Последние новости
04 дек 2016, 21:59
Все ближе и ближе веселый праздник – Новый год. Понемногу начинают продавать...
Поиск

» » » » Образование Золотой Орды. Приход князя Ярослава в ставку Батыя.


Образование Золотой Орды. Приход князя Ярослава в ставку Батыя.

Образование Золотой Орды. Приход князя Ярослава в ставку Батыя.Раздоры в среде монголов,  начавшиеся еще при завоевании Северо-восточной Руси, были прекращены благодаря вмеша­тельству великого хана, отозвавшего Гаюка и Бура в Монголию. Теперь же, когда умер Угедей и великим ханом был провозгла­шен царевич Гаюк, враг Батыя, борьба между домом Угедея и Джучи вступила в новую стадию. Поэтому Батыю пришлось прекратить дальнейшую борьбу на Западе, вернуться в Дешт-и-Кипчак и заняться укреплением своего положения в Джучиевом улусе.
 
История образования нового западно-монгольского госу­дарства— Золотой Орды, особенно ее первая стадия, недоста­точно отражена в источниках. Единственный источник, имею­щийся в распоряжении исследователей — это известия Лаврентьевской летописи о приходе великого князя Ярослава Всеволодовича в ставку Батыя в 1243 году «про свою отчину».
 
При этом в летописях не указывается место нахождения ставки Батыя. Лишь в Казанской летописи, составленной гораздо позд­нее, имеются некоторые указания, которые дают право предполагать, что первоначальная ставка Батыя находилась не в районе будущего Сарая, а где-то в пределах камских булгар. По словам автора «Казанского летописца», «державни же наши идоша в Болгары ко царю и ту (т. е. Батый) его (т. е. Ярослава Всеволодовича) встретиша и утолиша его великими многими дарами. И оставися царь Саин (т. е. Батый) пленити русский земли и воехоте близ ея кочевищи своем, где вспятиея на Русь ити, поставити град на славу имени своего». Приведенный нами отрывок, несмотря на его позднейшее происхождение, во мно­гом дополняет сообщения более ранних летописей.
 
Судя по со­общению автора «Казанского летописца», Батый после возвра­щения из венгерского похода весной 1242 г. находился в «старом граде» камских булгар — в городе «Брягове» («Великом Булга­ре») до постройки «на славу имени своего» г. Сарая, затем превращенного в резиденцию ханов Золотой Орды. К тому же подводит нас и Лаврентьевская летопись, сообщающая, что рус­ские князья явились «про свою отчину» к Батыю в г. Великий Булгар, откуда они были отпущены «когождо в свою отчину» в 1243—1244 гг.
 
 Русские летописи, говоря о прибытии великого князя Яросла­ва в ставку Батыя, не сообщают, сколько времени ои пребывал у Батыя, и лишь отмечают, что Ярослав был отпущен в 1243 г. Если учесть старый календарный счет, начинающий новый год с сентября, то можно предполагать, что Ярослав прибыл в Бул­гар вскоре после возвращения Батыя из Венгр, т. е. летом 1242 года, и был отпущен по истечении сентября того же года.
 
 Если так, тогда можно предположительно датировать начало складывания Золотой Орды 1242 годом, когда Батый в качест­ве главы нового государства стал принимать к себе русских киязей и стал им давать ярлыки на княжение. Русские лето­писи, описывая приемы Батыем русских князей, рассматривают его как главу вполне оформленного государства уже в 1243— 1244 гг.. Батый «честью» принимает великого князя Ярослава и отпускает его обратно, сказав ему: «буди ты старей всем князьям в русском языце».
 
Через год к нему едут князья Воло-димер Константинович, Борис Василкович, Василий Всеволодо­вич «про свою отчину», Батый отпускает их, «рассудив им когождо в свою отчину». Есть указания о приходе к Батыю армянского царевича Смбата, которого Батый «пожаловал его землей и ленными владениями», «султанам Рума, Сирии и дру­гих стран он пожаловал льготные грамоты и ярлыки» и т. д3. За сравнительно короткий срок Батый достиг равнозначного положения с великим ханом Гаюком и начал оказывать давлеиие на коренную юрту монголов, тем самым препятствуя фор­мальному провозглашению Гаюка великим ханом. Из-за неявки Батыя на курултай, до 1246 г. ие избирали великого хана, и вре­менное управление монгольским государством, по обычному праву монголов, перешло в руки жены покойного хана Угедея Туркен-хатуи.
 
Официальный историк монголов Рашид-ад-дин, характеризуя тогдашнюю обстановку в жоренной юрте монго­лов, писал: «Вследствие отсутствия его (Батыя) как старшего (ака) из всех родичей, дело (о назначении нового клана) не устроилось около трех лет. Старшая жена Угетай-каана Туракин-хатун правила делами. В это время произошли смуты на окраи­нах и в середине владений (каана)». Лишь в 1246 году путем компромиссных сделок между враждебными группировками сторонникам Гаюка удалось провести на курултае избрание его ханом. Плаио Карпини, присутствовавший при провозглашении нового хана, составил подробное описание этого церемониала,. происходившего и на этот раз без участия Батыя.
 
 Батый по-прежнему оставался враждебным Гаюку, несмотря на то, что братья Батыя — Орда, Шайбаи, Берке, Беркечар, Тан-гат и Тукай-Тимур участвовали на курултае 1246 года, пред­ставляя преемников Джучи. Отношения между Батыем и Гаюком оставались напряженными и после официального провозглаше-ня Гаюка великим ханом. В 1248 году между соперниками едва не вспыхнуло вооруженное столкновение. Дело до открытого сражения не дошло лишь потому, что войска Батыя, направлен­ные против Гаюка, дойдя до восточных границ Улуса, получили известие о смерти хана.
 
По словам Рубрука, бывшего в 1254 году в Каракоруме, скоропостижная смерть Гаюка произошла не. без участия сторонников Батыя. Остановившись лагерем у Ала-Камака, на расстоянии семи­дневного пути от Киялыка (в районе Алтайских гор), Батый, как старший в роде, вызвал к себе остальных монгольских цареви­чей для решения вопроса о престолонаследии. Все прибывшие подчинились решениям Батыя.
 
 Как передает Джуздани, боль­шинство собравшихся предложило Батыю принять престол: «Тебе следует быть царем нашим, так как из рода Чингис-хана нет никого старше тебя; престол и корона и владычество прежде всего твои». Бату ответил: «Мне и брату моему Берка принадле­жит уже в этом крае (т. е. в Дешт-и-Кыпчаке) столько госу­дарств и владений, что распоряжаться им (краем), да вместе с тем управлять областями Китая (Чин), Туркестана и Ирана (Аджем) невозможно». Отказавшись от престола Чингис-хана, он предложил избрать на престол великим ханом царевича Менгу, сына Тули: «Дядя наш Тули, младший сын Чингис-хана, умер в молодости и не воспользовался царством, так отдадим царство сыну его и посадим на престол царский старшего сына его, Менгу-хана. Так как на престол посажу его я. Бату, то на самом деле владыкою буду я». Все согласились с этим мнением».
09 ноя 2007, 11:21
Читайте также
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.