Последние новости
10 дек 2016, 19:10
Избранный президент США Дональд Трамп опроверг информацию о том, что он будет работать...
Поиск

» » » » Сочинение: Героизм простого участника войны. Образ капитана Тушина в романе Л. Н. Толстого «Война и мир»


Сочинение: Героизм простого участника войны. Образ капитана Тушина в романе Л. Н. Толстого «Война и мир»

Сочинение: Героизм простого участника войны. Образ капитана Тушина в романе Л. Н. Толстого «Война и мир»Глубокий патриотизм русских людей автор романа-эпопеи «Война и мир» Л. Н. Толстой показывает как черту, соприрод-ную национальному характеру. Воссоздавая на страницах «Войны и мира» грандиозные картины сравнительно недавнего прошлого, Толстой показывал, на какие чудеса героизма ради спасения родины, во исполнение присяги и долга способны ты­сячи разных, порою незнакомых друг другу людей.
 
Читать этот роман — как листать семейный альбом или гулять в гале­рее, где на стенах представлены портреты десятков и сотен персонажей. Лица возвышенные и одухотворенные, лица про­стые, лица прекрасные и некрасивые, величавые и не очень. Есть портреты парадные, есть бытовые, и среди них удиви­тельная, сделанная рукой мастера миниатюра — новелла о ка­питане Тушине.

Портрет Тушина совсем не героический: «Маленький, гряз­ный худой артиллерийский офицер без сапог, в одних чулках». За что, собственно, и получает нагоняй от штаб-офицера. Тол­стой показывает его нам глазами князя Андрея, который «еще раз взглянул на фигурку артиллериста. В ней было что-то осо­бенное, совершенно не военное, несколько комическое, но чрез­вычайно привлекательное».
[sms]
Второй раз на страницах романа капитан появляется во вре­мя Шенграбенского сражения, в эпизоде, названном литерату­роведами «забытая батарея». При начале Шенграбенского сра­жения князь Андрей снова видит капитана: «Маленький Ту­шин, с закушенной набок трубочкой». Доброе и умное лицо его несколько бледно. И далее Толстой уже сам, без помощи своих героев, откровенно любуется этой удивительной фигурой. Ав­тор подчеркивает, что Тушина со всех сторон окружают огром­ные, широкоплечие богатыри. Сам Багратион, объезжая пози­ции, находится рядом. Однако Тушин, не замечая генерала, вы­бегает вперед батареи, под самый огонь, и, «выглядывая из-под маленькой ручки», командует: «"Еще две линии прибавь, как раз будет", — закричал он тоненьким голоском».

Тушин робеет перед всеми: перед начальством, перед стар­шими офицерами. Его повадки напоминают нам о земских вра­чах или сельских священниках. В нем так много чеховского, до­брого и печального, и так мало громкого и героического. Однако тактические решения, принятые Тушиным на военном совете с фельдфебелем Захарченко, «к которому он имел большое ува­жение», заслуживают решительного «хорошо!» князя Багратио­на. Труднее помыслить награду выше этой. И вот уже францу­зы думают, что здесь, в центре, сосредоточены основные силы союзной армии. Им и в страшном сне не могло присниться ко­мическое видение о четырех пушечках без прикрытия и о ма­леньком капитане с трубочкой-носогрейкой, который сжег Шенграбен. «Маленький человек, с слабыми, неловкими движе­ниями, требовал себе беспрестанно у денщика еще трубочку... выбегал вперед и из-под маленькой ручки смотрел на францу­зов. — Круши, ребята! — приговаривал он и сам подхватывал орудия за колеса и вывинчивал винты».

Толстой описывает истинную, народную, героическую, бога­тырскую действительность. Именно отсюда этот былинный жест и веселое, карнавальное отношение к врагам и смерти. Толстой с наслаждением рисует особый мифический мир, установившийся в голове Тушина. Неприятельские пушки — это не пушки, а труб­ки, которые курит огромный невидимый курильщик: «Вишь, пых­нул опять... теперь мячик жди». Видимо, и сам Тушин представ­ляется себе в истинном своем образе — таким же огромным и сильным, швыряющим за горизонт чугунные мячики.

Только князь Андрей оказался способен понять и увидеть то героическое и сильное, что есть в капитане. Вступаясь за него, Болконский на военном совете не убеждает князя Багратиона, что успехом дня «обязаны более всего действию этой батареи и геройской стойкости капитана Тушина», но заслуживает сму­щенную благодарность самого капитана: «Вот спасибо, выру­чил, голубчик».

В эпилоге романа Толстой меланхолически обмолвился: «Жизнь народов не вмещается в жизнь нескольких людей».

Вполне возможно, что подобное замечание справедливо по от­ношению к персонам историческим и государственным. Но тро­гательный и задушевный маленький капитан Тушин шире, больше и выше своего портрета. В нем особым образом сошлись фольклорные мотивы и реальность, былинная, песенная глуби­на и душевная простота мудрости. Несомненно — это один из самых ярких героев книги.[/sms]
22 ноя 2007, 15:59
Читайте также
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.