Последние новости
08 дек 2016, 15:25
Синоптики обещают непогоду в Ростовской области сегодня, 8 декабря, и завтра, 9 декабря....
Поиск

» » » » Золотая Орда. Социально-экономический строй Джучиева улуса.


Золотая Орда. Социально-экономический строй Джучиева улуса.

Золотая Орда. Социально-экономический строй Джучиева улуса.В отличие от прочих монгольских государств, сложившихся в Иране, Средней Азии, Китае и в самой Монголии, и к тому вре­мени переживавших упадок, Золотая Орда к 40-м годам XIV в. достигла наивысшего своего могущества.
 
Это могущество обошлось весьма дорого. Монголы уничто­жили огромные материальные ценности и истребили массу самих производителей материальных благ. Современники мопольского нашествия оставили нам описание колоссальных разрушений, которые были результатом монгольского завоевания. «Само собой разумеется,— писал Ф. Энгельс,—что при каждом за­воевании более варварским народом ход экономического раз­вития нарушается и уничтожается целая масса производитель­ных сил».
 
Монголы не ограничивались разрушением городов и сел. Они массами уничтожали покоренное население. Ибн-ал-Асира (умер в 1233 г.), один из наиболее беспристрастных арабских летописателей, отмечал небывалую жестокость монголов в отно­шении покоренных народов. Монголы, по его словам, «ни над кем не сжалились, а избивали женщин, мужчин, младенцев, рас­парывали утробы беременных и умерщвляли зародышей».
 
Такие же жестокости проявляли монголы при завоевании Руси. Город Киев, бывший до нашествия большим и густо населенным, после завоевания его монголами едва насчитывал, по рассказам Пла-но Карпини, двести домов. В окрестностях города белели «бесчисленныя головы и кости мертвых людей». Монголы, по его словам, «произвели великое избияние», разрушили города и крепости и убили (множество) людей».
 
Следы минувших разру­шений были еще заметны сто лет спустя после нашествия мон­голов. Арабский писатель Эль-Омари, описывая половецкую степь сороковых годов XIV в., говорит: «Эта страна—(одна) из самых больших земель, (изобилующая) водою и пастбищами, дающая богатый урожай, когда сеется в ней (хлеб)... До поко­рения (этой страны) татарами, она была повсюду возделанная, а теперь в ней (только) остатки этой возделанности», то же са­мое отмечает автор «Хождения Пименова в Царьград», говоря о бассейне р. Дона, он замечает: «Бяше то пустыня зело всюду, не­бе бо видети тамо ничтоже: ни града, ни села; ате бо и быша древле гради красны и нарочиты зело выдением места, точью пусто же все и не населено».
 
Разрушение городов и сел, превращение возделываемых полей в необитаемые пастбища в завоеванных монголами стра­нах, как указывал К- Маркс, было обусловлено характером производства, требующего необходимого пространства земель для организации кочевого хозяйства. «Монголы при опустошении России,— писал К. Маркс,— действовали соответственно их способу производства; для скотоводства большие необитае­мые пространства являются главным условием». Отсюда стрем­ление монголов «обращать людей в покорные стада, а плодород­ные земли и населенные местности в пастбище».
 
Монгольские и тюркские племена, прибывшие вместе с Баты­ем в Дешт-и-Кипчак, были клевниками, владевшими большим количеством скота. «Они очень богаты скотом,— писал Плано Карпини,— верблюдами, быками, овцами, козами и лошадьми. Всякого скота у них такое огромное количество, какого, по нашему мнению, нет в целом мире»6. Лошадей в этой земле чрезвычайно много, и стоят они безделицу,— писал другой путе­шественник Ибн-Батути,— ими они (тюрки) питаются; в их крае они (столь же обильны), как в нашей земле овцы, пожалуй, и больше. Бывает их у одного тюрка по (нескольку) тысяч.
 
Один из обычаев тюрков-коневодов, населяющих этот край (заклю­чается в том), что на арбах, в которых ездят жены их, помещают кусок войлока длиною в пядь, привязанный к тонкому шесту, длиною в локоть в углу арбы; на каждую тысячу коней пола­гается один (такой) кусок. Видел я, что у некоторых из них бывает по 10 кусков, а у иных больше того», т. е. 10 000 и более лошадей.
 
Наряду со скотоводством, являющимся основным источником существования населения, существовали охотничьи промыслы. «Охотой они добывают себе значительную часть своего пропи­тания»,— говорит Рубрук. О том же за несколько лет до него писал и Плано Карпини: «Их пищу составляет все, что можно разжевать, именно они едят собак, волков, лисиц и лошадей, а в случае нужды вкушают человеческое мясо(?). Хлебов у них нет, равно как и овощей.
 
Употребление в пищу монголами человеческого мяса не подтверждается другими источниками, но мясо волков, лисиц и других диких зверей долгое время служило пищей кочевников. Население улусов Шайбана и Орда-Ичена, обитавшее в Зауралье, во времена Марко Поло оставалось охотниками. Однако во времена Ибн-Батута и других путешест­венников, сообщениями которых пользовался Эль-Омари, охота уже не имела такого значения. Охота осталась лишь развлечением и забавой правящей аристократии Золотой Орды.
 
О сокольниках, волочарах, барсниках упоминается в ханских ярлыках, как о лицах, непосредст­венно подчиненных хану и обслуживавших потребности ханского двора.
10 ноя 2007, 13:07
Читайте также
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.