Последние новости
11 дек 2016, 01:40
Дом на Намыве в Белой Калитве по ул. Светлая, 6 давно признан аварийным. Стена первого...
Поиск

» » » » Сочинение: Проблематика пьесы А. П. Чехова «Чайка»


Сочинение: Проблематика пьесы А. П. Чехова «Чайка»

Сочинение: Проблематика пьесы А. П. Чехова «Чайка»Очень много в жизни Чехова значило сотрудничество с Мос­ковским Художественным театром. 17 декабря 1898 года там состоялось первое представление «Чайки». Спектакль прошел с большим успехом, он явился историческим событием. Отныне летящая чайка будет эмблемой театра.

«Чайка» (1895—1896) резко отличается от всех других пьес Чехова своим лиризмом, богатой символикой и острым столкно­вением различных концепций искусства, жизни. В «Чайке» много значит любовь — это чувство испытывают все герои. Актриса Аркадина переживает роман с писателем Тригориным, холостяком в солидных годах. Они приблизительно одинаково понимают жизнь, искусство — «родственные души».
 
Другая па­ра влюбленных — сын Аркадиной Константин Треплев, мечта­ющий стать писателем, и дочь богатого помещика Нина Зареч­ная, мечтающая стать актрисой. Но есть в пьесе и иная любовь: жена управляющего имением Шамраева влюблена в доктора Дорна, старого холостяка; дочь Шамраевых Маша безответно влюблена в Треплева и от отчаянья выходит замуж за нелюби­мого человека; даже бывший статский советник Сорин, больной старик, признается, что он симпатизировал Нине Заречной. Сам Чехов острил, что в его «Чайке» «пять пудов любви».

Любовные перипетии в пьесе развиваются остро. Аркадина уязвлена внезапным увлечением Тригорина Заречной. А он ка­зался ей верным другом, «последней станцией ее жизни». Но, в общем, она, сама натура увлекающаяся, простила ему все.
[sms]
Связь Тригорина и Заречной принесла невыносимою боль Треплеву, который любил Нину. Он продолжал ее любить и когда она ушла к Тригорину и родила от него ребенка, и когда была брошена им и бедствовала. Без всякой посторонней помо­щи Заречная сумела утвердить себя в жизни. После двухлет­него перерыва Нина снова появляется в родных местах, приез­жает она и в имение Сорина. Треплев радостно встретил ее, по­лагая, что к нему возвращается счастье. Но она по-прежнему влюблена в Тригорина, благоговеет перед ним. Однако, узнав, что Тригорин в соседней комнате, она не ищет с ним встречи и внезапно уезжает. Не вынеся таких душевных испытаний, Треплев стреляется.

Любовь, охватившая почти всех героев, составляет главное действие «Чайки». Но не меньшую силу имеет и преданность ее героев искусству. И это чувство, пожалуй, оказывается выше любви, становится самым сильным стимулом для поступков глав­ных действующих лиц. У Аркадиной оба этих качества — женст­венность и талант — сливаются воедино. Тригорин, несомненно, интересен именно как писатель. В литературе он человек всем известный, о нем говорят, что только с Толстым и Золя его не сравнишь, и многие ставят его сразу после Тургенева.

Но как человек Тригорин — безвольное существо и полная посредственность. По привычке он волочится за Аркадиной, во тут же бросает ее, увидав молоденькую Заречную. Вместе с тем он писатель, и потому новое увлечение для него — своего рода новая страница жизни, важная для творчества. Так он за­носит в записную книжку мелькнувшую у него мысль о «сюжете для небольшого рассказа», повторяющем в точности жизнь Нины Заречной: на берегу озера живет молодая девушка, она счастлива и свободна, но «случайно пришел человек, увидел и «от нечего делать» погубил ее. Тригорин показывал Заречной убитую Треплевым чайку. Но Треплев убил птицу, а Тригорин убивает душу Нины.

Треплев значительно моложе Тригорина, он принадлежит к другому поколению и в своих взглядах на искусство выступа­ет как антипод и Тригорина, и своей матери. Принято считать, что Треплев терпит полное поражение: как личность он не со­стоялся, любимая от него уходит, его поиски новых форм в ис­кусстве были высмеяны как декадентские. «Я не верую и не знаю, в чем мое призванье», — говорит он Нине, которая, по его мнению, нашла свою дорогу. Эти слова непосредственно пред­шествуют самоубийству Треплева.

Успешна, однако, посредственная актриса Аркадина. Она упивается воспоминаниями о своем триумфе в Харькове, о том, как ее там принимали, как «студенты овацию устроили», три корзины цветов и два венка поднесли и подарили брошь стои­мостью пятьдесят рублей. Она только и помнит: «На мне был удивительный туалет...»

И Тригорин пользуется неизменным успехом. Он самодово­лен и в последний свой приезд в имение Сорина даже принес журнал с рассказом Треплева. Но, как Треплев заметил, все это у него показное, так сказать похлопывание по плечу: «Свою по­весть прочел, а моей даже не разрезал». Тригорин снисходи­тельно оповещает Треплева при всех: «Вам шлют поклон ваши почитатели...» Кто эти почитатели? И дальше: «В Петербурге и в Москве вообще заинтересованы вами». Кто эти «вообще»?

Тригорин хотел бы не выпускать из своих рук вопрос о по­пулярности Треплева, хотел бы сам отмерить ее меру: «Спра­шивают: какой он, сколько лет, брюнет или блондин. Думают все почему-то, что вы уже не молоды». Так и видятся здесь да­мы из окружения Тригорина, это их расспросы он постарался еще больше обесцветить. Тригорин буквально водружает над­гробную плиту над человеком, которого к тому же ограбил и в личной жизни. Тригорин полагает, что и неудачное писа­тельство Треплева — лишнее подтверждение того, что Треплев иной участи и недостоин: «И никто не знает вашей настоящей фамилии, так как вы печатаетесь под псевдонимом. Вы таинст­венны, как Железная Маска». Другой «таинственности» он в Треплеве и не предполагает.

Характеристики героев, какие они дают друг другу, позволяют понять, что Чехов отдает некоторое предпочтение жиз­ненной позиции Треплева. Его жизнь богаче, интереснее той вялой, рутинной жизни, которую ведут остальные герои, даже самые «одухотворенные» из них — Аркадина и Тригорин.

Чехов затрагивает в своей пьесе проблему назначения ис­кусства, традиций и новаторства. Об искусстве, а точнее о ли­тературе и театре, рассуждают в «Чайке» не только двое муж­чин-писателей и две женщины-актрисы, но и медик Дорн, втор­гающийся в область духовного творчества со своими хотя и неуклюжими, но очень кстати сказанными парадоксами.

Объектом обсуждения становится пьеса Треплева. Аркади-ной кажется, что она претенциозна, «это что-то декадентское». Играющая в ней главную роль Заречная упрекает автора в том, что играть пьесу трудно: «в ней нет живых лиц», «мало действия, одна только читка», а в пьесе непременно «должна быть любовь».

Конечно, есть что-то претенциозное в заявлении Треплева, что его спектакль освистали потому, что автор «нарушил моно­полию», то есть создал пьесу, непохожую на те, которые при­выкли играть актеры и которые считаются всеми нормой дра­матургии. Но свое новаторство Треплев все-таки не доказал. Его пьеса действительно безжизненна. Однако Аркадина поня­ла далеко идущие претензии автора: «Ему хотелось поучить нас, как надо писать и что нужно играть».

Но неожиданно за похороненную, казалось бы, пьесу Треплева вступается далекий от искусства Дорн. Он поднимается выше брани («декадентский бред», «никаких тут новых форм нет, а просто дурной характер»). По его мнению, Треплев выше обы­вательски мелочных советов учителя Медведенко (описать в пье­се и сыграть на сцене, «как живет наш брат-учитель»), а также выше и Тригорина, уклонившегося от оценок: «Каждый пишет так, как хочет и как может». Дорн старается поддержать Трепле­ва: «Не знаю, быть может, я ничего не понимаю или сошел с ума, но пьеса мне понравилась. В ней что-то есть». То есть, иными словами, в обьщенном искусстве Аркадиной и Тригорина больших идей нет, оно не затрагивает «важное и вечное».

Треплев говорит Заречной: «Вы нашли свою дорогу, вы зна­ете, куда идете, а я все еще ношусь в хаосе грёз и образов, не зная, для чего и кому это нужно». Но что же такое нашла Нина? Завтра она едет в Елец в третьем классе, с мужиками, а в Ельце восхищенные ее игрой купцы будут приставать с лю­безностями... Это ли не явное повторение пути Аркадиной?[/sms]
22 ноя 2007, 16:24
Читайте также
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.