Последние новости
09 дек 2016, 10:42
Выпуск информационной программы Белокалитвинская Панорама от 8 декабря 2016 года...
Поиск

» » » » Сочинение: Любимый жанр И. А. Бунина


Сочинение: Любимый жанр И. А. Бунина

Сочинение: Любимый жанр И. А. БунинаНесомненная писательская заслуга Бунина, прежде всего, состоит в развитии им и доведении до высокого совершенства чисто русского и получившего всемирное признание жанра рас­сказа или небольшой повести той свободной и необычайно ем­кой композиции, которая возникает как бы непосредственно из жизненного явления или характера и чаще всего не имеет «за­мкнутой» концовки, ставящей точку за полным разрешением поднятого вопроса или проблемы.

Возникнув из живой жизни, конечно, преображенной и обобщенной творческой мыслью художника, эти произведе­ния русской прозы в своих концовках стремятся как бы сомк­нуться с той же действительностью, откуда вышли, и раство­риться в ней, оставляя читателю широкий простор для мыслен­ного продолжения их.

Чтобы не быть голословным из множества возможных при­меров приведу один — рассказ «Солнечный удар».

Сюжет этого рассказа прост: на пароходе, плывущем по Волге, встречаются поручик и молодая женщина, которая воз­вращается домой после отдыха в Крыму. И тут с ними случи­лось то, что суждено испытать немногим: вспышка страсти, по­добная по силе солнечному удару. Герои словно сошли с ума, но понимают, что оба бессильны противиться этому чувству. И они решаются на безрассудный поступок: сходят на ближней пристани. Войдя в номер, герои дают волю охватившей их стра­сти: «...оба так исступленно задохнулись в поцелуе, что много лет вспоминали потом эту минуту: никогда ничего подобного не испытывал за всю свою жизнь ни тот, ни другой».
[sms]
Утром «маленькая безымянная женщина» уезжает. Сначала поручик отнесся к случившемуся очень легко беззаботно, как к за­бавному приключению, подобных которому немало было и еще бу­дет в его жизни. Но, вернувшись в гостиницу, он понимает, что не в силах быть в номере, где все еще напоминает о ней.

С нежностью вспоминает он ее слова, сказанные перед отъ­ездом: «Даю вам честное слово, что я совсем не то, что вы могли обо мне подумать. Никогда ничего даже похожего на то, что случилось, со мной не было, да и не будет больше. На меня точ­но затмение нашло... Или, вернее, мы оба получили что-то вро­де солнечного удара...»

И поручик осознает, что готов отдать жизнь за то, чтобы снова увидеть свою «прекрасную незнакомку» и высказать ей, как «он мучительно и восторженно любит ее».

Если в произведениях, написанных Буниным раньше, лю­бовь была несчастливой потому, что она была не разделена, одинока, то в этом рассказе трагедия любви заключается в том, что она слишком сильна. Читатель понимает, что она и не могла продлиться, что разлука героев закономерна и неизбежна. Ав­тор, чтобы подчеркнуть мизерность отпущенного любви време­ни, даже не называет имен героев, только описывает стреми­тельно развивающееся действие.

Вот эта «мизерность» времени и дает толчок рождению та­кого рода новеллы. На нескольких страницах И. Бунин умещает тему огромного романа, которая могла развернуться со многими подробностями и самьш подробным образом поведать о том, что в этом мире устойчивого счастья нет, особенно для русского ха­рактера, а могут быть только «солнечные удары», ослепляющие душу и оставляющие щемящую памятью.

И. Бунин был исключительно хорошим рассказчиком.

Может быть, зарождение этого жанра прослеживается и из большей глубины по времени, но ближайшим классическим образцом его являются, конечно, «Записки охотника» И. Тур­генева.

В наиболее развитом виде эта русская форма связывается с именем Чехова, одного из трех «богов» Бунина в литературе (первые два — Пушкин и Толстой). Бунин, как и Чехов, в своих рассказах и повестях пленяет читателя иными средствами, чем внешняя занимательность, «загадочность» ситуации, заведомая исключительность персонажей.

Он приковывает вдруг наше внимание к тому, что на первый взгляд совершенно обычно, доступно будничному опыту, и за­ставляет пристально в него вглядеться.

Западная литература все-таки в большей своей части стро­ится на сюжете. Русские классики, как бы сговорившись, поче­му-то не стремились строить завлекательную интригу. Это объясняется тем, что они отражали живую жизнь и старались за внешними проявлениями видеть глубинную суть русского человека, его душу. [/sms]
23 ноя 2007, 08:31
Читайте также
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.