Последние новости
07 дек 2016, 10:36
Выпуск информационной программы Белокалитвинская Панорама от 6 декабря 2016 года...
Поиск

» » » Толкование терминов (С). Сделка юридическая


Толкование терминов (С). Сделка юридическая

Толкование терминов (С). Сделка юридическая Сделка юридическая

Сделка юридическая — технико-юридическое выражение, означающее всякий акт правои дееспособного члена гражданского общества (договор с другими лицами, одностороннее обещание, совершение завещания, отказ от права наследования, прощение долга и т. д.), направленный на установлены нового права или на видоизменение, уничтожение или передачу уже существующего. Порядок совершения С. и их юридические последствия определяются законом по отношению к каждой из них; но все С. имеют и некоторые общие элементы, рассмотрением которых занимается теоретическое учете о С. юридических, излагаемое обыкновенно в так наз. «общей части» гражданского права.

I. Гражданские права (в отличие от политических) не даются вместе с рождением лица, достижением им определенного возраста или наступлением других условий, но приобретаются собственной деятельностью лица, по его доброй воле. Воля лица является, поэтому, первым, а в древнейшую эпоху — единственным творческим элементом всякой юридической С. Закаченное владение вещами, не поступившими в обладанию других лиц, давало право собственности на них; дача взаймы денег или скота обращала в рабство должника, если он соглашался на это, вступая в С.; любое преступление могло завершиться мировой сделкой, основанной на воле сторон, без всякого контроля закона или суда и т. д. Ни древний закон, ни древний суд не считались с качествами проявленной членом гражданского общества воли, ее основаниями или мотивами. Внешний факт выражения воли основывал права или обязанности лица, ее выразившего, независимо от того, соответствовало ли слово намерениям и действительным желаниям лица, свободна или нет была воля. Требовался лишь внешний торжественный акт выражения воли, определенная форма С. И судебная оценка С., поскольку она развивается и растет впоследствии, долго основывается на том, что сказам сторонами, заключившими С., а не на том, чего они действительно желали.

В Риме только с эпохи Цицерона начинает утверждаться начало оценки юридических С. согласно намерениям и желаниям сторон; оно провозглашается тогда основным началом отношений справедливости, в противоположность отношениям старого строгого права. К этому же времени утверждается и другой принцип оценки юридических С.: начало доброй совести, исключающее возможность допущения при заключении С. лжи и обмана. С точки зрения закона начинают парализовать силу С. принуждение, обман, ошибка. В связи с этим ослабляется значение внешних форм выражения води при С.; мало помалу в обороте получают силу неформальные выражения воли (консенсуальные контракты и всякого рода иные соглашения — pacta), оцениваемые судом по их внутреннему смыслу и значению. Падение формализма сопровождается развитием контроля закона и суда не только над способами выражения воли, с целью устранения из области оборота воли порочной, но и над ее содержанием и составом.

II. Формы гражданско-правового быта и строя — продукт исторического развит, они стоят в тесной связи с культурным и социально-экономическим развитием общества, но как в своих основах, так и в подробностях долго определяются частной волей личности или ее свободным или вынужденным соглашением с другими. Постепенно, все в большем объеме, определение этих форм и их подробностей берет на себя общественная власть и ее выразитель — закон, в видах установления мира среди общества. Личность всегда стремилась к захвату в индивидуальное обладание движимых и недвижимых вещей. На первых порах пределы ее власти в этом отношении ограничиваются лишь равносильными притязаниями других личностей, а не объективным правом. Отсюда широта прав первоначального обладателя, выражающаяся особенно рельефно в возможности установления таких форм обладания, которые парализуют в руках наследников всякую свободу пользования и распоряжения (различные формы зависимого владения, так назыв. dominiuin utile, филеикоммиссарные субституции).

Римское право классического периода знает уже твердо установленный институт собственности, допускающей рядом с собою только сервитут, но не другие ограничения. Современное право устанавливает определенную и замкнутую, не подлежащую расширенно воздействием частной воли систему вещных прав. Древнее право знало разные формы брака, но личные семейные отношения основывались на воле главы семьи, а имущественные — на частном договоре. К концу своего развития римское право отчасти подчиняет своему надзору семейную власть и вырабатывают определенные формы имущественных отношений между родителями и детыми, мужем и женой. Современное право точно и детально регулирует всю область семейного права. Порядок наследования определяется законом; частная воля завещателя ограничена строем форм обладания, а также обязательной долей и т. д. Даже право обязательственное, дающее наибольший простор частной воле и в области создания форм отношений, и в области вытекающих из них частных правомочий, стремится подчинить частную волю объективным указаниям закона, направленным к защите личности от эксплуатации ее под прикрытием свободы соглашения. По ст. 138 общегерм. улож., «С., нарушающая правила нравственности, ничтожна.

Ничтожна в особенности С., по которой одно лицо, пользуясь нуждой, легкомыслием или неопытностью другого, взамен каких-либо услуг с своей стороны, выговаривает или заставляет предоставить себе или третьему лицу имущественную выгоду, размеры которой настолько превосходят ценность услуг, что выгода, при данных обстоятельствах дела, представляется явно несоразмерной оказанным услугам». По ст. 343 того же уложения, «если подлежащая уплате неустойка несоразмерно велика, то по просьбе должника она может быть уменьшена до соответствующих размеров судебным решением». Аналогичные правила устанавливает и новый русский проект обязательственного права (ст. 31 и 63). По современному праву, таким образом, вторым элементом юридической С. является наличность определенного состава содержания, не противоречащего условиям" современного строя отношений и исключающего возможность намеренной эксплуатации личности.

III. Современное право, в противоположность древнему" не считает форму обязательной составной частью С. В тех С., где эта форма обязательна, она является способом доказательства выраженной води, а не условием наличности последней. Как существенное условие С., форма обязательна лишь там, где С., в случаях, разрешаемых законом, является абстрактной, т. е. где содержание отношений определяется не с внутренней, а лишь с внешней стороны (таково, напр., обещание уплатить определенную сумму без указания оснований уплаты). Однако, при всех более значительных сделках закон требует теперь для доказательства С. письменного выражения воли, часто в присутствии официального лица (нотариуса). Этим вводится для сторон и обсуждающего их отношения суда новая гарантия серьезности их намерений при заключении С. и осмотрительности при выборе выражений, а след. и большего соответствии выраженной волей и действительной.

Старое учение о С. юридической не признавало значения объективных норм закона, ограничивавших волю лица, и рассматривало весь современный гражданско-правовой строй как продукт деятельности частных лиц, освящаемый объективным правом, а потому единственным творческим фактором в С. считало волю лица. Отсюда старое определение юридической С. : выражение воли лица, направленное на установление юридических последствий, наступающих, согласно определению закона, потому что лицо их желает. Новое определение видит в С. выражение воли лица, направленной на установление тех юридических последствий, которые закон связывает с составом фактов, послуживших основанием волеизъявления. Частной воле, согласно с этим определением, принадлежит выбор среди установленных законом форм отношений и некоторое приспособление к своим целям вытекающих из этих форм правомочий и обязанностей, а не творчество в самом созданы форм и правомочий. Третье мнение ослабляет силу последнего определения указанием на существование отношений, еще не захваченных нормами объективного права, а потому подлежащих творчеству частной воли. Новейшее изложение учения у Dernbiirg, «Pandecten» (5 изд., 1, 214 сл.); Endeinann, «Einfilhrung in das utudiiim des burg. Gesetzbuches» (I, 60 ел.); «Molive zu dem Entwurfe eines burg. Gesetzbucbes» (I, 126 сл.); Муромцев, «Гражданское право древнего Рима» (М., 1883); Оршанский, «О значении и пределах свободы воли в праве» («Исслед. по русскому праву», СПб., 1892).

Источник:
12 янв 2010, 10:53
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.