Последние новости
07 дек 2016, 23:23
Чтобы остановить кровопролитие в Алеппо, нужно проявить здравый смысл, сказал...
Поиск

» » » » Политическое развитие Золотоордынского государства за первые сто лет его существования


Политическое развитие Золотоордынского государства за первые сто лет его существования

Политическое развитие Золотоордынского государства за первые сто лет его существованияЦаревичи, стоявшие во главе отдельных улусов — орд, при нем сделались послушным орудием хана и ханской администра­ции. Источники больше не сообщают о созыве курултаев. Вместо них теперь уже созывались совещания при хапе, в которых участ­вовали его ближайшие родственники, жены и влиятельные темники.
 
Наиболее раннее известие о созыве такого рода,,совещаний относится еще к 1287 году, когда оно было созвано в связи с от­речением от престола хана Туда-Менгу. При Узбеке же такие совещания созывались часто, где решались дела различного ха­рактера. Показательным в этом отношении является совещание 1316 г., созванное по поводу помолвки сестры Узбека с египетским султаном. На , нем присутствовали все члены семьи хана. 70 темников и эмиров, которые и выработали условия брачного контракта.
 
На примерах этих двух совещаний можно сделать вывод, что они являлись по преимуществу семейным советом. В других случаях вопросы касались управления государством, их передавал совет (диван), состоявший из четырех улусных эми­ров, назначенных самим ханом. Упоминание о совете (дивана) впервые появляется в сочине­ниях арабского писателя Эль-Омари (умер в 1343 г.), оставив­шего довольно подробные описания ханского совета (дивана) при хане Узбека и Джанибека.
 
 О существовании чего-либо подобного этому учреждению до Узбека в источниках не указывается. При. Менгу-Тимуре, как видно из его ярлыков, такого совета еще не существовало; при его преемниках вряд ли могли возникать такие органы, так как государство переживало внутренние не­урядицы. Скорее всего происхождение совета (дивана) было связано именно с деятельностью хана Узбека, при котором в известной мере произошла централизация госудрства.
 
Эль-Омари, характеризуя государственный строй Золотой Орды при Узбеке, писал: «Правители этого султана — четыре улусных эмира, из которых старший (называется) беклерибек, т. е. стар­шим эмиром... Всякое важное дело решается не иначе, как этими четырьмя эмирами; коли кого из них не было, то имя его (все-таки) вписывали в ярлыки, т. е. указы, как бы оно было вписано, если он был налицо или наместник его заступал его место».
 
«Решают же дело не иначе,— продолжает Эль-Омари дальше,— как через визиря, а визирь решает дело без них, отдает прика­зания наместникам их и выписывает имена их (в ярлык). Ви­зирь, настоящий султан, единовластно распоряжается денежною частью, управлением и смещением, даже в самых важных делах, (точно так), как беклерибек распоряжается единолично в делах войсковых».
 
Из этих четырех эмиров, входивших в совет, более или менее ясно определена функция двух его членов—беклери-бека и визиря, из них первый, т. е. беклерибек (князь киязеи,», распоряжался военными делами, руководил темниками, тысяч­никами, сотниками и десятниками, второй — визирь,— граждан­скими делами государства. Поскольку Золотая Орда, как и все феодальные государства, прежде всего была военно-феодальным государством, поэтому руководителю военного ведомства, бекле-рибеку, давалось предпочтение перед гражданским. Поэтому Эль-Омари называет беклерибека старшим князем в совете четырех.
 
В связи с централизацией государственного управления при хане Узбеке, должно быть, произошло и упорядочение органов власти на местах. Вначале, в период образования Золотой Орды, произошла децентрализация власти, государство было разделено между братьями Батыя, каждый из которых, получивши тот или иной улус, сам управлял своим улусом в качестве полусамо­стоятельного государя. Теперь же, когда произошла централи­зация государства, прежние улусы были преобразованы в облас­ти во главе с областными начальниками-эмирами. В сочинениях арабского писателя Эль-Калкашанди есть указания о «прави­телях областей в этом государстве», в числе которых он называет «правителя Крыма» и «правителя Азака». У Ибн-Батута упоми­нается о правители, области Хорезма, названным им «начальни­ком Хорезма».
 
О других областях Золотой Орды в источниках не сообщается. Надо полагать, что были созданы такие же об­ластные управления в районах Сибири и Поволжья. Эль-Омари, характеризуя взаимоотношения центральной и местной власти, писал: «Что же касается совокупности (дейст­вий) всех их в имущественных делах народа, то эмирам боль­шею частью они (дела) знакомы лишь настолько, насколько и знают наместники на местах». Из ярлыка Тимур-Кутлука видно, что в Крыму, являвшемся одной из областей государства, имел­ся большой штат чиновников, стоявших во главе областной администрации: судьи (казы), глава местного духовенства (муфти), секретари дивана, таможенники, сборщики налогов, дозоры, начальники заставы (туткаул), сокольники, барсники др.
 
Правители области, или, как их называли арабские писате­ли, «наместники хана», пользовались обширной властью в своих областях, почему египетские султаны при обращении к ханам, обычно адресовали свои грамоты одновременно представителям центральной власти и правителям области. Ибн-Батута сооб­щает, что путешественник, прежде чем попасть к хану, должен был побывать у областного правителя и только по получении на это разрешения мог побывать в Сарае у хана. На должности областных начальников назначались обычно представители знат­нейших родов феодальной аристократии, преимущественно из од­ной и той же фамилии, по наследству занимавшие должность правителей областей. Так, например, правителем Крыма при Ибн-Батуте был Тулук-Тимур, а в 1364 году эту должность за­нимал внук Тулук-Тимура — Ходжа Алибек.
 
Сын Тулук-Тиму­ра, Кутлук-Тимур, по-видимому, тоже был правителем Крыма и занимал эту должность после смерти своего отца, Тулук-Тимура. Об этом свидетельствует надпись на каменной плите в Отузах (в Крыму): «этот благословенный колодец построен... указанием великого эмира Кутлук-Тимура-бека... 767 год (1358 г.)». Эта надпись, несомненно, относится к сыну Тулук-Тимура, ставшему правителем Крыма после смерти отца, а не к Хорезмскому на­местнику Узбека Кутлук-Тимуру, как когда-то предполагал А. Я. Якубовский в своей работе «Развалины Ургенча».
 
Намест­ник Узбека в Хорезме, эмир Кутлук-Тимур, женатый па родствен­нице хана, был заметной фигурой в Золотой Орде и, в случае его назначения правителем Крыма, арабские писатели, естественно, не могли отметить подобного факта. Правитель Хорезма Кутлук-Тимур, по сведениям персидского историка Мирхонда, умер в Хорезме в 736 (1335—36) году. Нет основания те верить этому.
 
 Подводя итог политического развития Золотоордынского го­сударства за первые сто лет его существования, можно сделать заключение, что это довольно примитивное государственное объединение, каким оно было при основании его Батыем, ко временам правления хана Узбека превратилось в одно из круп­нейших государств средневековья.
 
Борьба преемников Джучи за отделение Джучиева улуса от коренного юрта монголов и превращение его в независимое государство увенчалось успе­хом, за счет ослабления или полного подчинения бывших когда-то полусамостоятельных улусов, принадлежавших тому или другому брату Батыя, усилилась власть хана. Была достигнута относительная централизация государства, был создан сложный бюрократический аппарат управления как в центре, так и на местах. Руководство страной было сосредо­точено в руках дивана—совета, местное управление сосредото­чивалось в руках областных правителей, тесно связанных с нейтральной администрацией, подчиненной центральному ап­парату— дивану — совету при хане, состоящему из четырех улусных эмиров. Руководство делами военно-полицейского ха­рактера осуществлялось через беклярибека, а по гражданским делам, вернее финансово-налоговым — через визеря.
 
Здесь из указанных Ф. Энгельсом трех ведомств: «финансовое, (граб-ление собственного населения), военное (грабеж внутри и в чужих странах), и ведомство общественных работ (забота о воспроизведении)» в первую очередь развивались главным обра­зом ведомства «финансовое (ограбление собственного населе­ния) и военное (грабеж внутри и в чужих странах)».
 
Сохранение господства феодальной аристократии как над покоренным, так и собственным народом зависело от гибкости .военного ведомства, поэтому правительство Узбека особо обра­щало внимание на усиление военной силы, насчитывающей при Узбеке до 300 тыс. воинов. Дальнейшая судьба Золртой Орды зависела от решения ко­ренного вопроса: сумеют ли монгольские завоеватели закрепить этот политический успех путем создания более высокого способа производства, чем тот, который они застали в завоеванных странах.
09 ноя 2007, 21:36
Читайте также
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.