Последние новости
08 дек 2016, 15:25
Синоптики обещают непогоду в Ростовской области сегодня, 8 декабря, и завтра, 9 декабря....
Поиск

» » » » Половцы во второй половине XII в. Хан Кончак.


Половцы во второй половине XII в. Хан Кончак.

Половцы во второй половине XII в. Хан Кончак.История половцев во второй половине XII в. характери­зуется, во-первых, дальнейшим ростом самых разносторонних связей с южными русскими княжествами, во-вто­рых, заметными изменениями, происшедшими в их внут­ренней политике, а именно — образованием в степях нескольких крепких объединений орд, и, в-третьих, отде­лением восточных половцев (шары-кипчаков) от запад­ных команов, связавших свои политические интересы с западными государствами (Венгрией, Болгарией).
 
Рассмотрим последовательно судьбы всех оформив­шихся еще в предшествующий период образований. Мы видели, что установить местопребывание степных группи­ровок, как правило, бывает очень трудно. Одним из спо­собов, которым мы воспользовались, было фиксирование тех конечных пунктов на русской границе, на которые обрушивались половецкие удары, а также имен русских князей, с которыми так или иначе сталкивались кочевники. Например, если нападения совершались на Чернигов­ское княжество, естественно было предполагать, что на­правлены они были от ближайших к его границам дон­ских половцев. Если же от половцев страдали Переяс-лавль, Посулье, города Поросья или Киев, а защищали их киевские, переяславские или поросские князья с черными клобуками, то можно говорить с большей или меньшей уверенностью, что там действовали орды приднепровских или даже буго-днестровских половцев.
 
В записи 1172 г. летописец говорит о делении полов­цев, во всяком случае, на две крупные группировки. Он сообщает, что в первый год княжения в Киеве Глеба «приде множьство половець, разделившихся надвое, од­ни поидоша к Переяславлю и сташа у Песочна, а друзия поидоша по оной стороне Днепра Кыеву и сташа у Кор-суня (Днепровского.— С. Л.)» (ДСРД, II, с. 555). Полов­цы пришли просить мира, и Глеб поспешил им навстречу. Но сначала он направился к половцам, ставшим под П«н реяславлем, поскольку переяславскому князю Владимиру Глебовичу было всего 12 лет и он, конечно, нуждался в помощи во время переговоров. Однако он не забыл по­слать половцам, стоявшим у Корсуня, весть: «...умиряся с тыми половци и приду к вам на мир». Однако «корсун-ские» половцы, узнав, что Глеб поехал в Переяславль, отказались от похвального намерения заключить мир я ринулись к Киеву за полоном: «...взята села без учета, с людми и с мужи и с женами, и коне и скоти и овьце погнаша в половьце».
 
Однако увести в степь этот бога­тый полон они но успели, так как были настигнуты бра­том Глеба — Михалко с сотней переяславцев и 1500 бе­рендеями и «усретоша половце идуще с полоном и бив-шася и одолети их, самих избиша, а полон свой отъимаша». Интересно сообщение об этой битве потому, что летописец, подводя итоги, писал далее: «...бысть сеча зла... Якоже преже в луце моря бьяхуся с ними крепко» (ПСРЛ, II, с. 556—559). Почему неожиданно вспоминает он Лукоморье? Видимо, потому, что в 1172 г. под Киевом действовали те же лукоморские половцы. Как и в 1103 г.? они были побеждены, частично перебиты, частью взяты в плен. Только «князь их Тоглий утече».
 
Хан Тоглий (в других записях — Товлый, Тоглый, Итоглый, Итогды) неоднократно упоминается в летописи после этого года. В 1183 г. Святослав Всеволодич и Рюрик Ростиславич — великие князья киевские — органи­зовали поход на половцев. Поскольку дело было летом, половцы, не связанные стационарными зимними станови­щами, уклонились от битвы, и тогда князья отправились обратно. По дороге они остановились «на месте, нарицае-мым Ерель»,— очевидно, в устье реки Орели. Вот здесь-то половцы и решили напасть на русские полки и в резуль­тате потерпели страшное поражение. Инициатором этого неподготовленного сражения был хан Кобяк Карлыевич. Разгром половцев был полный. В плен были взяты, поми­мо самого Кобяка, два его сына, Изай Билюкович, Товлий с сыном и братом Бокмишем, Осолук, Барак, Тарх, Данила, Съдвак Кулобичский, Коряз Калотанович были убиты Тарсук «и инех без числа» (ПСРЛ, II, с. 632). Судьба пленников была обычной: большинство их отку­пилось, поскольку они упоминались в летописи и в более поздних записях.
 
После смерти Кобяка, пожалуй, самым видным ханом Лукоморья стал Тоглий. В 1190 г. он приютил сбежав­шего от Святослава торческого князя Кунтувдея и вместе с ним начал «часто воевати по Реи» (ПСРЛ, II, с. 669). Против обыкновения он организовал поход зимой 1190 г., когда русские меньше всего ждали врагов. Вместе с ним возглавляли набег ханы Акуш и Кунтувдей. Активность Тоглия, постоянная опасность, грозившая Руси, вызвали необходимость собрать воинов в ответный поход. Ини­циаторами стали «лепшие мужи» из черных клобуков, ко­торые явились к Ростиславу Рюриковичу, княжившему в Торческе, и заявили: «...се половце сее зимы воюють ны часто» (ПСРЛ, И, с. 670) — и далее приглашали его воз­главить ответный набег. Ростислав сговорился с другим молодым князем — Ростиславом Владимировичем, собрал черных клобуков и стремительно ринулся до «Протолчии» и там в «лузе в Днепреском... заяша стад множество и вежа, которе бяхуть осталися в лузе» (ПСРЛ, II, с. 071). Сообщение это интересно также и тем, что в «Протолчии» (или луке Днепра) находились зимовища половцев. Ме­сто это очень точно определяется еще в ранней записи 1103 г., когда русские войска, по словам летописца, «при-идоше ниже порог и сташа в Протолчех и в Хортичим острове» (ПСРЛ, II, с. 253), т.е., очевидно, «Протолчие» находилось на правом берегу Днепра, немного выше Хортицы, у брода через Днепр (Кудряшов, с. 131).
 
Возвращаясь к походу 1190 г., следует отметить, что половцы, узнав, что их стада, жены и дети угоняются в плен, кинулись в погоню и на третий день пути у речки Ивли (Ингульца) догнали русских, отягощенных стадами и захваченным добром. Летописец писал, что в полку половецком было «три князя, Колдечи, Кобан, Урусовича оба, и Бегбарс, Акочаевичь четыре же, Ярополк Томзакович со стороны приеха своим полком» (ПСРЛ, II, с. 671). Три безымянных князя — это, видимо, те же Тоглий, Акуш и Кунтувдей, что же касается Ярополка, то, вероятно, не напрасно летописец подчеркнул его от-деленность от остальных знатных воинов (беков). Он принадлежал другому (соседнему), формирующемуся в те же годы в Приднепровье объединению. Бой с полов­цами приняли на себя русские стрельцы (легкая конни­ца) и черные клобуки; половцы же, увидев сзади стяги Ростиславов, начали отступать. Многие погибли и были взяты в плен, в том числе и «князь Кобан», отпущенный тут же по совету Ростислава за откуп.
05 ноя 2007, 11:09
Читайте также
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.