Последние новости
02 дек 2016, 22:57
Президент США Барак Обама подпишет закон о 10-летнем продлении санкций против Ирана,...
Поиск



» » » » Сочинение: Героизм и долг в повести А. С. Пушкина «Капитанская дочка»


Сочинение: Героизм и долг в повести А. С. Пушкина «Капитанская дочка»

Сочинение: Героизм и долг в повести А. С. Пушкина «Капитанская дочка»Из всех героев «Капитанской дочки» реально существовали только Пугачев со своими сподвижниками и государыня Екате­рина. Благодаря мемуарной форме повествования изображение этих персонажей снижено, лишено тех стереотипов, с помощью которых часто изображают «великих людей». Читатель не ви­дит ни великих полководцев, ни знаменитых государственных деятелей, он видит живых людей; нет здесь героических бата­лий; более того, описания их по возможности опускаются, как, например, опущен авторский рассказ об осаде Оренбурга.

Многие события, описанные в повести, не имели решающе­го значения для истории, но, несмотря на это, можно говорить о героях Пушкина как о подлинно великих людях. Главный герой романа, от лица которого ведется рассказ, вначале вос­принимается не очень серьезно. Незамысловатая биография этого молодого барина-недоросля не дает возможности уви­деть в нем больших человеческих достоинств, тем более вели­чия. А первые серьезные потрясения в его жизни нарисованы довольно комически. Например, описание его дуэли со Шваб-риным совершенно соответствует эпиграфу к этой главе: «Ин изволь и стань же в позитуру. Посмотришь, проколю как я твою натуру!»

Пародийно на первый взгляд и окружение Гринева в Бело-горской крепости (не говоря уже о ней самой — деревушке, об­несенной частоколом). Комичны и девка Палашка, торжествен­но несущая арестованные шпаги на хранение в чулан, и Марья Ивановна, падающая без чувств, услышав, как Иван Кузмич вздумал палить из пушки на именины Василисы Егоровны, и простодушный комендант, находящийся под каблуком своей жены, обучающий «солдатушек» бесполезной для них строевой науке, и хитроумная Василиса Егоровна, которая так ловко вы­ведала у Ивана Игнатьича тайну о пугачевском восстании.
 
Да и Иван Игнатьич особыми заслугами не отличается, вот разве что нитки умеет держать, когда жена сматывает их в клубки. Жизнь в Белогорской крепости проста и спокойна — до поры до времени.

Но разительно изменяются и сразу становятся серьезнее, глубже, сложнее образы героев при приближении опасности. «Барское дитя» — Гринев исполнен решимости защищать лю­бой ценой свою возлюбленную от опасности; Василиса Егоровна, прекрасно сознавая всю серьезность положения («в животе и смерти Бог волен»), не соглашается оставить мужа и схоро­ниться за каменными стенами Оренбурга.
 
Трудно предполо­жить, чтобы кто-нибудь из обитателей Белогорской крепости всерьез рассчитывал на ее неприступность. Любому здраво­мыслящему человеку было понятно, что крепость не имела большого стратегического значения, что оборонять ее было бес­полезно. Но Иван Кузмич не сдается сразу на милость победи­теля, а отстреливается из пушки, даже пытается поднять своих «солдатушек» на бой, нанести хоть какой-нибудь удар по врагу, что означало верную гибель гарнизона. У Мироновых или у Ивана Игнатьича не может возникнуть даже мысли об измене присяге. И эта невозможность поступиться своими моральными принципами, верность долгу делают этих незаметных и полуко­мических персонажей настоящими героями.

Иван Кузмич, истекая кровью, откажется признать царем вора и самозванца и будет повешен, Иван Игнатьич последует за ним. Василиса Егоровна погибнет, но перед смертью назовет Пугачева «беглым каторжником».

Конечно, в реальной ситуации эти поступки скорее всего ос­тались бы незамеченными, ну кому есть дело до маленькой кре­пости, до маленьких людей (вспомним хотя бы оренбургское во­енное начальство).

Но пушкинский замысел таков, что подвиг капитана Миро­нова становится известен императрице, она вспоминает о ко­менданте одной из крепостей, едва Маша называет фамилию своего отца. Этим автор подчеркивает, что именно такие люди, как защитники Белогорской крепости, более других заслужи­вают называться великими, именно они достойны памяти потомков.

Маша также проявляет себя как сильная натура. В беде от­крылись в ней такие душевные глубины, которых читатель в на­чале повести и предположить не мог в молоденькой девушке, по­красневшей чуть ли не до слез при одном лишь упоминании ее имени. Казалось бы, Маша слаба. Но, решив, что никогда в жиз­ни не выйдет замуж за Швабрина, она не сделает этого даже под страхом смерти. А когда ее любимому человеку будет угрожать опасность, она дойдет до самой императрицы (это робкая-то Ма­ша!) и будет до конца отстаивать свою любовь.

Есть в романе персонаж, противопоставленный положитель­ным героям именно отсутствием таких твердых нравственных принципов. Это Швабрин, который готов оклеветать отвергнув­шую его девушку; во время дуэли он пользуется беззащитнос­тью Гринева и ранит его; с приходом Пугачева, чувствуя, что сила за последним, сразу переходит на его сторону; пытается насильно заставить Машу выйти за себя замуж. Но даже в зло­дее Пушкин пытается найти искру благородства, искру того чувства, которое запрещает Швабрину впутывать Машу в су­дебные дрязги и разбирательства.

Сам же Петр Гринев проявляет себя во всех выпавших на его долю испытаниях с самой лучшей стороны. Во всех своих поступках он руководствуется своими убеждениями, не изме­няя присяге, сам едет освобождать Машу, когда ему не дают отряд. Он не бросит в беде Савельича, хотя при этом будет ри­сковать и своей жизнью, и счастьем Маши: ему не позволяет оставить старого слугу в руках врагов чувство долга.
 
И пусть все поступки Гринева не имеют большого исторического значе­ния, но Пушкин, делая именно его главным героем своей повес­ти, показывает, что простые человеческие поступки важнее со­бытий государственного масштаба. Тема такого «незаметного» героизма, «простого величия простых людей» нашла продолже­ние в русской литературе. Таким будет, например, капитан Ту­шин в «Войне и мире» Толстого, таким будет и доктор Дымов из чеховской «Попрыгуньи».

«Капитанская дочка» не случайно написана в форме мемуа­ров. Это именно воспоминания. Память Гринева — это в какой-то степени и память народа. И в этой памяти есть место Пуга­чеву и Екатерине не за то, что они были историческими лично­стями, но за то, что они проявили человеческое милосердие. Ведь именно человеческое, человечное достойно называться ве­ликим.
20 ноя 2007, 11:28
Читайте также
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.