Последние новости
09 дек 2016, 23:07
 Уже вывешивают гирлянды. Готовятся к Новому году. Кто-то украшает живую елку,...
Поиск

» » » » Рост государственного могущества Золотой Орды в XIII—XIV вв. Политика хана Узбека на Руси.


Рост государственного могущества Золотой Орды в XIII—XIV вв. Политика хана Узбека на Руси.

Рост государственного могущества Золотой Орды в XIII—XIV вв. Политика хана Узбека на Руси.Какие-то движения, должно быть, происходили и в Русском улусе. Видимо, они заставили ханов пойти на уступки местным великим и удельным князьям. При хане Менгу-Тимуре, как вид­но из его ярлыка, татарская дань в пользу ханов собиралась «данщиками». «Данщики»— откупщики, посылаемые ханами, беспощадно обирали Русский улус.
 
После Менгу-Тимура «даняшки» исчезают и право сбора дани перешло в руки великих кня­зей. Собранную дань они сами отвозили в Орду. Население бы­ло избавлено от произвола «данщиков» и, быть может, именно в связи с этим были сокращены размеры самой дани. В последние годы правления Токтая правящим классом Орды путем каких-то уступок удалось некоторым образом вос­становить порядок в государстве. В состав Орды вновь вошли бывшие удельные владения Мувала, было покончено со смутой в Синей Орде. Однако внутренние раздоры среди самих монго­лов не были прекращены.
 
После смерти Токтая (1312 г.) она вновь разгорелась. Согласно завещанию умершего хана на пре­стол должен был вступить его сын Ильбассар (Ильбасмыш). Он поддерживался степной аристократией, исповедующей ша­манство. Другая же часть феодальной аристократии, придер­живающаяся ислама, и преимущественно связанная с торговыми элементами города и мусульманским духовенством, выдвинула кандидатуру царевича Узбека (сына Тагрула), внука Меигу-Тимура. Эмир Кутлук-Тимур и глава хорезмского духовенства Имам-ад-дин Эльмискари возвели на престол Узбека, предвари­тельно уничтожив сторонников царевича Ильбасара. Утвердив­шись на престоле, Узбек повел борьбу с шаманистами, требуя от подданных обращения в ислам.
 
Анонимный продолжатель «Сборника летописей», характери­зуя настроения противника Узбека, приводит следующие слова противников ислама с узбеком: «Ты ожидай от нас покорности v повиновения, а какое тебе дело до нашей веры и нашего испо­ведания и каким образом мы покинем закон (тура) и устав (ясак) Чингис-хана и перейдем в веру арабов?» «Он (Узбек),— пишет далее автор,— настаивал на своем, они же вследствие того чувствовали к нему вражду и отвращение и старались устранить его.
 
С этой целью они устроили пирушку, чтоб:» (на ней) покончить с ним. Когда Узбек прибыл на пир, то Кул-тук-Тимур, сообщив ему секретно о замысле эмиров, сделал ему знак глазом». Узбек «немедленно сел на коня, ускакал и, собрав войско, одержал верх (над ними). Сына Токтая с 120 царевича­ми из рода Чингисханова он убил, а тому эмиру, который пре­дупредил его, оказал полное внимание и заботливость». Арабские источники сообщают, что при подавлении заговора «Узбек умертвил несколько эмиров и знатных лиц и убил мно­жество бохшей (лам) и волшебников». В числе казненных источ­ники называют эмира Тунгуса, сына Мунджи, оказавшего боль­шую услугу Токтаю во время войны с Ногаем и многих других.
 
Подавив восстание феодальной знати, Узбек в течение всего 30-летнего царствования (1312—1342 гг.) твердо удерживал власть в своих руках, жестоко пресекая всякие выступления на ок­раинах. Царевичи многочисленных улусов из потомков Джучи признавали над собой его власть, безоговорочно выполняли вес-требования хана. Иби-Батута, посетивший в 1333 г. Крым, Сред­нее и Нижнее Поволжье, а также Хорезм, говорит об Узбеке, как едином правителе всего Джучиева улуса. На китайской карте монгольских владений 1331 г. указаны границы Монгольских государств, в том числе Золотой Орды при Узбеке.
 
На этой кар­те Золотая Орда представлена единым государством; па этой карте не указаны ни Синяя Орда, ни улус .шабанидов, ни какие-либо другие владения в составе Золотой Орды. Все земли от берегов Иртыша и устьев Сыр-Дарьи рассматривались как вла­дения одного хана Узбека. Правитель Синей Орды Сасы-Бука, сын и преемник Баяна, «соблюдал цравила подчинения и повиновения..., не сходил с большой дороги службы...
 
Узбек-хану и не уклонялся ни от одного вызова и курултая». Сасы-Бука умер в 1321 г., а его сын Эрзен «по указу Узбек-хана» стал править Синей Ордой, и как и отец, «проявил повиновение и подчинение Узбеку». Со времени правления Узбека в источниках больше не упоми­нается о преемниках Шайбана, правивших до этого большим улусом в Сибири, хотя они, как и наследники Орды-Ичена, в на­чальный период существования Золотой Орды сыграли большую роль в ее истории. Сам Шайбан «царствовал долгое время» в своем улусе, но при его сыновьях, как об этом сообщает летопись Хафиза Мухамеда Элташкенди, «не уладилось дело их, пока не одержали верх над ними сыновья Саин-хана (т. е. Батыя), которые вырвали царство из рук их».
 
Внук Шайбана Тима-Токай упо­минаемся еще в числе союзников хана Токтая во время войны последнего с Ногаем, но при Узбеке историки больше ее упо­минают ни о царевиче Тима-Токае, ни о других царевичах шайбанидова дома. По .всей вероятности, слова Хафиза Эльталт-кенди, что потомки Батыя «вырвали царство из рук шайбанидов», относятся непосредственно к Узбеку. При Узбеке монголы восстановили свою традиционную политику, несколько ослабленную после смерти Берке. В пери­од феодальной смуты ханам было не до Русского улуса, те уступки, которые были сделаны ханами (удаление темников, тысячников, сотников, передача русским князьям права соби­рать дань, льготы русскому духовенству и пр.) несколько облег­чили положение Русского улуса.
 
К тому же, хотя и медленно, восстанавливались разрушенные при монголах производитель­ные силы страны, что создавало условия для консолидации сил русского народа и организации Русского государства вокруг одного из политических центров. Тверской князь Михаил Яро-славич (1305—1318 гг.), впервые из русских князей назвавший­ся «великим князем всея Руси», сделал попытку сбросить татарское иго на Руси. Несмотря на то, что эта попытка потер­пела неудачу, она свидетельствует о появлении мысли о единст­ве русских земель, необходимых для борьбы с татарами.
 
Чтобы ослабить Тверское княжество, являющееся тогда од­ним из сильных политических центров на Руси, правительство Узбека поддерживает Московское княжество, противопоставляя его Тверскому княжеству. Юряй Московский, получив ярлык, на великое княжение, как удачно выразился А. Н. Насонов, дейст­вительно стал ипрать роль орудия ордынской политики в качест­ве верного слуги хана, блюстителя ордынских интересов. Не ограничиваясь убийством самого Михаила Тверского за сопротивление ханским властям, и самую Тверь посылается ка­рательный отряд во главе с царевичем Шевкалом, сыном Туда-на, внуком Менгу-Тимура. Судьба этого отряда известна — он был поголовно истреблен восставшим народом в 1327 г., что по­служило предлогом для разгрома Твери Узбеком.
 
Поддерживая Московского князя и используя его силу в борьбе с Тверским княжеством, правительство Узбека в то же время приняло меры предосторожности в отношении своего союзника. В 1328 г. Иван Данилович, хотя и получил ярлык.па великое княжество Влади­мирское, однако ему было отдано не все Владимирское княжест­во, а лишь половина его с Новгородом и Костромой, остальная часть Владимирского великого княжества перешла Суздальско­му князю Александру Васильевичу.
 
Разделом Владимирского княжества на две части явно хотели противопоставить Нижего-родско-Суздальское княжество Московскому, восстановив тра­диционную политику натравливания русских князей друг па друга, с тем, чтобы «поддерживать несогласие между ними, уравновешивать их силы, никому из них не давать усиливаться».
09 ноя 2007, 21:22
Читайте также
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.