожил за сутки 7 танков, 2 бронетранспортера, до роты солдат...»

 

Одно орудие в полукольцо горящих вражеских машин; колхозница, доставившая на плацдарм более 200 наших бойцов; летчик, сбивший в одном бою пять самолетов; погибший, но остановивший врага полк... Кого выделить? Какой расчет, полк, дивизию отметить особо? Нет такого одного расчета, нет такой одной дивизии - героизм на днепровских плацдармах был массовым.

 

Фашистские штабы подсчитали: чтобы подтянуть переправочные средства и привести войска в порядок, русским потребуется минимум месяц. Весь военный опыт подсказывал, что без специальных переправочных средств такую реку форсировать невозможно. Генералам вермахта и в голову не могло прийти, что советские войска после грандиозной Курской битвы, последовавшего за ней трудного наступления, с растянувшимися коммуникациями, выйдя к Днепру, бросятся с ходу форсировать такую серьезную водную преграду - на бревнах, на плотиках и лодках...

 

И не могли гитлеровские штабисты предположить, что  партизанских соединений Белоруссии и Украины тоже готовились к этому часу - захватывали переправы, готовили плоты и лодки, а затем на захваченных плацдармах помогали армии отбивать контратаки врага...

- За несколько дней до похода наших войск, - рассказывает бывший партизан, командир разведки Иван Прохорович Гетман,-мы получили приказ захватить на правом берегу село Григоровку. Выбили фашистов легко. Но потом в течение суток пришлось отбивать одну атаку за другой. Больше половины отряда полегло, пока не переправились к нам войска...

 

В спешном порядке из Греции, Италии, Франции Гитлер снимал дивизии и бросал их на Киевское направление. Фашистское командование подтянуло сюда около 30 дивизий, из них 7 танковых и 2 моторизованные. На букринском плацдарме врагу удалось отразить удары наших войск.

 

Есть на войне особое мужество полководца - учесть реальную обстановку, отказаться от намеченного ранее плана, быстро и скрыто произвести перегруппировку войск, нанести удар внезапный, неотразимый там, где враг его не ждет. Такое смелое решение командующего Воронежским фронтом генерала Ватутина Ставка Верховного Главнокомандования утвердила.

 

Подвела и в этот раз гитлеровская войсковая разведка свое командование - проглядела, как с букринского пятачка снялись танковая армада генерала П. С. Рыбалко и три стрелковые дивизии. Им предстояло принять участие в нанесении главного удара с лю-тежского плацдарма, который до этого считался вспомогательным.

...По узкому ходу сообщения пробираемся к блиндажу в три наката с указателем: КП (командный пункт) генерала Н. Ф. Ватутина. Небольшая прихожая - здесь дежурил адъютант, за ней такая же крохотная комнатка - 7 квадратных метров - с солдатской спартанской обстановкой: сколоченный столик в две доски, раскладной стул, солдатский топчан... До передовой отсюда - 810 метров. Командный пункт генерала И. Д. Черняховского - командующего 60-й армией - был еще ближе к противнику, командиры дивизии находились в ротных и батальонных порядках.

 

Едем в село Ясногородку. Небольшое, утонувшее в зелени садов. Тогда, в 43-м, его освобождали три наши стрелковые дивизии - 121-я, 112-я и 226-я. Двадцать семь раз (!) переходило село из рук в руки. Вряд ли в те дни у командарма Ивана Даниловича Черняховского были свободные минуты. Но письмо дочери написал ом отсюда: «Нилуся, дорогая, здравствуй! Итак, Днепр - наш! Л ты? Посмотрим, что покажет первая четверть. Читай газету за 17 октября. Нилусенька! Все триста шесть героев, о которых напечатано в газете, это мои герои, чудо-богатыри. Какие замечательные люди!..»

 

Пехотинец Иван Макаров писал в деревню Анетово Тамбовской области: «Здравствуйте, дорогая мамочка, братцы Леня, Витя, Сима. Я уже был в бою и сейчас готовлюсь к бою. Каждый солдат говорит, что война теперь вышла на правильную линию... Теперь они не задержатся - покатятся...»

 

Нет, они еще в то время не катились - пятились, огрызаясь огнем, переходя в контратаки, наносили контрудары. Но неотвратимо, километр за километром, хотя и медленнее, чем хотелось бы, на огромном фронте от Ленинграда до Черного моря фашисты отступали. За пять месяцев почти непрерывного нашего наступления в 43-м были разбиты 118 вражеских дивизий!

 

...Начиналось наше наступление на Киев.

18 мар 2010, 10:02
Читайте также
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.