Последние новости
04 дек 2016, 17:39
Президент Украины Петр Порошенко потребовал расследовать причины гибели полицейских в...
Поиск



» » » » Натуральная рента и крепостное право в Золотой Орде


Натуральная рента и крепостное право в Золотой Орде

Натуральная рента и крепостное право в Золотой Орде В связи с монгольским завоеванием была образована не только частная собственность на землю, но одно­временно и другие важные условия феодального способа произ­водства — право принуждения непосредственного производи­теля. «Вообще собственность, на землю заключает также и собст­венность на ее органические продукты. Если вместе с землей завоевывают самого человека, — пишет К. Маркс, —как органи­ческую принадлежность земли; то его завоевывают как одно из условий производства, и таким путем возникает рабство и кре­постническая зависимость, вскоре превращающие и видоизменяю­щие первоначальные формы всех коллективов, сами становясь базисом последних».
 
«Каждый кочевник, — писал еще Рубрук, — как бы бедный он не был, должен был нести какую-нибудь службу, ибо Хингис (т. е.Чингис-хаи) издал такое постановление, что ни один чело­век не свободен от службы, пока он не настолько стар, что больше не может никаким образом работать». Закрепленное за землей кочевое население обязано работать, должно было обес­печивать благосостояние своего господина своим трудом, про­дуктами своего труда. «Так вожди, так и другие, — писал Плано Карпипи, — обязаны давать императору для дохода кобыл, что­бы он получал от них молоко на год, на два или на три, как ему будет угодно, и подданные вождей обязаны давать то же самое своим господам, ибо среди них нет никакого свободного».
 
По словам Рубрука, крепостное население должно было достав­лять ко двору господ кобылье молоко, «так же как в Сирии поселяне дают третью часть плодов, так татарам надлежит приносить ко дворам своих господ кобылье молоко каждого третьего дня». Очевидно, это и есть тот «калан», о котором упоминается в ярлыке Тимур-Кутлука. Обычно «калан» переводится па рус­ский язык словом «оброк», который доставлялся господам в виде «рацион-провианта» (сусен, суткул) от продуктов скотовод­ства—молока, масла, мяса и сыра.
 
Натуральный оброк, установ­ленный в период Золотой Орды, продолжал существовать во всех татарских государствах, который образовался при распаде Джучиева улуса. В. Ногайской орде, как сообщает Какаш и Тек-тиндр, зависимое население «поочередно снабжали своих мурз или князей всем необходимым, доставляя всё в изобилии».
 
 Родоначальник фамилии яшлавов в Крыму Кудаган, владетель города Чутуф-кале «брал со всех городских жителей, як,о со своих подданных подати деньгами и вещами, как-то. со скота, овощей, съестных припасов, с вина».
 
Таким образом, существование натуральной ренты в Золотой Орде не вызывает сомнения. Возможно также, что здесь, наряду с натуральной рентой, стала зарождаться и отработочная рента. В половецком словаре (1303 г.) впервые встречается термин «уртак», позднее этот же термин мы встречаем в ярлыке Тимура-Кутлука в 1347 г. В. В. Радлов переводил этот термин словом «пайщик».
 
Если бы речь шла о городском населении, то дейст­вительно можно было переводить слово «уртак» словом «пай­щик», товарищ, компаньон, но в самих источниках этот термин применен к сельскому населению. Поэтому было бы уместно объяснить происхождение «уртака» с возникновением отрабо­точной ренты у татар. У казанских и крымских татар до самой Октябрьской революции оставался обычай работать «уртагына», т. е. пахать исполу хозяйскую землю, при этом, как на отработ­ках, половина урожая шла тому, на чьих землях проводилась работа, а другая половина тому, кто ее обработал. Нам кажется, правильнее термин «уртак» переводить на русский язык словом «издольщик».
 
 То, что в Золотой-Орде существовала отработочная рента в форме «уртак» или в иной форме—это бесспорно. В Крымском "ханстве, например, по своей структуре мало чем отличавшемся от Золотой Орды, подданные крымских феодалов несли обычную барщину. Подданные князя рода аргинов «все старые и моло­дые... послушались и повиновались ему полностью, как во вре­мена предков», были обязаны косить, пахать, отправляться с ним, куда он прикажет».
 
На примере тех же крымских феодалов можно сделать вывод, что татарские феодалы других районов орды, пользуясь правом феодального иммунитета, могли произ­водить суд и расправу над своими подданными; это давало им возможность внеэкономически принуждать непосредственного производителя.
 
Как это видно из слов Плано Карпини и Ибн-Батута, в хозяйствах феодальной знати применялся и труд невольников-рабов. О значительном распространении рабства в Золотой Орде говорит тот факт, что в половецком словаре приводится ряд татарских слов, так или иначе связанных с рабством (къл) раб (servus) къллык—рабство (servitus) азат итермен—освобо­жу от неволи и т. д..
 
В источниках, относящихся к истории Крымского ханства, есть указания о применении труда рабов в качестве пастухов для рытья колодцев. Но труд рабов не так был уж выгоден в условиях кочевого хозяйства, поэтому в боль­шинстве случаев они использовались главным образом в качест­ве домашних слуг.
 
Позднее, в связи с общим хозяйственным упадком, в орде применение рабского пруда стало очень ограни­ченным. В ряде случаев феодалы за особые заслуги наделяли рабов скотом, чтобы (рабы могли сами себя содержать. Об этом свидетельствует ряд грамют ногайских мурз, из кото­рых видно, что холопы (кълары) владели значительным чис­лом лошадей.
 
 В результате тяжелой эксплуатации крепостных людей-ко­чевников и рабов феодальная аристократия стала владетельни­цей огромных богатств, скота и других ценностей. Выше уже приводилось свидетельство Ибн-Батуты о наличии в отдельных хозяйствах до 10 тысяч и более голов лошадей. По словам Эль-Омари, современника Ибн-Батута, ежегодный доход отдельных феодалов Дешт-и-Кипчака доходил от 100 до 200 тысяч динаров, что составляло в переводе на русские денежные знаки от 50 до 100 тысяч рублей.
 
Такие представители татарской феодальной аристократии по своему экономическому положению мало чем отличались от западноевропейских феодалов. Поэтому не слу­чайно западноевропейские путешественники монгольских ханов по традиции называют царевичами (султаны, огланы), князьями (беки-нояны), дворянам (мурзы), а всех «благородных» (алпауты) именуют западноевропейской феодальной терминологией— королями, герцогами, графами, маркизами, баронами и рыца­рями. Золотоордынская правящая знать в официальных бу­магах, как правило, именуется «баронами».
 
Золотоордынских феодалов, располагавших десятками тысяч голов скота и закрепощенным населением, разделяла глубокая пропасть. Современники, посетившие Золотую Орду; отмечают резкий контраст между феодалом и закрепощенным кочевым на­селением. Этот контраст заметно виден в одежде, пище, быту.
 
В то время как представители господствующих классов носили шубы, сшитые из шкур пушных зверей, мягкие и теплые одежды, зависимое население делало шубы из шкур собак, носило платье из грубого полотна, приготовленного самими. Богатые феодалы, ведя паразитический образ жизни, умирали от жира, тогда как основная масса населения голодала. Так, например, Рашид-ад-дин, рассказывая о смерти одного золотоордыпекого царевича, сообщает, что «он был очень толст и дороден, со дня на день становился тучнее и дошел до того, что телохранители днем и ночью присматривали за ним... опасаясь, что неравно жир выступит у него горлом и он умрет..., наконец, он внезапно за­снул, жир выступил у него через горло и его не стало».
 
В это же время Эль-Омари приводит ряд эпизодов, рисую­щих крайне бедственное положение народных масс в Золотой Орде, даже в нормальных, обычных условиях жизни. «Вслед­ствие бедственности их,— писал Эль-Омари,— происходящей от дурного положения (случается, что), когда кто-нибудь из них находит кусок мяса, то отварит его, но недоваривает, выпивает отвар и оставляет мясо на съедение в другой раз, затем соби­рает кости, переваривает их и снова выпивает отвар».
 
Вряд ли этот рассказ преувеличен. Записанный со слов лиц, непосредственно побывавших в Золотой Орде, он отражает действительный факт из жизни народных масс, часто вынужден­ных продавать даже собственных детей. «По временам, когда в иные годы они находятся в стесненных обстоятельствах,— писал Эль-Омари,— они продают детей своих, чтобы на выруч­ку от них прокормить себя, и говорят относительно тех детей из своих, которых они продали: «Лучше остаться в живых нам и ему (дитяти), чем умирать нам и ему».
 
 «Стесненные обстоя­тельства», заставляющие их продавать собственных детей, были связаны с уплатой дани. «Для султана этого государства (Кип­чака) (наложена на всех их), т- е. на подданных дань, которая взыскивается с них. Иногда они ставятся данью в трудное положение — в годы неурожайные,— говорит Эль-Омари,— вследствие падежа, приключающегося скоту их, или вследствие (сильного) выпадения снега и утолщения льда. Они продают тогда детей своих для уплаты своей недоимки (податной)».
 
Было бы неверным считать, что родители продавали детей для уплаты повинностей только во время каких-либо народных бедствий (например, падеж скота) Продажа детей с целью уплаты налогов в Золотой Орде была обычным явлением. Так, например, в 1338 году Орда не страдала от падежа скота; наоборот, этот год был более благоприятным для скотоводов, а кочевники были вынуждены продавать своих детей.
 
С развитием феодальных отношений еще больше усилилась феодальная эксплуатация трудящегося населения и обострились классовые противоречия в стране. К сожалению, эта сторона жизни Золотой Орды неизвестна- Господствующие классы скры­вали от иностранцев выступления народных масс против фео­дально-крепостнического гнета. Поэтому в сочинениях иностран­цев-путешественников по этому вопросу нет никаких данных.
 
Архивы Золотой Орды, где, несомненно, были сосредоточены все материалы, связанные с подавлением народных движений, сго­ревшие во время пожаров, для науки потеряны безвозвратно. Факт о борьбе народных масс против феодально-крепостниче­ского гнета в Средней Азии не является исключением для улуса Чегатая; такая же борьба происходила и в Улусе Джучи. Надо полагать, что именно народные движения во второй половине XIV в., особенно в Улусе Джучи, явились одной из причин -внутренних междоусобиц, расшатавших устой феодального об­щества в Дешт-и-Кипчаке.
10 ноя 2007, 15:58
Читайте также
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.