Последние новости
08 дек 2016, 22:43
Группа сенаторов от Республиканской и Демократической партий направили Дональду Трампу...
Поиск

» » » » Сочинение: Сюжетное и композиционное своеобразие комедии А. С. Грибоедова «Горе от ума»


Сочинение: Сюжетное и композиционное своеобразие комедии А. С. Грибоедова «Горе от ума»

Сочинение: Сюжетное и композиционное своеобразие комедии А. С. Грибоедова «Горе от ума»Сюжет и композиционное построение комедии А. С. Грибое­дова сами по себе уже достаточно оригинальны. На первый взгляд может показаться, что основное в сюжете — история любви Чацкого к Софье. Действительно, эта линия очень важ­на: любовная интрига движет действие. Но все же главное в ко­медии — общественная драма- Чацкого. На это указывает и за­главие пьесы.

История несчастной любви Чацкого к Софье и его конфликт с московским дворянством, тесно переплетаясь, соединяются в единую линию сюжета и развиваются одновременно. Первые сцены, утро в доме Фамусова — экспозиция пьесы. Появляются Софья, Молчалин, Лиза, Фамусов, подготавливается появление Чацкого и Скалозуба, мы узнаем о характерах и взаимоотноше­ниях действующих лиц. Движение, развитие сюжета начинает­ся с первого появления Чацкого. Софья вначале отзывалась о Чацком очень холодно, а теперь, когда тот, оживленно пере­бирая московских знакомых, заодно посмеялся и над Молчали­вым, холодность Софьи перешла в раздражение и негодование: «Не человек, змея!» Так Чацкий, сам того не подозревая, вос­становил героиню против себя.
[sms]
Все происшедшее с ним в начале пьесы получит в дальней­шем свое продолжение и развитие: он разочаруется в Софье, а его насмешливое отношение к московским знакомым перерас­тет в глубокий конфликт с фамусовским обществом. Из спора Чацкого с Фамусовым во втором действии комедии ясно видно, что дело тут не просто в недовольстве друг другом. Здесь столкнулись два мировоззрения. Кроме того, во втором же дей­ствии намеки Фамусова на сватовство Скалозуба и обморок Со­фьи ставят Чацкого перед мучительной загадкой: неужели из­бранником Софьи может быть Скалозуб или Молчалин? А если это так, то кто же из них?..

В третьем акте действие становится очень напряженным. Софья недвусмысленно дает понять Чацкому, что не любит его, и открыто признается в любви к Молчалину, о Скалозубе же говорит, что это герой не ее романа. Кажется, вот все и выяснилось, но Чацкий Софье не верит. Еще больше его убеждает раз­говор с Молчалиным, в котором тот демонстрирует свою без­нравственность и ничтожество. Продолжая свои резкие выпады против Молчалина, Чацкий вызывает ненависть Софьи к себе, и именно она, сначала случайно, а потом и намеренно, пускает слух о сумасшествии героя. Сплетня подхватывается, молние­носно распространяется, и о Чацком начинают говорить в про­шедшем времени. Это легко объясняется тем, что он уже успел настроить против себя не только хозяев, но и гостей. Общество не может простить Чацкому критики. Так действие достигает высшей точки, кульминации.

Развязка наступает в четвертом акте. Чацкий узнает обо всем и тут же наблюдает сцену между Молчалиным, Софьей и Лизой. «Вот наконец решение загадке! Вот я пожертвован ко­му!» — наступает окончательное прозрение. Уязвленный Чац­кий произносит свой последний монолог и покидает Москву. Оба конфликта приведены к концу: крушение любви становит­ся очевидным, а столкновение с обществом завершается разры­вом. Порок не наказан, и добродетель не торжествует. От сча­стливого финала Грибоедов отказался.

Рассуждая о четкости и простоте композиции пьесы, В. Кю­хельбекер заметил: «В «Горе от ума»... вся завязка состоит в противоположности Чацкого прочим лицам ...тут... нет того, что в драматургии называется интригою. Дан Чацкий, даны прочие характеры, они сведены вместе, и показано, какова непременно должна быть встреча этих антиподов, — и только. Это очень просто, но в сей-то простоте — новость, смелость...»

Особенность композиции пьесы в том, что ее отдельные сце­ны, эпизоды соединены, казалось бы, произвольно. Но все соот­ветствует замыслу драматурга. С помощью композиции, например, Грибоедов подчеркивает одиночество Чацкого. Сперва ге­рой с разочарованием видит, что его бывший друг Платон Ми­хайлович «стал не тот» в короткий срок; теперь Наталья Дмит­риевна руководит каждым его движением и хвалит теми же словами, что позже Молчалин — шпица: «Мой муж — прелест­ный муж». Итак, старый друг Чацкого превратился в обычного московского «мужа-мальчика, мужа-слугу». Но это еще не очень большой удар для Чацкого.
 
Дальше Чацкий в середине своего пламенного монолога, сначала обращенного к Софье, ог­лядывается и видит, что Софья ушла, не дослушав его, и вооб­ще «все в вальсе кружатся с величайшим усердием. Старики разбрелись к карточным столам». И наконец, особенно остро чувствуется одиночество главного героя, когда к нему в друзья начинает навязываться Репетилов, заводя «дельный разговор... про водевиль». Сама возможность слов Репетилова о Чацком: «Мы с ним... у нас... одни и те же вкусы» и снисходительной оценки: «он не глуп» — показывает, как далек Чацкий от этого общества, если ему уже не с кем поговорить, кроме восторжен­ного болтуна Репетилова, которого он просто не выносит.

Через всю комедию проходит мотив падения. Фамусов с удовольствием вспоминает, как его дядя Максим Петрович упал три раза подряд, чтобы посмешить государыню Екатери­ну Алексеевну; падает с лошади Молчалин, затянув поводья; спотыкается, падает при входе и «поспешно оправляется» Ре­петилов... Все эти эпизоды связаны между собою и переклика­ются со словами Чацкого: «И растерялся весь, и падал столько раз...» Чацкий тоже падает на колени перед разлюбившей его Софьей.

Также настойчиво повторяется мотив глухоты: Фамусов за­тыкает уши, чтобы не слышать крамольных речей Чацкого; всеми уважаемый князь Тугоуховский ничего не слышит без рожка; Хрюмина, графиня-бабушка, сама совершенно глухая, ничего не расслышав и все перепутав, назидательно говорит: «Ох! глухота большой порок». Никого и ничего не слышит, ув­лекшись своими монологами, Чацкий и позже Репетилов.

В «Горе от ума» нет ничего лишнего: ни одного ненужного персонажа, ни одной бессмысленной сцены, ни одного напрасного штриха. Все эпизодические лица введены автором с опреде­ленной целью. Благодаря внесценическим персонажам, которых в комедии множество, расширяются границы дома Фамусова и границы времени.

Грибоедов развивал традиции Фонвизина, Новикова, Крыло­ва, обогатив классическую комедию психологизмом и динами- кой в изображении характеров. Он соединил сатиру и лирику, комедию и драму, гражданскую патетику и водевильные сцены, выступив как драматург-новатор.[/sms]
19 ноя 2007, 16:58
Читайте также
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.