Последние новости
11 дек 2016, 01:40
Дом на Намыве в Белой Калитве по ул. Светлая, 6 давно признан аварийным. Стена первого...
Поиск

» » » Профессионалы-диверсанты - война 1941 - 1945


Профессионалы-диверсанты - война 1941 - 1945

Профессионалы-диверсантыМогут ли три диверсанта взорвать мост, если его охраняет рота численностью в сотню штыков? Для любого более-менее здравомыслящего человека ответ предельно ясен: нет. Однако профессионалы-диверсанты нарушают казалось бы незыблемые логические выводы и отвечают на этот вопрос утвердительно. Да, могут.

Признаться, когда сотрудник «Вымпела» Виталий Ермаков, вернувшись из командировки с Кубы и из Вьетнама, предложил провести показательные занятия - взорвать мост, даже самые искушенные усомнились в успехе.
Однако Ермаков стоял на своем и командир «Вымпела» контр-адмирал Владимир Александрович Хмелев дал добро на проведение тактико-специального занятия.

Нашли мост на Клязьме, которому предстояло «взлететь на воздух». Клязьма от дождей мутная, грязная, коренья, топляки.
Ермаков привез лучшего из боевых пловцов подразделения: «Как, Володя, оцениваешь?» Тот лишь развел руками: «В такой реке мы не сработаем». Что ж, на нет, как говорят, и спроса нет.

Охрану из своих же ребят выставили мощную. Руководитель занятия наказывал смотреть в оба. Да и ребят самих разбирал азарт, ну как это, они на мосту, видят все, мышь не проскочит и тут вдруг кто-то подберется незамеченным и взорвет. Не бывать тому.
Так и стоял каждый на своем.

Не будь у Ермакова вьетнамского опыта, на такой эксперимент он бы не решился. Но теперь после месяцев стажировки он знал, как «грохнули» вьетнамский мост, который соединял Сайгон со всем миром. Уж его-то «янки» берегли пуще всего, охраняли невиданными силами. А диверсию совершила тройка пловцов. Невероятно, но факт.

Много интересных идей привез из Вьетнама Ермаков. Ну, например, передвижение и маскировка. Чему казалось бы могут научить нас, лесных людей, вьетнамцы. Оказывается, могут.

Виталий сам пришел из армейского спецназа. Образование получил солидное, подготовку крепкую. Однако прежде не задумывался - какой дурак мог придумать норматив по скрытому передвижению для разведчика.

Если есть в том необходимость, вьетнамец 100 метров будет идти неделю. Но главное,он придет незамеченным, рядом с ним будут ходить, по нему будут ходить, но он выполнит боевую задачу. А у нас, хочешь не хочешь, можешь не можешь - уложись в норматив. Так что же важнее в конечном итоге - выполнение боевой задачи или время норматива?

Немало интересного группа Ермакова привезла и с Кубы, «вымпеловцы» закончили школу полевого спецназа и прошли стажировку в городской школе. Что очень важно, тут они отрабатывали программу проведения специальных операций в городе.

Вот как о своей стажировке на Кубе рассказывает сам Виталий Ермаков:
- Нас интересовала, конечно же, сама специфика работы. Сначала нам давали теорию, потом были семинары. Смотрели тематические фильмы. Например, по теме «Саботаж», у них наш советский фильм. В главной роли Белявский.

Он играет одесского артиста, который минировал корабли. Мы обсуждали эту киноленту, раскладывали, что называется, по косточкам.
После теоретического цикла нам ставили задачу в городе, непосредственно в Гаване. Был конкретный человек, «объект», он двигался по маршруту. Ездил, например, на машине, как обычно с работы на работу.

Мы изучали его образ жизни, привычки, график движения и реально похищали. В качестве «объекта» действовал преподаватель этой школы, настоящий профессионал.
У них в этих вопросах подход несколько иной, чем у нас. Там педагог - «играющий тренер», чтобы нюха не терял, его забрасывают с заданием. Он выполняет и по возвращении снова преподает. Так что нам противостоял не разжиревший теоретик, а практик высокого класса, участник чилийских событий.

Требования к игре исключительно высокие. С одной стороны, чтобы изучить объект, мы вынуждены были появляться на маршруте и в тоже время, он не должен нас видеть. Заметит - нас сразу отстраняют.

Наш «визави» - интересный мужик, много недостатков «накопал». На наш взгляд вроде бы и не существенных, но весьма болезненных. У кубинцев перед каждой операцией заседает так называемый «трибунал». Мы докладываем ход операции, а они задают каверзные вопросы. Разумеется, применительно к этому месту, времени, характеру действий. Если не готов, могут и отодвинуть. Трудная, но весьма полезная практика.

А вообще хочу сказать, что кубинцы, на мой взгляд, самые опытные по нашей линии специалисты. Думаю, что с Валерием Альбертовичем нельзя не согласится. Недавно я прочел в прессе интересное сообщение: убит последний из палачей Эрнесто Че Гевары. Понимаю чувства журналиста - поскорее покончить с палачами. Однако, справедливости ради, надо сказать: убийцы Че еще гуляют по земле, хотя за три десятка лет их стало значительно меньше. Во всяком случае те, кто непосредственно истязал и убил Че, погибли при весьма странных обстоятельствах.

Нет никаких данных о причастности кубинских спецслужб к расправе над палачами, но тем не менее кто-то долгие годы выслеживал и уничтожал их. Этот «кто-то» безусловно патриот своего народа. Можно спорить о подходе к исполнению приговора, но это уже тема отдельного разговора. И он впереди.

Однако возвратимся к подразделению «Вымпел» и к тактико-специальному занятию по «подрыву» моста на реке Клязьме. Скажу сразу: результат для охраны оказался весьма плачевным. Несмотря на всю бдительность часовых взрыв-таки прогремел под одной из опор моста. Как это случилось, Ермаков рассказал участникам учений позже.

Трое пловцов за поворотом реки, откуда они были не видны охране моста, вошли в воду. Выстроились углом. Диверсант, который находился в острие угла, двигал перед собой небольшой плотик, на котором была укреплена учебная мина.
Плотик имел, так называемую, нулевую плавучесть, то есть он плыл под водой, ниже уровня поверхности. От плотика в стороны расходились две веревки, концы которых держали пловцы, идущие впереди.

До излучины реки диверсанты плыли по поверхности, а с выходом в зону видимости, погрузились в воду и применили способ плавания «по-вьетнамски». То есть двигались ногами вперед, с трубочкой во рту.

Этот стиль теперь почему-то называется «вьетнамским», но он известен на Руси еще с древних времен. Русские дружинники, преодолевая водные преграды, использовали для дыхания камышовые трубочки.
Словом, этот древний опыт в ходе специального занятия использовали и пловцы «Вымпела».

14 мар 2010, 19:03
Читайте также
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.