Последние новости
07 дек 2016, 23:23
Чтобы остановить кровопролитие в Алеппо, нужно проявить здравый смысл, сказал...
Поиск

» » » » Сочинение: Дворянство столичное и поместное (по роману А. С. Пушкина «Евгений Онегин»)


Сочинение: Дворянство столичное и поместное (по роману А. С. Пушкина «Евгений Онегин»)

Сочинение: Дворянство столичное и поместное (по роману А. С. Пушкина «Евгений Онегин»)Все вложено в эту книгу: ум, сердце, молодость, мудрая зрелость, минуты радости и горькие часы без сна — вся жизнь прекрасного, гениального и веселого человека. Роман «Евгений Онегин», мне кажется, занимает центральное место в творчест­ве Пушкина. Это не только самое крупное по размерам, но и самое широкое по охвату тем, характеров, картин, мест произведение. Оно оказало огромное влияние на становление русского реализма.

Писатель работал над ним более восьми лет. За широту изо­бражения русской жизни, за глубину типических образов и бо­гатство мыслей В. Г. Белинский назвал роман «энциклопедией русской жизни». По нему действительно можно судить об эпо­хе, изучать жизнь России начала XIX века.

В это время происходил подъем национального самосозна­ния, зарождалось организованное революционное движение. Вспомним хотя бы декабристов. Однако абсолютное большинст­во дворян не было затронуто этими процессами.

Поэт нарисовал яркие картины жизни столичного и про­винциального дворянства. Уже с первых строк мы чувствуем пышность и пустоту, «блеск и нищету» петербургского света. Вот отец Онегина, который «давал три бала ежегодно и про­мотался наконец». Вот и сам Онегин, который «легко мазурку танцевал и кланялся непринужденно», и «свет решил, что он умен и очень мил». Дни его проходят весело: «три дома на вечер зовут». Он легко вписывался в высшее общество, где присутствуют «необходимые глупцы», «моды образцы», «с виду злые дамы», «неулыбающиеся» девицы. Балы, обеды, опера, всевозможные празднества — вот основное времяпре­провождение. Жизнь «однообразна и пестра», и «завтра то же, что вчера».
[sms]
Московское дворянство тяжеловеснее. Хотя и здесь
Шум, хохот, беготня, поклоны,
Галоп, мазурка, вальс...


И понятно, почему простодушной Татьяне «душно здесь». Московские знакомые Лариных наперебой говорят им о том, как выросла Таня. Сами они, однако, не меняются. Пушкин с убийственной иронией замечает:

Но в них не видно перемены;
Все в них на старый образец...
 
Пушкин начинает перечислять их «неизменные» качества так, что читатель невольно чувствует содроганье перед такой поразительной пустотой. И что характерно, «они клевещут да­же скучно».

Поместное дворянство всегда считалось главной опорой тро­на. Посмотрим, как рисует его Александр Сергеевич. Перед на­ми проходит галерея образов и типов. Как ни убога жизнь по­мещиков по сравнению с человеческим идеалом, все же, на мой взгляд, они симпатичнее, чем столичная знать. Уже хотя бы по­тому, что большинство из них занимаются хозяйством, а зна­чит, у них есть дело. Ведь у высшего света дела-то никакого нет. То, что барин живет рядом, следит за благосостоянием крестьян, тоже не мало.

Эти люди живут в ладу с природой, ведут здоровый образ жизни, не превращая утро в полночь. И, может быть, поэтому здесь и рождаются такие поэтические натуры, как Татьяна.
Но это лишь несколько скрашивает поразительную убогость. Глядя глазами образованного человека, Онегина, мы видим пор­треты сельских прожигателей жизни. Вот дядя Онегина, кото­рый «лет сорок с ключницей бранился, в окно смотрел и мух давил». Вот помещики, которые только и говорят о хозяйстве, псарне, вине и своей родне.

Низкая культура, отсутствие высоких духовных интересов, боязнь нового и душевная лень — вот характерные черты мно­гих из них. Их образование очень поверхностно. Так, мать Тани «русский Я, как N французский произносить умела в нос», знала иностранных авторов не потому, что их прочла, а потому, что московская кузина «твердила часто ей о них». Подражание ино­странному у многих проявляется даже в смешных мелочах.

Зато уж спеси помещикам не занимать. И крестьян они за людей не считают. В них много жестокости, причем часто нео­сознанной. Это, по определению поэта, «барство дикое». Так, мать Лариной сама «служанок била осердясь».

И конечно же, все они боятся нового, которое может ограни­чить их власть. Это особенно отчетливо видно по их отношению к Онегину. Когда «ярем он барщины старинной оброком легким заменил», соседи-помещики увидели в этом «страшный вред», а его ославили как «опаснейшего чудака».

С другой стороны, в этих людях видно и то, что не может не нравиться: простота, хлебосольство, сохранение старых рус­ских традиций.

И столичное, и поместное дворянство представлено в романе в остросатирическом плане. При всем различии их объединяют паразитизм, убогость внутреннего мира, пренебрежение инте­ресами других людей, пустота времяпрепровождения, сплетни и прочее.

Пушкин открыто смеется над этим обществом, хотя порой с грустью говорит о сельской простоте или с умилением вспо­минает свои забавы. Будучи сам человеком дела, он не может и не хочет принять пустоту светской жизни, хотя, конечно, и не чурается ее. «Быть можно дельным человеком и думать о красе ногтей», — говорит он.

Но ведь преждет-то — дельным!

Несомненно, в этом своем романе, как и в других произведе­ниях, Пушкин является продолжателем сатиры Фонвизина и Грибоедова. И темы, и ситуации у трех этих писателей порой сильно похожи. Это значит, что они отражали то типичное, что было характерным для тогдашней России.

Заложенное традиции сатиры стали основой для ее расцвета позже. Белинский говорил, что без «Онегина» был бы невозможен «Герой нашего времени». Безусловно, без «Евгения Онегина» и «Горя от ума» Гоголь не чувствовал бы себя готовым на изобра­жение русской действительности, исполненное такой глубины.[/sms]
21 ноя 2007, 11:20
Читайте также
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.