Последние новости
09 дек 2016, 23:07
 Уже вывешивают гирлянды. Готовятся к Новому году. Кто-то украшает живую елку,...
Поиск

» » » » Сочинение: Чем не похожи друг на друга гоголевские помещики и что у них общего (по поэме Н. В. Гоголя «Мертвые души»)


Сочинение: Чем не похожи друг на друга гоголевские помещики и что у них общего (по поэме Н. В. Гоголя «Мертвые души»)

Сочинение: Чем не похожи друг на друга гоголевские помещики и что у них общего (по поэме Н. В. Гоголя «Мертвые души»)Поэма Н. В. Гоголя «Мертвые души» стала главным делом всей Жизни писателя — произведением, в которое он вложил свои са­мые сокровенные мысли, всю свою душу. Произведение проник­нуто глубокой тревогой писателя по породу искажения, которому подвергается духовный мир человека в мире душевладельцев. В своей поэме автор отразил главный принцип зарождавшегося в России буржуазного строя — принцип, который Гоголь называл «приобретением». Взаимоисключающую природу «души» и «при­обретения» писатель раскрывает в образах помещиков, которых посещает Чичиков. Вместе с тем, Гоголь демонстрирует постепен­ное омертвление помещичьихдуш, утрату ими положительных че­ловеческих качеств.

Изображению помещиков отведены в романе пять «портрет­ных» глав, в которых представлены образы Манилова, Коробоч­ки, Ноздрева, Собакевича и Плюшкина. Их объединяет парази­тизм существования, праздная бездеятельность, отсутствие при­вычки к труду, но эти социальные черты, обусловленные крепост­ным правом, принимают различные формы — каждый из поме­щиков обладает ярко выраженной «индивидуальностью». Автор располагает главы, посвященные помещикам, в особой последо­вательности — по степени деградации своих героев.
[sms]
Первым в этой галерее выступает Манилов, самый бескорыст­ный из всех. В образе совершенно бесхарактерного человека мы видим сочетание праздной мечтательности с духовной немощно­стью. Считая себя образованнейшим человеком, Манилов создает фантастические проекты, один нелепее другого, не имея представ­ления о реальной жизни. Управлением своего поместья он не за­нимается, всецело передоверив это приказчику. Он не может даже сказать Чичикову, сколько у него крестьян и умирали ли они со времени последней ревизии.
 
Его дом «стоял одиночкой на юру, открытый всем ветрам, каким только вздумается подуть». Вместо тенистого сада вокруг барского дома стояло пять-шесть берез «с жиденькими вершинами». Да и в самой деревне нигде не было «ра­стущего деревца или какой-нибудь зелени». О его непрактично­сти говорит и внутренняя обстановка его дома, где рядом с вели­колепной мебелью «соседствовали два стула, обтянутые просто ро­гожей», или «горки выбитой из трубки золы», лежащие на доро­гом полированном столе. Но хозяин усадьбы не понимает, что его хозяйство приходит в упадок, не замечает уродливости своего быта.
 
Абсолютную пустоту этого дряблого, сентиментального мечтателя наиболее ярко отражает его речь, наполненная словами-пустыш­ками: «В некотором роде можно было поговорить о любезности следить какую-нибудь этакую такую науку, чтобы этак расшевели­ло душу, дало бы, таксказать, паренье этакое...». Услышав предло­жение Чичикова, наивный и благодушный Манилов был крайне озадачен. Но получив подтверждение, что всепредложенное со­ответствует «гражданским постановлениям и дальнейшим видам России», — он совершенно успокоился.

После Манилова Чичиков попадает к хлопотливой Коробоч­ке, которая в этом качестве выступает яркой противоположно­стью бездеятельному Манилову. У нее «хорошенькая деревенька», двор полон всякой птицы, имеются «просторные огороды с капу­стой, луком, картофелем, свеклой и прочим хозяйственным ово­щем», есть «яблони и другие фруктовые деревья». Имена крестьян своих она знает наизусть. Но умственный кругозор ее крайне ог­раничен. Она тупа, невежественна, суеверна, погружена в мир ме­лочных хозяйственных интересов.
 
Привыкшая жить по установ­ленному порядку, она ко всему необычному относится со страхом и недоверием. Руководствуясь лишь копеечной выгодой, Коробоч­ка боится уступить свои мертвые души — с одной стороны, пото­му, что опасается «прогадать» и хочет «примениться к ценам», а с другой — думая, вдруг они «в хозяйстве-то как-нибудь под случай понадобятся». В этом проявляется особенность этого характера, состоящая в сочетании низкого умственного развития с боязнью прогадать в цене.

После разговора с Коробочкой Чичиков встречает Ноздрева — представителя еще одного типа помещиков. Ноздрев человек са­мостоятельный и решительный. Он полная противоположность Манилову и Коробочке — непоседа, кутила, герой ярмарок, попо­ек и карточного стола. Хозяйство его запущено. В отличном состо­янии находится только псарня. Среди собак он как «отец родной» среди большого семейства (так и хочется сравнить его с фонвизин-ским Скотининым). Доходы, получаемые от подневольного труда крестьян, он тут же проматывает, что говорит о его нравственном падении, безразличии к крестьянам. Он ведет себя нагло, вызыва­юще, агрессивно. В отличие от Коробочки, Ноздрев обладает сво­еобразной «широтой натуры». Но, кроме того, это бесшабашный хвастун и лгун, причем лгун — по призванию и по убеждению.

Вырвавшись от Ноздрева, Чичиков приезжает к Собакевйчу — резко отличающемуся от других своей расчетливостью и хитростью. В нем нет ни благодушия Манилова, ни скопидомства Коробоч­ки, ни буйного сумасбродства Ноздрева. Это прижимистый тор­гаш, по выражению Гоголя, «чертов кулак», обладающий желез­ной хваткой. Страсть к обогащению толкает его на хитрость, за­ставляет изыскивать разные средства наживы. Гоголь дает четкую характеристику этого помещика: «Казалось, в этом теле совсем не было души, или она у него была, но вовсе не там, где следует». Собакевич четко уловил дух времени: все покупается и продается. И УЖ он-то умеет извлечь выгоду! Его никто не сможет обмануть! Поэтому его нисколько не удивляет купля-продажа мертвых душ, а волнует лишь то, сколько он за них получит, и потому упорно выколачивает из Чичикова выгодную цену.

Наконец, предельной степени омертвения, полной утраты свя­зи с миром достигает в поэме Плюшкин. Автор по праву окрестил его «прорехой на человечестве». Это мошенник и скряга, которого трудно себе вообразить. Страсть к. наживе, бессмысленная жад­ность совершенно уничтожили в нем человека. За последние три
года у Плюшкина умерло 80 человек. С жуткой миной полусу­ масшедшего он заявляет, что «народ-то больно прожорлив у него, от праздности завел привычку трескать». Около 70 крестьян от Плюшкина сбежали, стали людьми вне закона, не вытерпев го­лодной жизни. Дворовые его до поздней зимы бегают босыми, так
как скупой Плюшкин имеет одни сапоги на всех, да и то надева­ются они только тогда, когда дворовые входят в сени барского дома. В его образе отражен предел распада человеческой личности, в са­мой неприглядной форме выражена болезнь всего крепостниче­ского строя.

Таким образом, сравнивая гоголевских помещиков, доожно об­наружить в каждом из них свои «преимущества», вернее свои па­родии на ум, сердечность, хозяйственность. Но всех их объединя­ет одно — античеловеческая сущность,,названная Гоголем пош­лостью «холодных, раздробленных характеров». Всех помещиков характеризует полное отсутствие духовности; их внутренний мир мелок и ничтожен. Всем им присуща ограниченность, примитив­ность страстей и стремлений. Так, говоря об отсутствии какого-либо «задора» у Манилова, автор в то же время с иронией описьь вает тот задор, который есть удругих помещиков.
 
Каждый из раз­новидностей этого задора выступает пародией на настоящие че­ловеческие чувства. У одного — задор на борзых собак, у другого — на то, чтобы лихо пообедать; и даже увлечение музыкой — лишь пустая претензия. Подобные увлечения передают пошлость всего представленного общества. Во всех помещиках неистребима при­вязанность к собственности, которая в свою очередь совершенно убивает в них привязанность к людям.

Плюшкин и другие помещики «списаны» Гоголем «с жизни», они являются порождением определенной социальной среды, Плюшкин был когда-то умным, бережливым хозяином; Мани­лов служил в армии и был скромным, деликатным, образован­ным офицером, но превратился в пошлого, праздного, слаща­вого мечтателя. С огромной силой Гоголь предъявил обвинение феодально-крепостническому строю, николаевскому режиму, всему укладу жизни, в котором маниловщина, ноздревщина, плюшкинское убожество — типичные, нормальные жизненные явления.[/sms]
07 ноя 2007, 14:32
Читайте также
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.