Последние новости
09 дек 2016, 10:42
Выпуск информационной программы Белокалитвинская Панорама от 8 декабря 2016 года...
Поиск

» » » Толкование терминов (Н). Норманны


Толкование терминов (Н). Норманны

Толкование терминов (Н). Норманны Норманны

Норманны (от Nord и mann, то есть «северные люди», нем. Normannen), франц Normands). — Под этим именем известны германские племена, населявшие Скандинавы (Норвегию, Швецию, Данию, Ютландию) и совершавшие с VIII в. набеги на берега почти всей Европы. Морские экспедиции Н. восходят к древнейшей исторической эпохе севера. Многие причины заставляли жителей скандинавских стран покидать родину, уходить на поиски «добычи и славы». На первом месте в ряду этих причин должно поставить недостаток средств питания в неплодородных северных частях Скандинавии. Вследствие тех препятствий, которые природа и климат ставит здесь земледелию, населению их приходилось жить главным образом охотой и рыбной ловлей, т. е. промыслами, которые не могут прокормить сколько-нибудь густого населения. Обширное рыболовство рано приводило к развитие мореходства, тем более, что вода была самым удобным средством сообщения между глубоко изрезанными берегами. Неурожаи и голодовки случались в Скандинавии часто, и недостатком средств питания объясняется практиковавшийся здесь жестокий обычай забрасывания детей, а также необходимость выселения избытка населения.

Наследство переходило обыкновенно к старшему сыну, младшие же должны были на стороне искать средств к жизни. Часто выселялись и дети королей, кроме тех, которые получали после отца власть на родине. развитию мореходства содействовала также торговля (сушеной рыбой, пухом, мехами и т. п.). Далее, побудительной причиной к эмиграции служило опасение кровавой мести со стороны родственников убитого и изгнание, служившее наказанием за некоторые преступления. Когда в Скандинавских странах начался процесс сосредоточения власти в немногих сильных руках, подчинение крупными королями мелких, прежде независимых владетелей, тогда лица, не желавшие подчиняться на родине гнету новой власти, в большом числе стали покидать родину. Наконец, в том же направлении влияла и просто жажда деятельности, воспитанная условиями природы, свойственная прибрежным народам страсть к морским предприятиям, разогретая рассказами о предыдущих удачных экспедициях, надежда на богатую добычу и т. д. Суровая природа Скандинавии, особенно северных частей ее, требуя от человека непрестанно борьбы с ней, вырабатывала физическую силу и отличающийся железной твердостью суровый характер, ясно выражавшейся в скандинавской религии. Эта религия, обещавшая павшему в битве блаженство в Валгалле или в чертоге Тора, будучи сама порождением народного духа, в свою очередь действовала на него, поддерживала в Н. беззаветную храбрость.

Пиратство было для многих Н. обычным занятием; многие из них почти всю жизнь проводили на море, на своих кораблях, которые они называли образно «морскими волками» или «морскими конями». Н. увлекались иногда битвой до того, что в воинственном опьянении доходили до настоящего неистовства, рубили, не разбирая своих и чужих. Корабли Н. были малы (вмещали до 60 человек), могли идти и под парусами, и на веслах, и были вооружены башней, откуда Н. метали в неприятелей стрелы и камни. Нос корабля украшался обыкновенно позолоченным изображением какого-нибудь зверя, чаще всего — дракона. Так как корабли были малы, то число их во флотах викингов было иногда очень значительно, достигая нескольких сотен. Во главе норманнских отрядов, состоявших в массе из свободных поселян, стояли обыкновенно лица знатного, княжеского происхождения, которые, собрав себе отряд, назывались королями, морскими королями (soekongar, по-исландски). Высадившись на неприятельском берегу, Н. грабили, что можно было забрать, уводили жителей в плен и потом продавали их в рабство на скандинавских рынках. Н. беспощадно жгли села, монастыри (Н. язычники особенно свирепствовали против христианского духовенства), целые города. О том ужасе, какой внушали их нападения. свидетельствует читавшаяся тогда в церквах молитва: «a furore Normannorum libera nos, Domine». В разных странах туземцы различно называли Н. Во Франции их звали большей частью пиратами, у испанских арабов они известны были под именем «Madschus», т. е. «язычников», у кельтических иров — под именем остманнов, в Англии — датчан (Dani), в восточных странах — варягов. По всей вероятности, сначала Н. совершали экспедиции по берегам Самой Скандинавии, дробившейся тогда на массу мелких владений, часто враждебных друг другу.

Позднейшие морские экспедиции Н. совершались по трем главным направлениям: на З — к берегам Англии, Ирландии, Шотландии, Исландии. на ЮЗ — к берегам Германии, Франции и далее в Испанию и в Средиземное море, и на В — на берега Балтийского моря. В Англии Н. явились в первый раз в 787 г. Со второй четверти следующего столетия высадки их там стали повторяться очень часто. Так, значительное число их высадилось в 835 г. на Корнваллисском берегу. Н. были отбиты, но все новые и новые толпы их продолжали приплывать к берегам Великобритании. Н. вскоре стали прочно селиться в стране, подчиняя себе туземное население. Так началась в Англии упорная борьба между англосаксами и пришлыми «данами» (датчанами), которым удалось подчинить своему игу сначала Останглию и Нортумберлэнд, а потом распространять временами свою власть почти на всю Англии (в конце X, в первой половине XI вв.). Лишь несколько лет спустя по смерти Канута Англия освободилась от датчан. но лишь для того, чтобы вскоре, по смерти Эдуарда Исповедника, быть завоеванной выходцами из французской Нормандии. Н. рано стали посещать также Шотландию и окружающие острова (Гебридские, Оркадские и др.). Оркады долго служили пиратам местом отдыха и убежища. В 861 г. норманн Надодд был бурей прибит к берегу Исландии, и его рассказы вскоре привлекли туда много колонистов из Норвегии.

В 982 г. Н. открыли Гренландию, южный берег которой был колонизован ими. Они плавали даже к берегам Сев. Америки, так что им принадлежит честь открытия этой части света за 5 столетий до Колумба. Во Франции Н. появились при Карле Великом (около 800 г.) и произвели большие опустошения. Тогда же датчане сделали нападение на оботритов, поселенных в саксонских областях, и вторгались во Фрисландию. При ближайших преемниках Карла Великого набеги Н. стали учащаться, повторяясь почти ежегодно. Им благоприятствовали раздоры сыновей Людовика Благочестивого, а потом слабость последних Каролингов и феодализация Франции, приводившая к ослаблению центрального правительства. Н. грабили северные и западные берега Франции, поднимались вверх по рекам (по Шельде, Сомме, Сене, Луаре, Гаронне. Роне и др.). Они были настолько сильны, что, не ограничиваясь грабежами сельских округов, они стали нападать на большие города, грабили Суассон, Париж, Турэ., Орлеан, Анжер, Труа, Шалон, Дижон и много других. Особенно страдала Франция от них при Карле Толстом, часто откупавшемся от Н. значительными денежными суммами — но это лишь еще более приохочивало Н. к набегам. После неудачной осады Н. Парижа (885 — 886) Карл, вызвавший своей слабостью общее неудовольствие, был низложен и королем стал защитник Парижа, Эд. В конце IX в. во главе норман. отрядов, вторгавшихся во Франции), стал знаменитый Роллон. После нескольких набегов он утвердился в Руанской области, население которой радо было подчинением ему освободиться от постоянных разорений. Захваченные Роллоном земли были впоследствии формально уступлены ему Карлом Простоватым. Так было основано в начале Х в. герцогство Нормандия. Набеги Н. на французские области продолжались и после утверждения Роллона в Нормандии.

Нападениям Н. подвергались также Фландрия, Фрисландия и северные берега Германии: они плавали вверх по Рейну, Маасу, грабили Кёльн, Ахен, Бонн, Трир, Вормс. Но в Германии они встречали более сильное сопротивление, чем во Франции. Плавая вдоль западных берегов Франции, Н. рано стали проникать далее на Ю. Впрочем, экспедиции Н. в Испанию в Средиземное море происходили сравнительно редко. В 844 г. Н. напали на Астурийский берег, но были отбиты. Они разграбили много магометанских поселений, явились под Севильей, разбили войско эмира. При следующих вторжениях они грабили берега Галиции, арабской Испании, часть африканского берега, остров Минорку, Майорку и др. В XI в. норманнские отряды часто нанимались в Испанию для борьбы с маврами. В Италии Н. явились в половине IX века. Опустошив Балеарские острова, они вошли в порт тосканского города Луны и хитростью овладели им. В 1016 г. немногочисленный (по летописным известиям, 40 чел.) отряд Н., возвращавшихся из пилигримства в св. Землю. помог князю салернскому в борьбе с сарацинами, осаждавшими его город. Итальянцы, пораженные храбростью и силой Н. стали приглашать их к себе на службу. С тех пор все новые и новые отряды Н. прибывали в Южную Италию, и им удалось вскоре основать там маленькое норманнское владение. Несколько времени спустя Роберт Гюискар создал в южной Италии и Сицилии сильное норманнское государство. На В от Скандинавии, на восточном побережье Балтийского моря. Н. появились очень рано. Здесь они частью вступали в мирные торговые сношения с туземным населением, частью насильственно утверждались среди него. В значительном числе встречались Н. и в Византии, большей частью в качестве наемных воинов (Baraggoi). Византийские императоры высоко ценили их храбрость и силу.

Литература. Geijer, «Geschichte Schwedens» (нем. перев. Leffler'a, Гамбург, 1832); его же «Sveer Rikes Hafder» (на нeм. яз. «Schwedens Urgeschichte», Зюльцбах, 1826); Dahimann, «Geschichte von Danemark»; Gautier d'Arc, «Histoire des conquetes des Normands en Italie, en Sicile et en Grece» (Париж, 1830); Strinnholm, «Wikingszuge» (перевод с шведского, Гамбург, 1839; на русском языке «Походы викингов», перев. Шемякина, М., 1861); Wheaton, "History of the «Northmen from lbe earliest times to the conquest ot England» (Л., 1831); Depping, «Histoire des expeditions maritimes des Normands et de leur etablissement en France au X siecle» (П., 1844); Aug. Thierry, «Histoire de la conquete de l'Angleterre par les Normands» (Брюссель, 1839; русск. перев., СПб., 1868); Wilhelmi, «Island, Hritramanaland, Gronland und Vinland» (Гейдельберг, 1842); Munch, «Das heroische Zeitalter der nordisch-germanischen Volker und die Wikingerzuge» (Любек, 1854); его же, «Nordens aeldste Historic» (Христиания, 1872); Worsaae, «Minder om de Danske og Nordmandene England, Skotland og Irland» (Копенгаген, 1851, на нем. перев. Мейснером, Лпц., 1852); К. Weinhold, «Altnordisches Leben» (Б., 1856); Max Budinger, «Ueber die Noimannen und ihre Staalengrundungen» («Histor. Zeitschr.» Зибеля, 1860, IV); Freernan, «The History of the Norman conquest of England, its Causes and its Results» (Оксфорд, 1870 — 76, I — V); Dorndorff, «Die N. und ihre Bedeutung fur das europ. Kulturleben im Mittelalter» (B., 1875); Thomsen, «The relations between ancient Russia and Scandinavia» (Л., 1877); его же, на русск. яз.: «Начало русского государства» (с нем. переработки Борнеманна перевод Н. Аммона. М., 1891); Sleenstrup, «Normannerne» (Копенгаген, 1876 — 1882); его же, «Indledning i Normannertiden» (Копенг, 1876; франц. перев., П., 1881); его же, «Vikingetogene mod Vest il det IX Aarhundrede» (Копенг., 1878); его же, «Dauske kolonier i Flandern og Nederlandene i det X Aarhundrede» (Копенг., 1878); A. v. Schack, «Geschichte der Normannen in Sicilien» (Штуттгардт, Лпц., Б., В., 1889, русский перевод Соколова, изд. Л. Ф. Пантелеева).

23 янв 2010, 07:58
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.