Последние новости
27 мар 2017, 21:18
 Глава Минобороны Великобритании Майкл Фэллон считает, что поведение России становится...
Поиск

» » » » Толкование снов классической литературы. Дивный сон Джульетты.


Толкование снов классической литературы. Дивный сон Джульетты.

Толкование снов классической литературы. Дивный сон Джульетты.Сомнологи, да и практикующие врачи-терапевты, при­выкшие выслушивать многочисленные жалобы пациен­тов, часто сталкиваются вот с каким фактом: крепко спящий человек, который по пробуждении чувствует себя полностью отдохнувшим, снов не видит. Однако таких счастливых ночей у современного человека, живущего напряженной деловой жизнью, подверженного стрессам и депрессиям, не так уж много!
 
Куда более часты ночи, когда, то и дело просыпаясь, он видит суматошные, нера­достные, обрывочные сны, которые мучают его совершен­но так же, как наяву придирчивый начальник, грубый де­ловой партнер или перессорившиеся родственники... Вы­ходит, спать и не видеть снов — вот истинное наслажде­ние? Но ведь это же определение смерти в том виде, ко­торое приводит самый известный исследователь феноме­на смерти Раймонд Моуди! К тому же Моуди ссылается на таких общепризнанных авторитетов древности, как Гомер и Сократ; первый называет сон «братом смерти», а второй, только что осужденный афинским судом, произ­носит: «Если смерть — это сон без сновидений, значит, она является великим даром»...
 
Как это соотносится с гипнотическим происхождени­ем сновидений? Прямо. Бог сновидений по имени Гипнос держал в своих руках головки мака, а бог смерти Танатос считался его родным братом. В Гипноса была влюб­лена Селена, одна из ипостасей Луны. Она лила на Землю печальный свет, поскольку ее возлюбленный настолько обожал мак, что был постоянно одурманен им и погру­жен в вечную дремоту...
 
 Кстати, в деревнях российской глубинки опыты древ­негреческого Гипноса часто повторялись с крикливыми новорожденными младенцами. Матери срывали незрелые головки мака, тщательно пережевывали их, заворачивали в чистую тряпицу и запихивали в рот орущего ребенка, то есть использовали как некое подобие пустышки. От та­кой «пустышки» ребенок засыпал надолго и более не бес­покоил мать, которой нужно было успевать по хозяйству; а иногда навсегда. Говоря языком современности, проис­ходила передозировка «успокоительного», и заснувший вечным сном младенец из владений Гипноса незаметно для себя переходил в царство Танатоса. Кстати, у осталь­ных, выживших, реке в более зрелом возрасте развивались различные формы слабоумия и пристрастие к алкоголю... Итак, сон можно считать каждодневной репетицией смерти, которая находится вне пределов сознательного опыта человека, и разговоры непосредственно о ней час­то ведут к психологической травме, особенно у детей и мнительных, слабовольных людей. Поэтому и в жизни, и в классической литературе часто используется один и тот же прием: подмена смерти сном. Когда вы ведете ста­рую и больную собаку к ветеринару и просите, чтобы ее «усыпили», он, конечно же, поймет все именно так, как следует. Но сомнительно-спасительные свойства сна-смерти известны нам и по описаниям известных писа­телей! С этой точки зрения наиболее показателен сон Джульетты, изображенный Уильямом Шекспиром в од­ной из своих самых известных трагедий. Чтобы опреде­лить, какой из богов, Гипнос или Танатос, получил власть над юной девушкой, вспомним слова доброго патера Лоренцо, произнесенные им, когда он давал Джульетте некое таинственное снадобье:
 
...Когда ты выпьешь весь раствор до дна,
Тебя скует внезапный холод
В жилах Должна остановиться будет кровь.
Ты обомрешь. В тебе не выдаст жизни
 Ничто: ни слабый вздох, ни след тепла.
Со щек сойдет румянец Точно ставни,
Сомкнутся на ночь наглухо глаза.
Конечности, лишившись управленья,
Закоченеют, как у мертвецов.
В таком, на смерть похожем состоянье,
Останешься ты сорок два часа.
И после них очнешься освеженной...
 
Как мы видим, помимо чисто литературных, поэтиче­ских достоинств приведенного отрывка, Шекспир гени­ально подметил факт, с которого мы начали: Джульетта должна была погрузиться в состояние, в котором она за­ведомо не могла иметь сновидений! И вовсе не случайно Капулетти сочли девушку умершей... К тому же в те вре­мена подобные ошибки не бьии редкостью, ведь точных критериев, принятых при констатации смерти, не суще­ствовало. Случаи, когда хоронили живых людей, впавших в летаргический сон или испытывавших глубокое болез­ненное состояние, описаны не только в художественной, но и в специальной медицинской литературе. Встает дру­гой вопрос если проанализировать симптомы, которые пе­речисляет добрый патер Лоренцо, и действительно при­писать их состоянию Джульетты, могла ли она вообще проснуться? Ведь устами патера Шекспир довольно точ­но описал состояние клинической смерти: остановка ды­хания, исчезновение пульса, понижение температуры тела, мертвенная бледность кожных покровов.
 
По всей вероятности, Джульетта должна была увидеть не сон, а то, что видят все находящиеся в состоянии кли­нической смерти: как неподвижное, безжизненное тело остается внизу, а душа (или, как ее именует Раймонд Моуди, «неуничтожимая часть собственной сущности») на большой скорости движется через темный длинный тун­нель. Затем появляется светящийся шар — теплый и доб­рый дух, полный любви, который должен был успокоить Аунгу девушки. На встречу с ней, как и в других подобных случаях, уже вышли друзья, родственники, умершие рань­ше, по всей видимости, в большинстве своем жертвы враж­ды между семействами Монтекки и Капулетти... В опре­деленный момент душа Джульетты должна была подойти к препятствию, границе, которая является линией раз­дела между земной и той самой «иной» жизнью. Однако она могла вернуться в тело, если время умереть оконча­тельно еще не пришло! Впрочем, как правило, душа не хочет этого, поскольку после смерти еще захвачена жиз­нью, и ее переполняют чувства радости, любви и доброго смирения. Но существовал ли выбор у Джульетты? Совре­менная медицина отвечает однозначно: нет.
 
Судя по всему, патер Лоренцо дал девушке большую дозу снотворного или наркотического средства, например опия, который извлекается из головок мака. Но в этом слу­чае при отсутствии квалифицированной медицинской по­мощи спустя несколько часов, а точнее, через час-два пос­ле отравления, неизбежно наступает смерть! И вывести человека из такого состояния могут лишь сильнодейству­ющие современные препараты, стимулирующие работу центральной нервной системы: кофеин, стрихнин или кордиамин. Так что юная Джульетта, по сути дела, была обречена! И в трагедии Шекспира может быть правдой все, но только не ее чудесное воскрешение. Впрочем, и в «Гамлете» содержится аналогичное преувеличение: спя­щего короля отравили, влив ему в ухо настой белены. Уче­ные-медики свидетельствуют: это способно принести че­ловеку вред, но не лишить жизни. Так что фантазии вели­кого драматурга на тему отравлений и погружений в сон с помощью настоев и прочих снадобий являлись не чем иным, как предвестием современной эпидемии нарко­мании!
 
Кстати, в современных сонниках видеть во сне МАК означает платоническую любовь, что, вероятно, снова име­ет отношение к повествованию о Ромео и Джульетте. Причем некоторые источники утверждают, что такие сны являются не только свидетельством душевной тоски ви­дящего сновидение, но и его легкого умопомешательства...
24 окт 2007, 15:00
Читайте также

Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.