Последние новости
03 дек 2016, 15:27
Украинские силовики стягивают минометы, танки и реактивные системы залпового огня (РСЗО)...
Поиск



» » » » Феодальная война между цесаревичами в Золотой Орде. Хан Ногай.


Феодальная война между цесаревичами в Золотой Орде. Хан Ногай.

Феодальная война между цесаревичами в Золотой Орде. Хан Ногай.Начавшаяся после смерти Менгу-Тимура феодальная война между царевичами Джучиева дома сильно поколебала власть ханов и остановила намечавшееся развитие монгольской державы к централизованной монархии. На определенном этапе развития феодального общества противоречие между силами притяжения и отталкивания перерастает в феодальную войну, представлявшую неизбежное явление периода феодальной раз­дробленности. Феодальная война в Золотой Орде разгорелась в третьей четверти XIII столетия.
 
Начальной ее датой служит смерть Менгу-Тимура (1282 г.). Как передает Марко Поло, после смерти Менгу-Тимура престол должен был перейти к молодому царевичу Туля-Бугу, сыну старшего брата Менгу-Тимура, но ему не пришлось царствовать. По настоянию Ногая на престол был посажен Туда-Менгу, брат умершего хана Менгу-Тимура, чем и было нарушено за­вещание хана о престолонаследии.
 
Это и послужило одной из причин смуты в Джучиевом улусе. Безвольный хан Туда-Менгу не играл никакой роли в государственном управлении. В отли­чие от своего предшественника, он больше всего увлекался фа­кирами, «богомолами». Зато несравнимо выросла роль темника Ногая, руководившего всеми делами государства.
 
Исключительное положение Ногая, самоустранение слабо­характерного хана от решения государственных дел вызвало недовольства со стороны многочисленных царевичей — брать­ев и сыновей Менгу-Тимура. «Туда-Менгу,—пишет Бейбарс,— обнаружил помешательство и отвращение от занятий государст­венными делами, привязался к шейхам и факирам, посещал богомолов и благочестивцев, довольствуясь малым после боль­шого. Ему сказали, коли есть царство, то необходимо, чтобы им правил царь. Он указал,на то, что он уже отрекся от него (царства) в пользу братнина сына своего Туля-Буга, за что его душа обрадовалась этому. И согласились с ним жены, братья, дяди, родственники и приближенные. Царствование его продол­жалось около 5 лет.
 
Согласно Рашид-ад-дину, сыновья Менгу-Тимура-Алгу и Тогрыл, а также сыновья Тарбу, старшего сына Тагу-Хаыа-Туля-Бука и Кунчек свергли с престола Туда-Менгу и сообща в течение 5 лет управляли государством. Арабские писатели, сообщающие о низложении Туда-Менгу в 686(1287) году, ни одним словом не обмолвились о подобной организации управления государством. В русских летописях и в польских хрониках также нет никаких сведений о совместном правлении царевичей.
 
Западноевропейские источники Туля-Бугу обычно называют «императором». Вопреки надеждам Ногая молодой хан с самого начала своего правления обнаружил задатки самостоятельного прави­теля. Поэтому отношения между ними испортились уже в самом начале царствования Туля-Буга. Уже во время похода на Венг­рию и Польшу в 1287 г. между ними произошли серьезные раз­ногласия, поэтому Ногай решил устранить своего ставленника.
 
Поход этот, подробно описанный в арабских и польских хро­никах, а также в русских летописях, закончился удачно. Монголо-татары добрались до Пешта, разорили Польшу и угнали с собой большое количество пленных. На обратном пути в Орду Ногай, обманув хана, ушел через Брашов в свои владения на Дунай, Туля-Буга, оставленный Ногаем, шел по незнакомым дорогам и после двадцатидневного скитания в горах, потеряв от холеры и голода, по данным русских летописей, до 100 ты­сяч воинов ,и «заподозрил Ногая в том, что всё это случилось по его козням и интригам, из-за того-, чтобы погубить войско его и извести род его.
 
В него закралась вражда и вселилась злоба за то, что его и войско его постигла сильнейшая беда». Вражда между ханом и его темником перешла в открытую борьбу. «Утверждалась между тем и другим ненависть,—писал Руккедр и Бейбарс, — и ухудшились мысли его (Тула-Бути) к нему (По­таю) и решился погубить его и согласил на это находившихся при нем (Тула-Буге) друзей своих и сыновей Менгу-Тимура, приставших к его отряду».
 
Но Ногай, более «опытный и искус­ный в устройстве козней», успел установить тайную связь с царевичем Тохтой, оспарившим власть у Туля-Буга. В то же время он обманул мать хана, попросив ее быть посредницей между ним и ее сыном. «Сын твой еще царь молодой,— говорил он,— и я хочу наставить его и научить приемам, полезным для установления порядков и определения внешних и внутренних дел его, но мне нельзя взяться за это иначе, как в уединенном месте, куда не забрался бы никто кроме него; я желаю встре­тить его с небольшим числом людей, и чтобы около него не было никого из тех войск, которые он собрал вокруг себя». Введенная в заблуждение мать хана уговорила сына отправиться на сви­дание с Ногаем с небольшой свитой.
 
 Прибывший на место сви­дания Туля-Буга был окружен отрядом Ногая и выдан царевичу Токтаю. Отдавая на расправу царевичу Токтаю хана Туля-Буга, Ногай сказал: «Вот этот завладел царством отца твоего и твоим царством, а вот эти сыновья отца твоего согласились с ним схватить и убить тебя. Я отдаю их в твои руки; умертви их, как. хочешь». Им покрыли головы и переломили спины. Это были Туля-Буга, Алгуй, Тагруджа, Малаган, Кадаи и Куту-гак, сы­новья Менгу-Тимура».
 
Рашид-ад-дин, передавая тот же рассказ, подчеркивает роль Токтая в организации заговора. Арабские писатели об этом умалчивают. По словам Рашид-ад-дина, Токтай обратился к Когаю, как к старшему в роде: «Дядины сыновья посягают на мою жизнь, ты старший (я потому) я ищу защиты у того, кто старший (ака), чтобы он меня поддержал и укоротил руку, ко­торую родичи протягивают на меня. Пока я буду жив, я буду подвластен старшему (ака) и не стану выходить из пределов, угодных ему». Чтобы устранить с дороги Туля-Бугу и его сто­ронников, Ногай, пользуясь своим правом старшего рода, пред­ложил созвать курултай: «Приходит пора старости; я прекра­тил споры, несогласия и враждебные действия, ни с одной душой не имею пререканий и помыслов о войне, по у меня есть от Сайн-хапа повеление, чтобы, если в улусе и уроке его кто ста­нет действовать беспутно и расстроит улус, то разузнав, в чем дело, восстановить между ними согласие».
 
 Когда царевичи со­брались на курултай, Ногай сказал им: «О, дети, я служил отцам вашим и, как в старину, так и недавно, оказал разные услуги; поэтому вам не мешает выслушать мои беспристрастные слова, чтобы я мог заменить вашу вражду истинным согласием». В то время как Ногай «своими льстивыми речами, усыпляя бди­тельность сыновей (Тарбу и МеНгу":Тимура), вдруг Токтай подоспел с несколькими тысячами, захватил этих царевичей и немедленно погубил их». В какой мере приведенный нами рас­сказ Рашид-ад-дина соответствовал действительности, судить трудно, но так или иначе Туля-Буга был устранен, заменен ца­ревичем Токтой, которому в 690 (1291) году «Ногай вручил... царство и утвердил его за ним».
 
Взаимоотношения между ханом Токтаем и Ногаем вначале были вполне дружескими, но когда Токтай, закрепивши за собоЯ престол, «стал царствовать единодержавно на престоле Джучи», взаимоотношения хана с Ногаем обострились. Руккеддин Бейбгро, объясняя причину вражды, указывал: «Ногай долгое время был правителем царства, неограниченно распоряжавшим­ся Берковичами, смещал тех из царей их, кто ему не нравился, и ставил (тех), кого сам выбирал, ...да хотел, чтобы это так продолжалось (и впредь), и чтобы он (Ногай) оставался пра­вителем этих стран. Но Тахте не" понравилось быть подвласт­ным ему, он старался сразиться с ним и хлопотал о войне с ним».
09 ноя 2007, 16:25
Читайте также
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.