Последние новости
05 дек 2016, 21:32
Приближается конец 2016 года, время подводить его итоги. Основным показателям финансового...
Поиск

» » » » Сочинение: Повесть «Княжна Мери» как центр композиции романа М. Ю. Лермонтова «Герой нашего времени»


Сочинение: Повесть «Княжна Мери» как центр композиции романа М. Ю. Лермонтова «Герой нашего времени»

Сочинение: Повесть «Княжна Мери» как центр композиции романа М. Ю. Лермонтова «Герой нашего времени»Определяя цель романа «Герой нашего времени», М. Ю. Лер­монтов подчеркивал, что «история души человеческой, хотя бы самой мелкой души, едва ли не любопытнее и не полезнее исто­рии целого народа». Поэтому психологическое богатство романа и его ценность заключены, прежде всего, в образе «героя време­ни». Читая роман, мы понимаем, что душа Григория Печорина отнюдь не мелкая, — он предстает перед нами как человек нео­быкновенный, со сложным и противоречивым характером, поэто­му автору важно показать своего героя с разных точек зрения, в разной общественной среде, в окружении людей, занимающих различное положение в обществе.

В первых трех повестях («Бэла», «Максим Максимыч», «Та­мань») представлены лишь поступки героя. Автор демонстрирует примеры печеринского равнодушия, жестокости к окружающим его людям. Но в то же время, перед нами встает зримый образ че­ловека, много пережившего и опустошенного. Однако для полно­го, глубокого понимания этого образа, Печорин должен сам рас­сказать о себе.
[sms]
В этом отношении большую ценность представляет дневник главного героя, так как он является «следствием наблюдений ума зрелого над самим собою». И действительно, далеко не каждый сможет раскрыть себя, свой внутренний мир с такой же откровен­ностью и полнотой, как это сделал Печорин.

«Княжна Мери» — это почти ежедневная летопись жизни Пе­чорина, в которой описываются не столько сами события (похо­же, они вообще его не интересуют), сколько его мнения, чувства, словно он тщательно исследует, анализирует свою душу и тех лю­дей, с которыми сталкивает его жизнь. В «Княжне Мери» звучит трезвый отчет Печорина, который понимает скрытый механизм своей психологии: «Во мне два человека: один живет в полном . смысле этого слова, другой мыслит и судит его».

В этой повести мы впервые видим Григория Печорина среди людей его круга. Но он скучает в этой толпе «мелких завистни­ков, ничтожных интриганов», которые лишены благородных стремлений и элементарной порядочности. В его душе зреет от­вращение к «франтам», которые «...пьют однако не воду, гуляют мало, волочатся только мимоходом; играют и жалуются на скуку, ... исповедывают глубокое презрение к провинциальным домам и вздыхают о столичных аристократических гостиных, куда их не пускают».

В Пятигорске он встречается с юнкером Грушницким, с кото­рым познакомился еще в действующем отряде. Однако Печорина все раздражает в этом «глупом романтическом юнце», мечтающем -о славе, об офицерских эполетах и прикрывающемся маской ра­зочарованного, гонимого обществом страдальца. Фальши, неиск­ренности наш герой не выносит. Из-за накопившегося раздраже­ния и желания досадить Грушницкому, а заодно и развеять скуку, Печорин влюбляет в себя княжну Мери, хотя сам до конца не по­нимает, зачем делает это, ведь он не любит Мери.

В повести есть человек, которого Печорин выделяет из пест­рой толпы «водяного общества», потому что доктор Вернер «чело­век замечательный по многим причинам. Он скептик и матерья-лист.., а вместе с тем поэт... Он изучал все живые струны сердца человеческого... У него был злой язык: под вывескою его эпиграмм не один добряк прослыл пошлым дураком...». Конечно, Печорину нравятся эти качества Вернера, ведь они, по сути, являются луч­шими чертами его собственного характера.
 
Однако у доктора есть и важное отличие: у него есть дело, он — врач. Печорин и Вернер «сделались приятелями», потому что, как говорит сам Печорин, к настоящей дружбе он «не способен», ведь «из двух друзей всегда один раб другого.., рабомя быть не могу, а повелевать в этом слу­чае труд утомительный». Кроме того, и Печорин и Вернер относятся к людям, которые «...ко всему довольно равнодушны, кроме самих себя». А такие люди не могут дружить, не могут жертвовать чем-либо ради дружбы.

Дневник Печорина, в котором представлена целая галерея об­разов молодых людей 30-х годов XIX века, не раз подтверждает мысль Лермонтова, отраженную в «Думе». Это поколение «к доб­ру и злу постыдно» равнодушных, томящихся под бременем «по-знанья и сомненья», любящих и ненавидящих случайно, словно обречено «в бездействии состариться», «ничем не жертвуя ни зло­бе, ни любви...». Это равнодушие никому не мешает, пока все идет гладко. Но Печорин принадлежит к тем людям, у которых, по словам Макси­ма Максимыча, «на роду написано, что с ними должны случаться разные необыкновенные-вещи!» Так и равнодушие Печорина не­сет одни беды и страдания тем, кто искренне к нему привязан.

Вера — единственный человек в жизни Печорина, который способен вызвать у него по-настоящему сильные чувства. «Она — единственная женщина в мире, которую я не в силах был бы обмануть, — пишет Печорин в своем дневнике, — ...воспомина­ние о ней навсегда останется неприкосновенным в душе моей...» Однако и ей он ничего не дал, кроме страданий, потому что лю­бил ее только «для себя», не думая о том, чего хочет сама Вера, что мучит ее.

Мятежность, противоречивость характера героя отразилась и в этом чувстве. Он любит Веру, но зачем-то начинает настойчиво ухаживать за Мери. «Из чего же я хлопочу?» — спрашивает он себя и отвечает: «Есть необъятное наслаждение в обладании молодой, едва распустившейся душой!» Этот откровенный эгоизм заставля­ет мучиться и самого Печорина, ведь кроме страданий он ничего не может принести ни ему самому, ни окружающим. А Мери? По­забыв об аристократической гордости, очарованная силой духа Печорина, она потянулась к сильной личности, полюбила его, но не поняла его мятежной, противоречивой души. Она привыкла подходить к людям с той нравственной меркой, которую дало ей светское общество, не зная, что жизнь этого человека «протекала в борьбе с собой и светом».
 
Тихое семейное счастье, как его понима­ют светские барышни, — удел Грушницкого, но отнюдь не Печо­рина, который ищет более серьезных занятий. «Нет! Я бы не ужился с этой долею... Я, как матрос, рожденный и выросший на палубе разбойничьего брига; его душа сжилась с бурями и битвами, и, выброшенный на берег, он скучает, томится, как ни мани его те­нистая роща, как ни свети ему мирное солнце». Так, шаг за шагом в повести «Княжна Мери» нам раскрывается душа Печорина. Мы видим, что он — человек противоречивый, неоднозначный. Сам он перед дуэлью говорит: «Одни скажут: он был добрый малый, другие — мерзавец. И то и другое будет лож­но». И действительно, в этой повести перед нами раскрываются как хорошие качества молодого человека — поэтичность его нату­ры, незаурядный ум, проницательность, так и плохие.

В своей исповеди Мери молодой человек признается, что та­кое вот общество Грушницких сделало из него «нравственного ка­леку». Видно, что эта «болезнь» прогрессирует: изнуряющее чув­ство пустоты, скуки, одиночества все больше овладевает главным героем.

Все основные вопросы романа — социальные, психологические и философские — поднимаются именно в повести «Княжна Мери», поэтому она занимает центральное положение в романе. В ней же намечаются основные мотивы всего «Журнала Печорина»: стрем­ление героя к активным действиям, любопытство, толкающее его к экспериментам над окружающими и над собой, его безрассуд­ная храбрость и стремление понять, что движет людьми, как выя­вить мотивы их поступков, постичь их психологию. «Княжна Мери» показывает нам также истинную трагедию Григория Печо­рина, которая заключается в том, что всю свою недюжинную на­туру, огромную энергию он тратит на пустяки, на мелкие интриги.[/sms]
07 ноя 2007, 13:54
Читайте также
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.