Последние новости
11 дек 2016, 01:40
Дом на Намыве в Белой Калитве по ул. Светлая, 6 давно признан аварийным. Стена первого...
Поиск



В. Иванов: мое Отечество

В. Иванов: мое Отечество В трамвае тесно и жарко. На небе редкие, пухлые облака, те, на которые всегда хочется махнуть рукой,- ни тени от них, ни влаги. Улицы горячи. Трамвай несется быстро. На переднем месте, у площадки, возле открытого окна сидит седенькая, то¬ненькая старушка. Большой курчавый рабочий держит в своих громадных руках беленькую головку старушки.

Они смотрят в окно. Ей не хочется показать своих покрасневших век. Но на сына взглянуть надо. И мы видим ее лицо. Сколько в нем неж¬ности, любви, ласки.
Рабочий рядом в форменной куртке говорит старушке:
- На фронт?
- На фронт, милый,-отвечает старушка и прижимается, тонет в больших руках сына. - Который раз на фронт провожаю, кажись бы, привыкнуть, а сердце - оно и есть сердце.
Навстречу мчится грузовик с мобилизованными. Удалой мотив песни на мгновение заглушает звон трамвая. Все смотрят на грузовик. Лицо у старушки меняется, оно сияет, а когда грузовик проскочил, она озабоченно обращается к сыну:
- Эт как же, Крохолец-то вперед тебя успел в машину попасть? Стало быть, он раньше тебя на фронте будет?

Вот они, эти великие слова матери! Вот она, гордость нового человека, строителя советского общества! Это я слышал мельком, в тесном трамвае, где, как известно, трудно расчувствоваться.
Или идешь через Красную площадь. Сегодня второй день войны, все заняты - кто на собраниях, кто в мобилизационных пунктах, кто усиленно, почти без перерыва и отдыха, работает,- и все же через всю площадь, мимо Исторического музея, под жарким солнцем стоит нескончаемая, во много рядов очередь - к Ленину.
Рабочие, красноармейцы, работницы, инженеры, ученики - у всех на устах одно слово:
- Война.

За эти два года империалистической бойни это слово «война» мы произносили часто. Оно грызло нам сердце, когда полчища фашистов залили кровью Францию, когда война зажглась в пустынях Африки, когда тонули корабли в Средиземном море, когда погибла Греция, когда предательски уничтожались славянские народы на Балканах, когда мы слышали стоны их, когда мрак окутал Европу!

Мы стояли, сжав руки и стиснув зубы. Мы были готовы к нападению любого врага. Мы не готовились ни на кого нападать. Мы просто были зорки - привыкли к опасности.
И вот война подошла к рубежам моей страны, моей любимой Отчизны, к моим полям, к моим фабрикам и заводам, к моим школам и библиотекам, ко всему тому, что принадлежит мне, советскому гражданину, война, навязанная нам отребьями чело¬вечества, подонками его,- война хочет поглотить мою культуру.
Поглотить? Сжечь? Уничтожить? Никогда!

Я - русский. Мое отечество от Белого моря до Тихого океана; это они, мои предки, шли по степям и тайге Сибири вместе с Ермаком; это они дрались в каре, в полках Петра Великого; это их казацкие кони пили воду из Рейна; и это их знамена ко¬лыхал ветер на улицах Берлина; и это они защищали свою родину, когда стояли плечом к плечу на полях Бородина, и это от моих предков бежал, в испуге бросая оружие и снаряжение, свою гвардию, всегда непобедимый Наполеон. Это они - рязанские, тамбовские, тульские, сибирские мужики - победили Наполеона и погребли его армию на своих, тогда очень тощих, полях. Русский народ не хотел отдавать своей земли ворогу и никому никогда не отдавал, как бы трудно ни приходилось!

Народ мой ждал. Народ мой верил в свое будущее - светлое и крепкое. Он бился за это будущее в сотнях Разина, в полках Пугачева, на Пресне в 1905 году. Он говорил: «Не мне счастье, так детям».
И он дождался!
Пришел - Ленин.
Пришел - Октябрь.

И вот тогда мой народ свершил самую великую победу из побед, такую победу, которую никогда не свершал ни один народ!
У моего народа были границы государства. Оно называлось Россией. Но в границах этого государства была еще граница других народов, и эти другие, «иноязычные», как тогда говорилось, угнетались, и правящие классы старались отделить их от русского народа. Это не всегда и не со всеми удавалось. Всегда передовые люди России ненавидели малейшие намеки на русский шовинизм.

Октябрь не раздвинул географических границ государства. По он уничтожил границы внутри этого государства, он уничтожил великорусский шовинизм. Вот это-то явление и придало пашой стране мощь и силу невиданную.

Вот - я. Я остался русским, как и был им раньше. Но в мое сердце пошли мои родные братья, о которых я слышал, но сердца которых знал плохо. Я полюбил их, и полюбил навсегда! Ко мне вошли украинцы, казахи, армяне, грузины, узбеки, туркмены...

и великое множество больших и малых братьев-народов. Я стал понимать много языков и узнал много культур. Я по-иному увидал Грузию, Армению, Казахстан, Украину, Белоруссию! Братья!
Мы - братья; мы - товарищи; мы - бойцы социализма! Мы - сыны великого Советского Союза. Вот почему мы переносили и перенесем любые невзгоды; вот почему мы били и побьем любого врага! Мы - братья, и мы защищаем наш большой, свет¬лый дом, который мы строили 23 года, с первых же дней Октября, и будем строить его. Этот дом называется социалистическая Отчизна.

Мы готовились к той минуте, когда коварный, озлобленный враг вылезет из норы, чтобы подкрасться к нашему дому и зажечь его. Эта минута настала. Сердце сжалось, когда я услышал это слово - война, и оно громко прозвучало в моем сердце. Это был трубный, призывный клич моей Родины, моей Отчизны, моей счастливой и гордой страны социализма! Он потряс меня с головы до ног, и я чувствую, что я необходим Отечеству еще более, чем когда бы то ни было. И мой долг - откликнуться на этот клич, выполнить волю моего Отечества.

Работать - будем работать так, как никогда не работали!
Отдать жизнь - отдадим в таком бою, которому могли бы по¬завидовать наши предки и которым будут гордиться наши потомки!
Для нашего Отечества мы добьемся победы. И я вижу пред¬знаменование этой победы. Оно есть! Это - единодушие нашей партии, нашей страны, воля нашего народа, всех народов моего великого Отечества!
«Известия», 24 июня 1941

17 мар 2010, 08:30
Читайте также
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.