Последние новости
02 дек 2016, 22:57
Президент США Барак Обама подпишет закон о 10-летнем продлении санкций против Ирана,...
Поиск



» » » » Сочинение: И.А.ГОНЧАРОВ "Обломов, без своего «сна», был бы созданием неоконченным..."


Сочинение: И.А.ГОНЧАРОВ "Обломов, без своего «сна», был бы созданием неоконченным..."

Сочинение: И.А.ГОНЧАРОВ "Обломов, без своего «сна», был бы созданием неоконченным..."Хорошо известно резкое высказывание Н.А. Добролюбо­ва о романе «Обломов»: «Сущность характера Обломова — в его совершенной инертности, происходящей от апатии ко всему, что делается на свете, в полной оторванности от жиз­ни, в безволии, приводящей к тому, что он становится рабом каждой женщины, каждого мошенника, который пожелает .взять над ним верх». Чтобы понять накал споров вокруг ро­мана, обратим внимание на противоположную по тонально­сти и сути реплику критика А.В. Дружинина: «Невозможно узнать Обломова и не полюбить его глубоко... Обломов любезен всем нам и стоит беспредельной любви... Сам творец его беспредельно предан Обломову...
 
«Сон Обломова» не только осветил, уяснил и разумно опоэтизировал все лицо героя, но еще тысячью невидимых скреп связал его с сердцем каждого русского читателя». Где таятся корни этого столь противоре­чивого образа? Первая часть романа завершается вопросом Обломова: «Отчего я такой?» Ответ на него дан в чудном «Сне Обломова». В нем сам автор в живой картине жизни Обломовки объяснил происхождение обломовского характера. Вообще, первая глава необыкновенно совершенна. Ее чрез­вычайная и непринужденная насыщенность такова, что две­надцать страничек, в сущности, предвосхищают и исчерпы­вают все содержание объемистой книги.

С первых строк портрет Ильи Ильича выражает не только идею романа, но и все ее оттенки. «Мысль гуляла вольной птицей по лицу, порхала в глазах, садилась на полуотворен­ные губы, пряталась в складках лба, потом совсем пропада­ла, и тогда во всем лице теплился ровный свет беспечности».
[sms]
Глубоким поэтическим чувством отличается «Сон Обло­мова», несмотря на то что отрицательное отношение автора к укладу жизни и нравам обломовщины несомненно. В чем причина такого «противоречия»? Конечно, прежде всего в том, что повествование на этих страницах ведется под углом зрения Обломова: это в его воображении возникают картины столь милого ему прошлого, это он оценивает дорогих ему людей. Трудно не согласиться с мнением критика А.В. Дру­жинина, современника Гончарова, о том, что в «Сне Обломо­ва» отразились воспоминания детства писателя, которые он пронес через всю жизнь.
 
Сам Гончаров, рассказывая о прото­типах романа, говорил о том сладостном чувстве, которое ох­ватило его в молодости по приезде домой, в Симбирск, из Мо­сквы: «Дом у нас был, что называется, полная чаша Свои лошади, корова, даже козы и бараны, куры и утки — все это населяло оба двора. Амбары, погреба, ледники пере­полнены были запасами муки, разного пшена и всяческой провизии для продовольствия нашего и обширной дворни. Словом, целое имение, деревня». И еще: «и по приезде домой, по окончании университетского курса, меня обдало той же «обломовщиной», которую я наблюдал в детстве».

«Сон» — образный и смысловой ключ к пониманию всего произведения, идейно-художественного средоточия романа. Действительность, изображенная Гончаровым, простирается далеко за пределы Обломовки, но подлинная столица «сонно­го царства», безусловно, фамильная вотчина Ильи Ильича... «Сонное царство» Обломовки графически можно изобразить в виде замкнутого круга. Кстати, круг имеет прямое отноше­ние к фамилии Ильи Ильича и, следовательно, к названию деревни, где прошло его детство. Как известно, одно из ар­хаических значений слова «обло» — круг, окружность (отсю­да «облако», «область»)...

Но еще явственнее в фамилии Ильи Ильича проступает другое значение, и его, на наш взгляд, и имел в первую оче­редь в виду автор. Это значение обломка. В самом деле, что такое обломовское существование, как не обломок некогда полноценной и всеохватывающей жизни? И что такое Обло-мовка, как не всеми забытый чудом уцелевший «блаженный уголок» — обломок райского сада Эдема?

Главную причину столь любовного отношения писателя к изображаемой жизни следует видеть в творческой натуре пи­сателя, в его понимании литературы. Он передал Обломову некоторые собственные черты («Мне, например, прежде все­го бросился ленивый образ Обломова в себе и в других»). Од­нако главное, по мнению Гончарова, в том, что в создании ис­кусства обязательно присутствует сердце художника: он должен испытать любовь к тому пласту жизни, который изо­бражает.

«Гончаров посягнул вложить в своего Илью Ильича сла­бости и недуги всякого человека, каждого из нас, слабости извиняемые, малоизвиняемые и неизвиняемые. В целокуп-ном образе органично сочетались с ними и многие благие за­датки, милые и симпатичные свойства, также присущие вся­кому человеку. И потому Обломов трогает, беспокоит и тревожит всякого человека». В этих словах современного критика Ю. Лощица — ключ к пониманию непреходящего значения образа Обломова.

«Сном Обломова» завершается первая часть романа. В том, как он написан, мы видим глубокую связь Гончарова с принципами натуральной школы. Полная отчужденность от интересов большого мира, «первобытная лень», консерва­тизм — таково обломовское бытие. «Забота о пище была пер­вая и главная жизненная забота в Обломовке», — подчерки­вает писатель. Отрыв от реальной жизни, власть сказки, чуда и воображения в фантастическом замысле, восприятие жизни как вечного праздника — таков внутренний мир обло-мовцев. Гончаров подчеркивает, что обломовцы не знали ре­альных забот, «многотрудной жизни», не знали, «зачем дана жизнь». Их идеал жизни — «покой и бездействие». Труд они «сносили... как наказание».
 
Весь пафос их существования сосредоточился в трех актах жизни (рождение — свадьба — похороны), а в промежутках между ними они погружались в обычную апатию. Всякие иные заботы — перемены и новше­ства — обломовцы встречали со стоической неподвижно­стью. И поэтому ничто не могло нарушить однообразия их жизни, всесильной власти над ними традиционных норм жизни, обрядов и обычаев, от другого житья-бытья они с ужасом отвернулись бы. В этой атмосфере мальчик превра­тился в лелеянный, тепличный «экзотический цветок», и «так же, как последний под стеклом, он рос медленно и вяло. Ищущие проявления силы обращались внутрь и никли, увя­дая». Романист постоянно показывает, как «пытливое внима­ние» одаренного мальчика не пропускает «ни одной мелочи, ни одной черты» в картине домашнего быта. Они «неизгла­димо врезываются» в его душу. «Его мягкий ум» напитыва­ется «живыми примерами и бессознательно чертит програм­му своей жизни по жизни его окружающей».

Как же Гончаров достигает подобной поэтичности и обоб­щающей широты в изображении «Сна»? Он мастер точного и пластического воспроизведения предметов домашнего быта, всякого рода деталей, поз, взгляда, жеста, обстановки. Он погружает свои сюжеты в густую ткань вещей, мелочных житейских привычек, поступков и помыслов. При всей этой связанности с будничными деталями жизни он остается не­изменно одухотворенным поэтом, умеющим в мелочах от­крывать общий смысл жизни, находить выражение в них ха­рактера героя и целого общественного уклада. Каждая мелочь в описании «Сна» становится поэтически ощутимой. Она гармонически входит в ткань его романа, служит рас­крытию идеи и характеров.[/sms]
28 ноя 2007, 14:56
Читайте также
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.