Последние новости
06 дек 2016, 22:35
Сегодня, 6 декабря 2016 года, в районе между деревней Богословка и посёлком Черёмушки в...
Поиск

» » » » Реферат: Государственное строение России в XIV –XV вв.


Реферат: Государственное строение России в XIV –XV вв.

Реферат: Государственное строение России в XIV –XV вв. Введение

Московское государство в XIV – XV вв. оставалось еще раннефеодальной монархией. В силу этого отношения между центром и местами строились первоначально на основе сюзеренитета-вассалитета. Однако с течением времени положение постепенно менялось. Московские князья, как и все другие, делили свои земли между наследниками. Последние получали обычные уделы и были в них формально самостоятельны. Старший сын, приобретший “стол” великого князя, сохранял положение старшего князя. Со второй половины XIV в. был введен порядок, по которому старший наследник получал большую долю наследства, чем остальные. Это давало ему решающее экономическое преимущество. К тому же он вместе с великокняжеским “столом” обязательно получал и всю Владимирскую землю.

Постепенно изменилась и юридическая природа отношений между великим и удельными князьями. Эти отношения основывались на иммунитетных грамотах и договорах, заключаемых в большом количестве. Первоначально такие договоры предусматривали службу удельного князя великому князю за вознаграждение, затем она стала связываться с владением вассалами и вотчинами. Считалось, что удельные князья получают свои земли от великого князя за службу. И уже в начале XV в. установился порядок, по которому удельные князья были обязаны подчиняться великому князю просто в силу его положения.

Великий князь

Главой Русского государства был великий князь, обладавший широким кругом прав. Он издавал законы, осуществлял руководство государственным управлением, имел судебные полномочия.

Реальное содержание княжеской власти с течением времени менялось в сторону все большей полноты. Изменения шли в двух направлениях — внутреннем и внешнем. Первоначально свои законодательные, административные и судебные правомочия великий князь мог осуществлять лишь в пределах собственного домена. Даже Москва делилась в финансово-административном и судебном отношениях между князьями-братьями. В XIV – XV вв. великие князья обычно оставляли ее своим наследникам на правах общей собственности. С падением власти удельных князей великий князь стал подлинным властелином всей территории государства. Иван III и Василий III не стеснялись бросать в тюрьму своих ближайших родственников удельных князей, пытавшихся противоречить их воле.
[sms]

Ф. Энгельс считал власть главы централизованного государства прогрессивным явлением, “представительницей порядка в беспорядке, представительницей образующейся нации в противовес раздробленности на мятежные вассальные государства”. Таким образом, централизация государства явилась внутренним источником усиления великокняжеской власти. Внешним источником ее усиления было падение власти Золотой Орды. Некогда московские великие князья были вассалами ордынских ханов, из рук которых они получали право на великокняжеский “стол”. После Куликовской битвы эта зависимость стала только формальной, а после 1480 г. московские князья стали не только фактически, но и юридически независимыми, суверенными государями. Новому содержанию великокняжеской власти были приданы новые формы. Начиная с Ивана III, московские великие князья именовали себя “государями всея Руси”. Иван III и его преемник пытались присвоить себе и царский титул.

В целях укрепления международного престижа Иван III женился на племяннице последнего византийского императора Софье Палеолог — единственной наследнице уже не существующего константинопольского престола. Делались попытки идеологического обоснования притязаний Ивана III на самодержавие. Кроме брачных связей с Софьей Палеолог, имела место попытка установить происхождение русских князей от римских императоров. Была создана теория происхождения княжеской власти. Дворянские историки, начиная с Н. М. Карамзина, считали, что с Ивана III в России устанавливается самодержавие. Это верно в том смысле, что Иван III, завершивший освобождение Руси от татар, “сам держал” свой княжеский стол независимо от Орды. Однако говорить о самодержавии в полном смысле слова, т. е. о неограниченной монархии в XV – XVI вв. еще не приходится. Власть монарха была ограничена другими органами раннефеодального государства, прежде всего Боярской думой.

Боярская дума

Важным органом государства являлась Боярская дума. Она выросла из совета при князе, существовавшего еще в древнерусском государстве. Оформление Думы следует отнести к ХV в. Боярская дума отличалась от прежнего совета своей большей юридической, организационной оформленностью. Она была органом, собиравшимся не эпизодически, а действующим постоянно. Дума имела сравнительно стабильный состав. В нее входили так называемые “думные чины” — введенные бояре и окольничьи. Компетенция Думы совпадала с полномочиями великого князя, хотя формально это нигде не было зафиксировано. Великий князь юридически не был обязан считаться с мнением Думы, но фактически не мог поступать самовольно, ибо любое его решение не проводилось в жизнь, если не было одобрено боярством. Через Думу боярство осуществляло политику угодную и выгодную ему. Правда, с течением времени великие князья все больше подчиняли себе Боярскую думу, что связано с общим процессом централизации власти. Это особенно относится к княжениям Ивана III и Василия III. Значительная роль Боярской думы в системе государственных органов и господство в ней крупных феодалов являются одной из характерных особенностей раннефеодальной монархии.

Феодальные съезды

Феодальные съезды имели тот же характер, что и во времена Киевской Руси, но по мере укрепления централизации государства постепенно отмирали.

Дворцово-вотчинная система управления продолжала оставаться раннефеодальной монархией. Московское государство унаследовало от предыдущего периода и органы центрального управления, построенные по дворцово-вотчинной системе. Однако расширение территории государства и усложнение его деятельности пришли в столкновение со старыми формами управления и подготовили постепенное отмирание дворцово-вотчинной системы и зарождение нового приказного управления.

Преобразование старой системы начинается с ее усложнения. Она подразделяется на две части. Одну составляет управление дворца, во главе которого стоит дворецкий (дворский), имеющий в своем распоряжении многочисленных слуг. Дворецкий ведал и пашенными княжескими крестьянами. Другую часть образовывали так называемые “пути”, обеспечивающие специальные нужды князя и его окружения. О назначении путей красноречиво говорят сами их названия: Сокольничий, Ловчий, Конюший, Стольничий, Чашничий. Для выполнения их задач в ведение путей выделялись определенные княжеские села и целые местности. Пути не ограничивались сбором тех или иных продуктов и всяких благ с выделенных мест. Они выступали и как административные, и как судебные органы. Руководители их именовались путными боярами.

Вслед за усложнением системы дворцово-вотчинных органов возрастала их компетенция и функции. Из органов, обслуживавших личные нужды князя, они все больше превращались в общегосударственные учреждения, выполняющие важные задачи по управлению всем государством. Так, дворецкий с XV в. стал ведать вопросами, связанными с землевладением церковных и светских феодалов, осуществлять общий контроль над местной администрацией. Однако выполнение тех или иных обязанностей в государственном управлении все еще носило прежний характер временного княжеского поручения и превращалось в постоянную и достаточно определенную службу. Усложнение функций дворцовых органов потребовало создания большого и разветвленного аппарата. Чины дворца (дьяки) специализировались в определенном круге дел. Из состава дворцовой службы выделялась Великокняжеская казна, ставшая самостоятельным ведомством. Была создана Большая дворцовая канцелярия с архивом и иными придатками.

Все это подготавливало переход к новой приказной системе управления, выраставшей из прежней. Такое перерастание началось в конце XV в., но как система приказное управление оформилось только во второй половине XVI в. Тогда же утвердился и сам термин “приказ”. Первыми учреждениями приказного типа были Большой дворец, выросший из ведомства дворецкого, и Казенный приказ. Конюшенный путь превратился в Конюшенный приказ, теперь не только обслуживавший личные потребности князя, но и связанный с развитием конного дворянского ополчения. В начале XVI в. сложился Разряд (Разрядный приказ), ведавший учетом служилых людей, их чинов и должностей. Перерастание дворцово-вотчинной системы в приказную явилось одним из показателей централизации Русского государства, ибо дворцовые органы, ведавшие ранее лишь княжеским доменом, теперь становились учреждениями, руководящими всем громадным Русским государством.

Местные органы управления

Русское государство подразделялось на уезды — наиболее крупные административно-территориальные единицы. Уезды делились на станы, станы — на волости. Впрочем, полного единообразия и четкости в административно-территориальном делении еще не выработалось. Наряду с уездами кое-где сохранялись еще земли. Существовали также разряды — военные округа, губы — судебные округа.

Во главе отдельных административных единиц стояли должностные лица — представители центра. Уезды возглавлялись наместниками, волости — волостелями. Эти должностные лица содержались за счет местного населения, получали от него “корм”, т. е. проводили натуральные и денежные поборы, собирали в свою пользу судебные и иные пошлины. Кормление, таким образом, было одновременно государственной службой и формой вознаграждения княжеских вассалов за их военную и иную службу.

Кормленщики были обязаны управлять соответствующими уездами и волостями собственными силами (содержать свой аппарат управления: тиунов, доводчиков и др.) и иметь свои военные отряды для обеспечения внутренней и внешней функций феодального государства. Присылаемые из центра, они не были лично заинтересованы в делах управляемых ими уездов или волостей, их назначение было, как правило, сравнительно краткосрочным (на 1 – 2 года). Все интересы наместников и волостелей были сосредоточены преимущественно на личном обогащении за счет законных и незаконных поборов с местного населения. Система кормления не могла в условиях обостряющейся классовой борьбы обеспечить в должной мере подавление сопротивления восстающего крестьянства. От этого особенно страдали мелкие вотчинники и помещики, которые были не в состоянии самостоятельно обезопасить себя от “лихих людей”. Поднимающееся дворянство было недовольно системой кормления и по другой причине. Его не устраивало, что доходы от местного управления шли в карман бояр, обеспечивая последним большой политический вес.

Местные органы власти и управления не распространяли свою компетенцию на территорию боярских вотчин. Княжата и бояре сохраняли в своих вотчинах иммунитетные права. Они были не просто землевладельцами, но администраторами и судьями в своих деревнях и селах.

Органы городского управления

Городское управление в Московском государстве изменилось по сравнению с киевскими временами. Города в данный период не имели самоуправления. В удельных княжествах управление городами осуществлялось наравне с сельской местностью. С присоединением удельных княжеств к Москве великие князья, сохраняя, как правило, все земли уделов за их прежними владельцами, всегда изымали города из юрисдикции бывших удельных князей, распространяли на них непосредственно свою власть. Делалось это по военным соображениям. Города были крепостями, обладание которыми обеспечивало великим князьям удержание бывшего удела в своих руках и оборону от внешних врагов. Первоначально великие князья управляли городами, как раньше это делали удельные князья, не выделяя их из своих прочих земель. Наместники и волостели, руководя своим уездом или волостью, управляли в той же мере и городами, находящимися на их территории.

Позже появляются некоторые специальные органы городского управления. Их возникновение связано с развитием городов как крепостей. В середине XV в. появилась должность городчика — своеобразного военного коменданта города. Он обязан был следить за состоянием городских укреплений, за выполнением местным населением повинностей, связанных с обороной. Уже в XV в. городчики использовались и для других великокняжеских дел, в частности земельных. Должность городчиков замещалась местными землевладельцами, преимущественно дворянами и боярскими детьми. Городчики уже к концу XV в. стали играть серьезную роль в государственном управлении. Сначала временно, а потом и постоянно за ними закреплялись широкие полномочия в различных отраслях управления, причем не только в пределах города, но и прилегающего уезда. В соответствии с расширением функций изменилось и название этих должностных лиц. Их начали именовать городовыми приказчиками. Ведая рядом вопросов военно-хозяйственного и просто хозяйственного порядка, они подчинялись великокняжеским казначеям. На один город назначалось иногда два и больше таких приказчиков. В лице городовых приказчиков дворяне и дети боярские получили свой орган местного управления, а великий князь — надежных проводников политики централизации.

Право. Источники права

В качестве основного законодательного акта Московского государства XIV – XV вв. продолжала действовать Русcкая Правда. Была создана новая редакция этого закона, приспособлявшая древнерусское право к московским условиям. Действовало также обычное право.

Однако развитие феодальных отношений, образование централизованного государства требовали создания новых законодательных актов. В целях централизации государства, все большего подчинения мест власти московского князя издавались уставные грамоты наместничьего управления, регламентировавшие деятельность кормленщиков, ограничившие в какой-то мере их произвол. Наиболее ранними уставными грамотами были Двинская (1397 – 1398 гг.) и Белозерская (1488 г.). Но самым значительным памятником права был Судебник 1497 г. Он внес единообразие в судебную практику Русского государства. Судебник 1497 г. имел и другую цель — закрепить новые общественные порядки, в частности постепенное выдвижение мелких и средних феодалов (дворян и детей боярских). В угоду этим социальным группам он внес новые ограничения в судебную деятельность кормленщиков и положил начало всеобщему закрепощению, введя повсеместно Юрьев день.

Источниками Судебника явились Русская Правда, Псковская судная грамота, текущее законодательство московских князей. Но он не просто обобщил накопившийся правовой материал. Больше половины статей было написано заново, а старые нормы были в основном переработаны. Судебник 1497 г. содержал главным образом нормы уголовного и уголовно-процессуального права. Хотя он и знаменовал собой новый шаг в развитии права, но некоторые вопросы в нем регламентировались менее полно, чем в Русской Правде. Это относится к гражданскому праву и к обязательственному праву. Отсюда можно предположить, что Судебник не заменил целиком предшествующее законодательство. Некоторые нормы Русской Правды действовали, очевидно, наряду с Судебником.

Гражданское право

Право собственности

Развитие земельных отношений характеризовалось полным (или почти полным) исчезновением самостоятельной общинной собственности на землю. Земли общин переходили в руки вотчинников и помещиков, включались в состав княжеского домена. В то же время все более четко оформлялось вотчинное и поместное землевладение. Вотчина отличалась тем, что собственник обладал почти неограниченным правом на нее. Он мог не только владеть и пользоваться своей землей, но и распоряжаться ею: продавать, дарить, передавать по наследству. Однако вотчина — условное землевладение. Так, например, князь мог отобрать вотчину у отъехавшего вассала.

Еще более условное землевладение — поместье. Оно давалось сеньором своим вассалам только на время службы как вознаграждение за нее. Поэтому распоряжаться землей помещик не мог.

Великокняжеский домен разделялся на земли чернотяглые и дворцовые. Они различались лишь по форме эксплуатации населявших эти земли крестьян и по организации управления ими. Дворцовые крестьяне несли барщину или натуральный оброк и управлялись представителями дворцовой власти. Чернотяглые платили денежную ренту и подчинялись общегосударственным чиновникам. Земли домена постепенно раздавались великими князьями в вотчины и поместья.

Обязательственное право

Обязательствам из договоров Судебник 1497 г. уделял места даже меньше, чем Русская Правда. О займе говорила лишь одна статья, предусматривавшая, подобно Русской Правде, ответственность за несостоятельность должника. Имелись упоминания о договорах купли-продажи и личного найма. Судебник вслед за Псковской судной грамотой предусматривал, что наймит, не дослуживший своего срока, лишался оплаты.

Судебник 1497 г. более четко, чем Русская Правда, выделял обязательства из причинения вреда, правда, лишь в одном случае: ст. 61 предусматривала имущественную ответственность за потраву. Как своеобразные обязательства из причинения вреда рассматривает Судебник некоторые правонарушения, связанные с судебной деятельностью. Судья, вынесший неправосудное решение, был обязан возместить сторонам происшедшие от этого убытки. Такая же мера применялась к лжесвидетелям. Закон прямо указывает, что наказанию судья за свой проступок не подлежит (ст. 19).

Наследственное право

Мало изменилось и наследственное право. Судебник, однако, устанавливал общую и четкую норму наследования. При наследовании по закону наследство получал сын, при отсутствии сыновей — дочери. Дочь получала не только движимое имущество, но и земли. За неимением дочерей наследство переходило ближайшему из родственников.

Уголовное право

Если гражданские правоотношения развивались сравнительно медленно, то уголовное право в данный период претерпело существенные изменения, отражая обострение противоречий феодального общества и усиление классовой борьбы.

Развитие уголовного права связано главным образом с изданием Судебника 1497 г. Судебник трактовал понятие преступления отлично от Русской Правды, но в принципе тождественно Псковской судной грамоте. Под преступлением понимались всякие действия, которые так или иначе угрожают государству или господствующему классу в целом, поэтому запрещаются законом. В отличие от Псковской судебной грамоты Судебник дает термин для обозначения преступления. Оно теперь именуется “лихим делом”.

Развитие феодализма нашло свое отражение в некотором изменении взгляда на субъект преступления. Судебник рассматривал холопа уже как человека и считал его способным самостоятельно отвечать за свои поступки и преступления.

В соответствии с изменением понятия преступления усложнялась и система преступлений. Судебник вводит род преступлений, неизвестный Русской Правде и лишь намеченный в Псковской судной грамоте, — государственные преступления. Судебник отмечал два таких преступления — крамолу и подым. Под крамолой понималось деяние, совершаемое преимущественно представителями господствующего класса. Именно как крамолу стали рассматривать великие князья отъезд бояр от них к другому князю. Тверской летописец, например, называет крамольниками князей и бояр, отъехавших в 1485 г. из Твери к московскому великому князю. Понятие "подым" является спорным.

Можно предположить, что подымщиками называли людей, поднимающих народ на восстание. Мерой наказания за государственные преступления устанавливалась смертная казнь.

Закон предусматривал развитую систему имущественных преступлений. К ним относятся разбой, татьба, истребление и повреждение чужого имущества. Все эти преступления также жестоко наказывались.

Судебник знал и преступления против личности: убийство (душегубство), оскорбление действием и словом.

Изменяются цели, а с ними и система наказаний. Если прежде князья видели в вире и продаже одну из доходных статей, существенно пополнявших казну, то теперь на первый план выступил другой интерес. Господствующий класс стал применять террористические методы борьбы с сопротивлением эксплуатируемых масс. Соответственно в наказании на первое место выступила цель устрашения как самого преступника, так и других людей. Если раньше господствовали имущественные наказания, то теперь они отошли на задний план. Судебник ввел новые наказания — смертную и торговую казнь. Эти меры применялись за большинство преступлений. Закон не предусматривал виды смертной казни. На практике они были весьма разнообразны: повешение, отсечение головы, утопление и др. Торговая казнь состояла в битье кнутом на торговой площади и часто влекла за собой смерть наказуемого. Судебник, как и Русская Правда, знает продажу, но она теперь применяется редко, обычно в сочетании со смертной или торговой казнью. Помимо мер наказания, указанных в Судебнике, практика знала лишение свободы и членовредительство (ослепление, отрезание языка).

Процессуальное право

Процесс характеризовался развитием старой формы (“суда”), т. е. состязательного процесса, и появлением новой формы судопроизводства — розыска. При состязательном процессе дело начиналось до жалобы истца, именовавшейся челобитной. Она обычно подавалась в устной форме. По получении челобитной суд принимал меры к доставке ответчика в суд. Явка ответчика в суд обеспечивалась поручителями. Если ответчик каким-либо образом уклонялся от суда, то он проигрывал дело даже без разбирательства. Истцу в таком случае выдавалась “бессудная грамота”. Неявка истца в суд влекла за собой прекращение дела.

Несколько изменилась система доказательств. Судебник признавал доказательством, притом бесспорным, собственное признание стороны.

Если истец отказывался от всего иска или от его части или ответчик признавал исковые требования, то иных доказательств уже не требовалось.

Другим видом доказательств были свидетельские показания. В отличие от Русской Правды Судебник не различал послухов и видоков, именуя всех неслухами. Послушествовать могли теперь и холопы.

Доказательством признавалось и “поле” — судебный поединок. Победивший в бою считался правым, т. е. выигрывал дело. Проигравшим признавался и уклонившийся от поединка или сбежавший с него. На “поле” можно было выставлять наймита. В XV в. применение “поля” все больше ограничивалось, в XVI в. постепенно исчезло. В качестве доказательств стали применяться разного рода документы: договорные акты, официальные грамоты. Доказательством считалась и присяга.

Обострение классовой борьбы обусловило появление новой формы процесса — розыска, следственного или инквизиционного процесса. Розыск применялся при рассмотрении наиболее серьезных уголовных дел, в том числе по политическим преступлениям. Его введение было обусловлено стремлением не столько найти истину, сколько быстро и жестоко расправиться с “лихими людьми”. “Лихой” человек — это не обязательно уличенный преступник. Это лицо неблагонадежное, с дурной славой, которое “облиховали добрые люди”, т. е. благонамеренные члены общества. Розыск отличался от состязательного процесса тем, что суд сам возбуждал, вел и завершал дело по собственной инициативе и исключительно по своему усмотрению. Подсудимый был, скорее, объектом процесса. Главным способом “выяснения истины” при розыске являлась пытка.

Обращение в феодальный суд было весьма дорогим удовольствием. Стороны облагались различными пошлинами. Так, например, судье-боярину нужно было платить 6 % от цены иска. Кроме того, полагалось заплатить 4 копейки с рубля дьяку. Существовали специальные полевые пошлины. Они платились даже в том случае, если стороны помирились и отказывались от судебного поединка. Если же “поле” состоялось, то пошлины уплачивались еще и специальным должностным лицам, организующим поединок.
[/sms]

27 окт 2008, 11:49
Читайте также
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.