Последние новости
10 дек 2016, 19:10
Избранный президент США Дональд Трамп опроверг информацию о том, что он будет работать...
Поиск

» » » » Диссертация А.Г. и С.Э. Макаровых "К истокам "Тихого Дона""


Диссертация А.Г. и С.Э. Макаровых "К истокам "Тихого Дона""

Диссертация А.Г. и С.Э. Макаровых "К истокам "Тихого Дона""

Наиболее амбициозное и наименее интересное иссле­дование. В 1996 г. оно называлось «К истокам «Тихого До­на» и было опубликовано в сборнике «Загадки и тайны «Тихого Дона» [Самара, P.S. Пресс, с. 195-502].В дальней­шем ссылки на эту работу - [M1, с. ].

Работа выделяется тем, что представлена в виде диссер­тации. В начале работы сделан достаточно подробный об­зор предыдущих исследований на эту тему. Эта часть обильно насыщена выражениями типа: научный метод, ввод в научный оборот, привлечение широкого круга спе­циалистов, научная сторона проблемы и т. п. Особенно ав­торам нравится оборот - «системный подход». Он встре­чается практически в каждой второй главе, и именно его-то, на мой взгляд, и не хватает.

Принципиальных отличий от исследований ранних антишолоховедов нет. Та же схема - деление романа на две части, которые писал «автор» и «соавтор» (М.А. Шоло­хов). Первая часть («автора») является чем-то вроде «свя­щенной коровы». Это свято, ее трогать нельзя. Вторая часть («соавтора») состоит из сплошных заимствований: А.И. Деникин, А.С. Лукомский, П.Н. Краснов, В.А. Антонов-Овсеенко, Н.Е. Какурин, А.А Френкель. Количество текстов, которые заимствовал «соавтор», огромно, приведено во множестве и, возможно, представляет некоторый интерес. Наряду с этим тексты «автора» исследованию не подверга­ются. Например [M1, с. 234-235], утверждается, что пер­вые заимствования только с августа 1917 года.

Помимо главной претензии - авторы не понимают смысла текста, который изучают, можно указать ошибки разной степени важности.

Есть малые. Выражения, вроде: «крестовый» кавалер» [M1, с. 337]; «офицеры-чернецовцы» [с. 337, 346]; незнание правильного наименования гвардейских полков.

Есть побольше: непонимание роли Голубова [с. 243], или, скажем, непонимание значительно большей важно­сти Всеобщего восстания, нежели Верхне-Донского, кото­рому посвящены аж две главы в [М1]. Восприятие Н.Е Какурина как объективного историка.

Принципиально неправильное деление романа на час­ти, посвященные главным героям: Григорию, Листницкому, Бунчуку. Это не дает адекватного видения историче­ских событий.

* * *

Мнение А.Г. и С.Э. Макаровых о романе представлено обстоятельно и во многих местах работы:

«Это исследование - еще одно напоминание об уни­кальности и ценности «Тихого Дона», ставшего по праву одной из страниц Вечной Книги Жизни» [M1, с. 198]. Ниче­го себе, определение?!

«С самого момента выхода в свет роман покорил чи­тателя своей силой, правдой, верой. На фоне тенденци­озной и политизированной литературы он выделялся светлым и ярким лучом надежды» [с. 199]. О «силе, правде и вере» неплохо, но особенно о «надежде». Она-то в чем?

«Тихий Дон» - прекрасный образец высокой нравст­венности, любви к родине, глубоких характеров, серьез­ных чувств. Это роман-напутствие, роман-правда. Это исторический отрезок русской судьбы, расшифрованный с разных ее сторон и сохраненный для нас, «одурманен­ных» легкостью сиюминутной жизни...» [с. 203]. Начиная с этого места понимаешь, что дальнейшие комментарии просто бессмысленны. Можно просто читать и тихо млеть от восторга.

«Герои «Тихого Дона» действуют в реальном истори­ческом пространстве, происходящие в романе события до мельчайших деталей и сопутствующих обстоятель­ств отражают российскую действительность начала XX века, рассказывают о жизни и судьбе донского казаче­ства. Обширность знаний и представлений автора, его эрудиция и глубокое осмысление материала отражают его неповторимую индивидуальность и, в целом, прида­ют событийной стороне повествования характер лето­писного рассказа современника» [с. 218].

«Но ведь и «Тихий Дон» считается «Войной имиром» XX века, поражая точностью в описании и воспроизведе­нии огромного числа событий и людей» [с. 223].

«Тихий Дон» - произведение необычное. Масштаб­ность, достоверность в передаче жизни и судьбы донско­го казачества придают книге особое значение. Отдель­ные эпизоды и события строго соотнесены между собой и составляют поступательный хронологический ряд, сли­вающийся как бы в единый поток времени. А сам автор «Тихого Дона» предстает Летописцем донской и россий­ской жизни в полном смысле этого слова» [с. 229].

«...Все это свидетельствует о прекрасном знании ав­тором внутреннего мира казака и точном его воссозда­нии на страницах «Тихого Дона»» [с. 230].

«Тихий Дон», точнее художественная его часть, в пол­ном смысле слова является исторической хроникой» [с. 283].

«Мы провели тщательный, хотя далеко не исчерпы­вающий, анализ событийной достоверности и хроноло­гической точности «Тихого Дона» и пришли к выводу, что он может и должен быть одним из серьезных источников о казачестве и Гражданской войне на Дону» [с. 331].

«Уникальность явления «Тихого Дона» в русской да и мировой литературе XX века, - факт общепризнанный. Могучая сила воздействия повествования, отмечавшаяся многими исследователями и простыми читателями, прежде всего связана с тем, что автору удалось решить одновременно две огромные по своему масштабу задачи. С одной стороны, он дал изображение целой историче­ской эпохи, причем с такой широтой и охватом, с таким множеством событий, достовернейших деталей и обстоятельств, что книга его стала для целых поколе­ний читателей, как отечественных, так и зарубежных, как бы хроникой ушедшей старой России.

Столь же важной оказалась и другая, чисто литера­турная сторона таланта автора. Он сумел не только хо­рошо узнать внешнюю сторону описываемого им мира, но и глубоко проникнуть в души его обитателей, увидеть, ка­кими чувствами и противоречиями наполнены сердца его героев, передать свою любовь к этим людям, ко всему это­му ушедшему навсегда миру. И может быть, самое важное - автор смог выразить свое чувство любви к родному краю через незабываемые художественные образы.

Уникальность «ТихогоДона» - это соединение в авто­ре таланта писателя, знаний историка, мудрости и на­блюдательности летописца» [с. 333].

«С самого начала книги автор многократно, в самых разнообразных формах показывает мир тихого Дона с его глубоко укоренившимися обычаями» [с. 362].

«Уводя читателя нашей работы в мир кропотливой проверки исторической информации, содержащейся в «Тихом Доне», ее надежности и достоверности, мы по­старались не только представить всю полноту истори­ческой картины, но и доказать глубокий профессиона­лизм автора романа, чьими руками была создана эпопея о донских событиях начала XX века» [с. 427].

16 янв 2009, 16:09
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.