Последние новости
07 дек 2016, 23:23
Чтобы остановить кровопролитие в Алеппо, нужно проявить здравый смысл, сказал...
Поиск

» » » » Половцы в Приднепровье.


Половцы в Приднепровье.

Половцы в Приднепровье.Под 1187 г. в летописи помещен рассказ о походе не­скольких русских князей на Приднепровцев. Зима была «зла вельми» и к тому же очень снежная, из-за чего русским пришлось идти на юг единственной дорогой — по льду Днепра. Так дошли они до Самары, там взяли «сторожи половецкие» и выведали у них, что вежи и ста­да половецкие стоят на полдня  пути — в месте, называе­мом Голубой лес, расположенном где-то при слиянии Са­мары с Волчьей (Кудряшов, 1948, с. 100—101).
 
Таким образом, мы знаем месторасположения зимовищ приднеп­ровских половцев — они находились на территории, ко­торую мы, видимо, можем считать исконной землей Бурчевичей. Здесь было сосредоточено огромное количество половецких святилищ. До нашего времени каменные статуи половцев встречаются в этом регионе не только в музеях и школьных дворах, но и разбросанными в боль­шом числе по селам и полям вокруг них. Это был центр приднепровцев. Мы можем также наметить расположения самой крайней (пограничной с Русью) орды этого объ­единения. В 1183 г. новгород-северский князь Игорь Святославич с братом и племянником решили воспользо­ваться тем, что великие князья Святослав и Рюрик от­правились в степь на половцев и все половецкие воины «оборотилися противу русским князем».
 
В окраинных вежах фактически не осталось дееспособных воинов и новгород-северские князья ударили по периферийной орельской орде — по вежам, стоявшим за Мерлом (левый приток Ворсклы). Половцы были побеждены, но полон, видимо, был невелик: летописец не счел нужным упомя­нуть о нем.
 
Приднепровские половцы не только были ближайшими соседями Руси, подкочевывавшими почти к самым ее границам, но и в их руках находился также степной участок важнейшего торгового пути «из варяг в греки». У днепровских порогов (на волоках) купцы, ходившие с товарами по Днепру, становились особенно беспомощны­ми. Там и грабили их Приднепровцы, поскольку волоки находились, видимо, на их земле. Помимо водного днеп­ровского пути, вдоль великой реки тянулся Солоный путь, по которому везли с юга соль на Русь и который действовал и использовался украинскими «чумаками» вплоть до конца XIX в.
 
Кроме того, по Днепро-Донскому водоразделу, по границе ме"жду донскими и приднепров­скими кочевьями, проходил еще один сухопутный путь — Залозный. Надо сказать, что половцы обычно беспрепятственно, вероятно, за сравнительно небольшую пошлину пропус­кали торговые караваны: это было им выгодно. Кроме того, купцы находились под покровительством русских князей, ссориться с которыми половцам также не всегда было выгодно и необходимо. Однако же в годы, когда на Руси усиливались междоусобные смуты и, главное, когда и в степях не было крепкой руки, которая держала бы относительный порядок в ордах и регулировала бы их внутренние и внешние отношения, отдельные половецкие группировки совершали разбойные нападения на карава­ны.
 
Первое сообщение об этом помещено под 1167 г. Половцы, узнав, что русские князья «не в любви живуть шедше в порогы начата пакостити гречником» (ПСРЛ, II, с. 526), т. е. купцам, идущим из Византии, «из гре­ков». Пришлось киевскому князю посылать навстречу каравану отряд в помощь, который благополучно доставил купцов до Киева. Второй раз о грабежах на путях говорится под 1170 г. в речи князя Мстислава Изяславича, призывавшего князей в большой поход на половцев. Он говорил: «Братье! пожальте си о Рускои земли и о своей отциые ж и дедине... а уже у нас и Гречьскии путь изъотимають, и Солоныи, и Залозныи; а лепо ны было, братье... поискати отець своих и дедь своих пути и своей чести» (ПСРЛ, II, с. 538).
 
Князья откликнулись на этот призыв, собрали большое войско (в летописи перечислено 14 князей с полками и добавлено: «и инии мнози») и 2 марта 1170 г. вышли из Киева. Далее не указано, по какой стороне Днепра шли русские полки, но, судя по тому, что в походе участвовали преимущественно князья левобережных днепровских княжеств, все они, выйдя из Киева, поворотили в Переяславское княжество, к Суле, и, перейдя через нее, оказывались уже в степи.
 
Правда, между Сулой и Ворсклой территория была «нейтральной», однако отдельные кочевья-зимники располагались и там, так как на десятый день похода, не дойдя до Орели, рус­ские натолкнулись на первые вежи и взяли их. Случи­лось так, что половцы этих веж узнали от пленного «ко­щея» о наступлении русских князей и воины отступили в глубь степи, оставив жен, детей и вежи. Князья взяли добычу, оставили сторожить ее Ярослава Всеволодовича с полком, а сами двинулись дальше — на реку Углу (Орель) и еще южнее — на Самару и на берегах обеих рек снова захватили вежи, но самих половецких воинов, пытавшихся избежать сражения с целью собрать силы, русские настигли только у Черного леса, «притиснувше к лесу избиша е, а ины руками изоимаша» (ПСРЛ, II, с. 539—540).
 
Часть половцев все-таки вырвалась из окру­жения и, преследуемая бастиями, ушла на Оскол. Упо­минание Оскола помогает хотя бы примерно наметить местоположение Черного леса. Большой лесной массив, состоявший из смешанных пород леса, производящий и в наши дни впечатление «черного», находится на правом берегу Донца, напротив устья Оскола. Это были уже вла­дения донских половцев. Русские князья не захотели про­должать свой поход, вероятно, потому, что тогда нужно было бы, находясь в центре враждебной степи, начать но­вый поход и столкнуться со свежими силами восточной группировки. Сообщение об этом походе интересно прежде всего тем, что в нем совершенно четко указано местоположение приднепровских зимовий в Среднем Приднепровье. Нетолько Лукоморцы гоняли скот с берега моря чуть ли не до Хортицы, но и Приднепровцы старались разместить скот на зимнюю пору в широких поймах левых притоков Днепра, поближе к великой реке, текущей «сквозь землю Половецкую».
 
Поход 1170 г. положил конец грабежам караванов, проходивших по степям. Позже не было зафиксировано летописцами ни одного самостоятельного похода При-днепровцев на Русь. В то же время следует сказать, что на их кочевья чаще, чем на остальные группировки, хо­дили в походы и обрушивали неожиданные удары рус­ские князья. Русские и черноклобуцкие лазутчики зорко следили за своим ближайшим соседом и учитывали все возможные для успешного нападения ситуации. Одной из них, как уже говорилось, были лютые зимы, другой — отсутствие в вежах воинов.
 
Так было, например, в 1187 и 1192 гг., когда половцы, вежи которых находились «за Днепром», ушли в поход за Дунай. Нежелание Приднепровцев сталкиваться с Русью вовсе не говорило об их слабости и миролюбии. Просто они предпочитали более отдаленные походы, на которые им невозможно было от­ветить аналогичным образом, поскольку для любого «за­дунайского» государства половцы, кочевавшие на левом берегу Днепра, были, конечно, недоступны. Тем не менее приднепровцы никогда не упускали случая присоединить­ся к любой экспедиции, направленной на грабеж русских земель, если она возглавлялась русскими князьями (в междоусобье) или половецкими ханами других объ­единений.
 
Особенно часто они присоединялись к Лукоморцам, нередко образуя с ними единую группировку, тем более что территории их кочевий, маршруты перекочевок постоянно пересекались и накладывались друг на друга. Однако, видимо, не было среди ханов обоих объединений достаточно сильной личности для того, чтобы под своей властью создать единый крепкий союз орд (приднепров-ско-лукоморский).
05 ноя 2007, 13:27
Читайте также
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.