Последние новости
22 авг 2017, 08:18
 На ул. Заводской до пресечения с ул. Платова проведен капитальный ремонт дорожного...
Поиск

24 июл 2017, 10:07
 Планировка и построение альпийских горок в Белой Калитве и Ростовской области...
02 июл 2017, 22:17
Анатолий Козлов продолжает нас радовать интересными видео...
23 июн 2017, 15:29
 Выпуск информационной программы Белокалитвинская Панорама от 22 июня 2017 года...
21 июн 2017, 16:39
 Выпуск информационной программы Белокалитвинская Панорама от 20 июня 2017 года...
» » » Черная метка для правозащитников

Черная метка для правозащитников

Черная метка для правозащитниковМинюст угрожает закрыть крупнейший правозащитный центр под надуманным предлогом

Предупреждавшие о коварности российских властей правозащитники, похоже, оказались правы. Федеральная регистрационная служба (ФРС) российского Минюста обратилась в печально известный своей предвзятостью Басманный суд Москвы с иском о ликвидации Российского исследовательского центра по правам человека.

Предлог, по словам правозащитников, явно надуманный. Центр якобы в течение пяти лет не предоставлял в регистрационный орган сведения о продолжении своей деятельности. Однако директор центра Любовь Виноградова утверждает, что у нее на руках имеются все необходимые документы, в том числе уведомления Минюста о получении отчетов о деятельности центра.

Кроме того, правозащитники особо подчеркивают, что 10 января Минюст запретил центру вносить изменения в сведения о составе правления организации в Единый государственный реестр юридических лиц, что доказывает, что в министерстве дело о закрытии организации уже считают решенным.

Директор ФРС Сергей Мовчан объяснил между тем, что решения конференции центра от 2 ноября 2004 года о формирования правления центра и избрании его директора являются неправомочными. Правление - это коллегиальный орган, в котором представлены все организации, входящие в центр, и который определяет стратегию организации и решает принципиальные проблемы. "Решения конференции и правления правомочны, мы собираемся доказать это в суде", - заявила в ответ Любовь Виноградова.

Адвокат ассоциации "АГОРА" Ирина Хрунова, представляющая интересы Центра по правам человека, отметила в этой связи, что с точки зрения здравого смысла ситуация выглядит странно. "Федеральная регистрационная служба Минюста России в лице Жафярова (начальника Управления по делам политических партий, общественных и религиозных объединений ФРС - прим. Ленты.ру) заявляет о том, что не обладает информацией о деятельности Центра, а директор ФРС Мовчан в то же время ведет с Центром активную переписку по поводу внесения изменений в реестр юридических лиц", - отметила адвокат.

Закон, что дышло

Таким образом, реализацию "Закона о некоммерческих организациях" власти начинают с закрытия одного из крупнейших правозащитных центров в России. Формально закон должен был упорядочить деятельность НКО, к которым относятся не только организации, занимающиеся защитой прав человека, но и всевозможные профессиональные ассоциации и объединения по интересам. Однако правозащитники усмотрели в нем попытку поставить их деятельность под контроль государства, которое сможет использовать закон как средство устрашения несогласных с текущей генеральной линией.

И, нужно признать, они были правы. Можно, конечно, свалить всю вину на российскую бюрократию, однако политический подтекст тут очевиден, что доказывает и недавняя атака на правозащитников со стороны ФСБ и аффилированных с ним журналистов с государственного телеканала "Россия", которые предприняли неуклюжую попытку связать шпионскую деятельность британских агентов в России с финансированием ряда НКО.

Новая редакция закона упорядочивает отчетность российских некоммерческих организаций перед Федеральной регистрационной службой, что, с одной стороны, правильно, так как необходимо прекратить использование НКО в качестве "прачечных" для ухода от налогов и отмывания криминальных денег. С другой стороны, изменение набора документов, которые необходимо предоставить для продолжения деятельности НКО, а также увеличение количества требуемых согласований, дает возможность властям найти формальную зацепку для того, чтобы закрыть чем-либо неугодную организацию.

Другим аспектом нового закона, напомним, был запрет на финансирование политической деятельности в России из-за рубежа. Именно в этой связи ФСБ и сделало намеки на получение иностранных денег правозащитными организациями, в том числе Московской Хельсинкской группой и Комитетом против пыток. Правда, деятельность этих НКО носит социально-правовой характер, а никак не политический, то есть они не занимаются распространением какой-либо идеологии, а отстаивают законные интересы граждан, которые по разным причинам не могут отстоять власти.

Комитет против пыток, кстати, недавно добился громкого успеха в Европейском суде по правам человека, который обязал российское правительство выплатить внушительную компенсацию в 250 тысяч евро нижегородцу Алексею Михееву. В местной милиции его заподозрили в совершении изнасилования и убийства и для получения признательных показаний избивали и пытали током. Михеев, не выдержав издевательств, выпрыгнул из окна третьего этажа здания Ленинского РУВД Нижнего Новгорода, сломал позвоночник и стал инвалидом.

Инцидент произошел еще в 1998 году, но только после обращения Комитета против пыток в Страсбургский суд Генпрокуратура РФ распорядилась возобновить расследование этого дела, и в результате двое милиционеров-горедознавателей отправились за решетку. Кстати, девушка, в насилии над которой обвиняли Михеева, нашлась целой и невредимой как раз в тот день, когда он выпрыгнул из окна.

Президентский наказ

Тенденцию нарастающего давления на НКО подтверждают и недавние комментарии Владимира Путина по поводу шпионского скандала. Президент РФ заявил по поводу якобы имевшего места финансирования неправительственных организаций британскими спецслужбами: "Думаю, что никто не вправе сказать в данном случае, что деньги не пахнут. Благородные цели не могут быть достигнуты негодными средствами. Полагаю, что теперь многим становится понятным, почему в России принят закон, регламентирующий деятельность неправительственных организаций".

Эти слова главы государства были, по-видимому, восприняты в Минюсте как руководство к действию или, точнее, как команда "Фас!". Иск против Центра по правам человека стал первой ласточкой гонений на правозащитников, возможно, именно потому, что в его состав входят организации, давно известные критическим отношением к властям и доставляющие массу хлопот высокопоставленным чиновникам постоянными указаниями на просчеты и недочеты и напоминаниями о необходимости исполнения своих прямых должностных обязанностей.

Субъект права

Центр по правам человека был создан в 1992 году. Его целью является продвижение демократических ценностей и приоритета прав человека в России. Центр является ассоциацией независимых правозащитных организаций, каждая из которых работает в определенном направлении защиты прав человека. Он объединяет 12 организаций, в числе которых две общероссийские - Союз комитетов солдатских матерей России и Независимая психиатрическая ассоциация России, а также Московская Хельсинкская группа, Ассоциация защиты прав инвалидов, Центр содействия реформе уголовного правосудия, группа "Движение без границ", фонд "Право матери" и другие.

В состав общественного совета входят такие известные люди, как правозащитники Елена Боннэр и Сергей Ковалев, писатель Анатолий Приставкин и другие. В 1998 году центр получил премию Евросоюза и США "Демократия и гражданское общество".

Центр за время своего существования стал инициатором ряда программ, которые позднее дали начало отдельным организациям, входящим в ассоциацию. В частности, программа "Информационная правозащитная сеть", открытая в 1993 году, в 1997 году превратилась в отдельную организацию - группу "Правозащитная сеть". Таким же образом появилась на свет Общественная организация содействия защите прав детей "Право ребенка".

Кроме того, центр стал инициатором создания российского специализированного правозащитного фонда "За гражданское общество", который уделяет особое внимание укреплению правозащитного сообщества в России и работает с более чем 500 региональными организациями. Фонд ежегодно предоставляет финансовую поддержку примерно 25-30 региональным НКО, а также оказывает техническую помощь в виде образовательных мероприятий и консультирования более чем сотне организаций.

Отдельного упоминания заслуживает входящая в центр Московская Хельсинкская группа (МХГ) - старейшая правозащитная организация, созданная еще во времена СССР. Она была основана в мае 1976 года для осуществления контроля за выполнением советским правительством Хельсинкских соглашений, согласно которым СССР взял на себя обязательство придерживаться международных стандартов в области прав человека.

МХГ оказалась одной из организаций, обвиненных в получении финансирования от британских спецслужб. Правозащитники назвали эти обвинения "грубой подтасовкой, не имеющей ничего общего с действительностью". В заявлении МХГ отмечается, что российские правозащитные и другие неправительственные организации работают в правовом поле, их деятельность прозрачна и легитимна.

Что касается якобы имевшего место финансирования со стороны британской разведки, то на самом деле эти средства поступали в виде грантов и пожертвований из официального фонда МИД Великобритании на совершенно законных основаниях. "Это делалось на основании договоров, через российские банковские счета, с полной отчетностью перед налоговыми органами", - говорится в документе, опубликованном МХГ.

В целом складывается впечатления, что государство уже не знает, куда употребить свою силу, и вместо того, чтобы защищать интересы своих граждан, вставляет палки в колеса тем, кто, по сути, помогает ему выполнять его же работу, при этом безвозмездно и добровольно. Желание силовых структур защитить свои узкокорпоративные интересы не имеет ничего общего с реальной работой на благо народа.

Как тут не вспомнить, что президент Путин неоднократно упоминал в качестве одной из важнейших задач своего правления построение в России гражданского общества. А оно и начинается с того, что граждане самостоятельно объединяются для защиты своих прав и интересов. В какой-то мере правозащитные организации можно назвать краеугольным камнем гражданского общества, и выдергивать этот камень из-под еще даже не достроенного фундамента - не лучший способ показать миру свою приверженность ценностям свободы и демократии. Андрей Кузнецов


Черная метка для правозащитников


27 янв 2006, 00:00
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.