Последние новости
08 дек 2016, 15:25
Синоптики обещают непогоду в Ростовской области сегодня, 8 декабря, и завтра, 9 декабря....
Поиск

» » » » Изучение истории Золотой Орды (часть 5).


Изучение истории Золотой Орды (часть 5).

Изучение истории Золотой Орды (часть 5).По истории распада Джучиева улуса еще меньше данных имеется у западноевропейских писателей.- Корда монгольские завоеватели угрожали Западу, тогда писатели уделяли монголам большое внимание.
 
К монголам отправлялись западноевропей­ские путешественники (Плапо Карпини, Рубрук, Марко Поло и др.), из которых -каждый оставил отчет о своем путешествии. Отчеты этих путешественников дошли до нас в многочисленных списках, иногда резко отличающихся друг от друга. Наряду с отчетами путешественников, мы встречаем многочисленные рас­сказы и басни о монголах, составленные лицами, никогда не бывшими у татар, что свидетельствует о большом интересе ев­ропейцев XIII в. к татаро-монголам.
 
После того Как опасность татарского нашествия на Запад миновала, на Западе меньше стали интересоваться монголами, хотя западноевропейские путешественники по-прежнему посещали восточные страны. От­четы этих позднейших путешественников дают мало материала для историка: в путешествии Марионолла, проезжавшего на Восток через владения «императора Узбека» в 1340 г., о Золотой Орде сказано всего лишь несколько слов.
 
Книга Франческо Пеголотти (1340 г.) «Торговое дело», написанная в виде настав­ления итальянским купцам, едущим торговать на Восток, пред­ставляет собой скорее всего историко-геопрафический очерк на­подобие карты братьев Пицигани (1364 г.)—«Каталонская карта» (1375 г.) и карты венецианского космографа Фра-Мауро и др. Испанец Клавихо, писавший о взаимоотношениях Тимура и Тохтамыша, пользовался услугами лиц, близко стоявших ко двору Тимура, поэтому известия его носят односторонний харак­тер. Некоторые данные для начала XV в. имеются у баварца Шильтбергера, служившего около двадцати лет при восточных дворах, в том числе у князя Едигея и ханов Чекре и Мухаммеда. Но и он ограничивается лишь перечислением имен ханов, вос­шествием их на претсол или свержением их. В свое время акад. В. В. Бартольд отнесся ,к известиям Шильтбергера довольно отрицательно, как не имеющим никакого значения.
 
Если учесть общую скудость данных, факты, передаваемые Штильбергером, все же могут быть использованы при выяснении темных страниц истории Джучиева улуса. Последним из европейских путешест­венников, посетившим Золотую Орду, был венецианец Иосафато Барбаро, человек высокообразованный, .поклонник античной культуры, некоторое время проживавший в городе Тану (30-е гг. XV в.) и лично видевший двух последних ханов, при которых завершился распад Золотой Орды. Он оставил описание круше­ия Орды, но его записки составлялись спустя несколько десятилетий после предпринятых им путешествий (примерно в 1487 г.), когда многое успело позабыться, вследствие чего изве­стия о событиях в Крыму (70-е гг. XV в.) запутаны и неверны по существу. 
 
 Казалось, можно было бы ожидать большего от византийских и польских xpoникеров. Византийские историки Пахимер (1242— 1308 гг.), Никифор Григора, интересовавшиеся северными сосе­дями, в своих хрониках несколько страниц посвящают Золотой Орде, но и эти сообщения, согласно авторитетному указанию Ф. И. Успенского, не отличаются ни особой «новостью», ни «ори­гинальностью».
 
Что касается польских хроник, то, несмотря на то, что Поль­ша непосредственно соприкасалась с Ордой и после распада последней в Польше поселилось .много выходцев из Орды, в этих хрониках содержится недостаточно данных о восточных со­седях, даже в том случае, когда эти данные непосредственно касались польско-татарских отношений.
 
Так, например, обстоя­тельства, связанные с катастрофой 1399 г. на реке Ворскле, более подробно отражены в русских летописях, нежели в поль­ских хрониках. Как ни странно, польский хроникер Длугош и повторявшие его более поздние польские авторы путают золото-ордынского хана Тимур-Кутлука с известным Тимуром, называя Едигея «военачальником Тимура» даже в то время, когда Едигей открыто боролся с Тимуром.
 
При таком состоянии источников по истории Джучиева улуса первостепенную важность приобретают русские летописи. Запи­сывая каждое событие Из года в год, иногда по месяцам и дням, русские летописи воспроизвели нам почти во всей полноте собы­тия, происходившие в Орде. Кроме того, летописцы часто сопро­вождали князей во время их поездок к хану, черпали факты не­посредственно из первых рук.
 
Наличие разных списков русских летописей, составлявшихся одновременно в нескольких полити­ческих центрах (Москве, Твери, Новгороде, на юго-западе), позволяет нам более полно изучить историю Золотой Орды. Правда, отсутствие Троицкой летописи, одной из самых содер­жательных летописей, когда идет речь о татаро-монголах, яв­ляется большой утратой для исторической науки. Однако и русские летописи, несмотря на богатство фактического матери­ала, не освещают всей истории Золотой Орды. По маре ослаб­ления Орды и усиления Московского великого княжества вели­кие и удельные- князья реже стали посещать ханскую ставку. В результате сообщения русских летописей о татарах становятся нерегулярными и отрывочными. Даже такое событие, имевшее .громадное историческое значение для Руси, как ликвидация Большой Орды Ахмета (1480 г.), в общих русских летописных сводах нашло меньшее отражение, чем, скажем, в провинциаль­ной архангелоградской летописи, составленной в далеком Вели­ком Устюге. События, связанные с образованием новых феодальных объ­единений в Средней Азии, Сибири, Крыму и в Казани, отражены в русских летописях в недостаточной мере.
 
И это требует от исследователя более внимательного отношения к местным лето­писям (Архангелоградской, Западно-русской, Казанской и Сибирской), дающих целый ряд дополнительных данных, срав­нительно с общерусскими летописными сводами. В этом отноше­нии особый интерес .представляет «Казанский летописец», со­ставленный лицом, долгое время жившим в Казани перед ее. завоеванием. Составитель «Казанского летописца» был знаком с исторической литературой своего времени; он пользовался и дополнительными сведениями, полученными от казанских татар, не обнаруживая при этом особого интереса к оценке происхо­дивших событий.
 
В заслугу составителю «Казанского летописца» надо отнести то, что он впервые поставил вопрос о распаде Золотой Орды на новые государственные объединения. «В Казанском летописце» довольно подробно освещена история образования Казанского ханства, кое-какие данные об образо­вании Сибирского ханства имеются в сибирских летописях; ряд фактов о Крымском ханстве сообщают западнорусские летопи­си, лишь Астраханская летопись, составленная значительно позже, почему-то обходит вопрос об образовании Астраханского ханства.
 
 Из краткого обзора источников видно,. как бедны источни­ки, относящиеся к теме распада Золотой Орды, однако как бы скудны ни были исторические данные, все же по ним можно проследить процесс распада Золотой Орды и образования новых феодальных объединений.
08 ноя 2007, 22:49
Читайте также
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.