Последние новости
09 дек 2016, 20:32
В Волгодонске  состоялось первенство Ростовской области по плаванию по программе...
Поиск

» » » » Кимаки и кипчаки.


Кимаки и кипчаки.

Кимаки и кипчаки.Арабские и персидские географы, путешественники и ис­торики IX—X вв. в тех разделах своих сочинений, кото­рые посвящены были народам, обитавшим в далеких or Халифата восточноевропейских и азиатских степях, по­стоянно упоминают народ и страну кимаков. Первым в списке тюркских племен назвал кимаков и отделившихся от них кипчаков знаменитый арабский географ Ибы Хор-дадбех (вторая половина IX в.), пользовавшийся при со­ставлении своего труда более ранними сочинениями (воз­можно, даже VIII в.). Немного позже Ибн Хордадбеха ал-Истахри и Ибн Хаукаль при составлении карт попыта­лись определить местонахождение земель, занятых этими пародами. Ал-Масуди, бывший образованнейшим исто­риком своего времени (X в.), дал уже более подробные сведения об их расселении, а его современник Абу-Дулаф сообщает в своем сочинении об их хозяйстве и религиоз­ных представлениях. Так постепенно накапливались зна­ния об этих окраинных для арабо-мусульманского мира тюркоязычных пародах.
 
В конце X в. о них хороню были осведомлены столич­ные писатели и ученые Халифата и особенно широко они были известны в среднеазиатских государствах, где о них не только писали в малодоступных для народа книгах, но и рассказывали о путешествиях в страну кимаков на городских базарах и в чайханах.
 
Возросшее количество информации сказалось прежде всего на том, что в знаменитом персидском географиче­ском трактате «Худудал-Алам» («Границы мира») о кимаках и кипчаках написаны целые главы, а великий сред­неазиатский писатель ал-Бируни упомянул о них в не­скольких своих сочинениях.
 
В XI в. о кимаках писал Гардизи в сочинении «Укра­шение известий», в котором рассказывается легенда о расселении этого народа, а в XII в. основным источником изучения страны кимаков-кипчаков, занятий и обычаев их является большое арабское географическое сочинение ал-Идриси. Сведения о ранней истории кимаков и кипчаков сохра­нились в легенде, изложенной в сочинении Гардизи.
 
Ле­генда восходит к значительно более раннему времени, чем сам источник, а именно к крнцу VII—VIII в. В VII в. кимаки кочевали на землях севернее Алтая — в Прииртышье и входили в состав Западнотюркского и частично Уйгурского каганатов. С гибелью последних выкристаллизовалось ядро кимакского племенного союза, возглавляемое шадом (принцем). Вот как рассказывается об этом в легенде: «Начальник татар умер и оставил дво­их сыновей; старший сын овладел царством, младший стал завидовать брату; имя младшего было Шад. Он сде­лал покушение на жизнь старшего брата, но неудачно; боясь за себя, он, взяв с собой рабыню-любовницу, убежал от брата и прибыл в такое место, где была большая река, много деревьев и обилие дичи; там он поставил ша­тер и расположился. Каждый день этот человек и рабыня выходили на охоту, питались мясом и делали одежду из меха соболей, белок и горностаев. После этого к ним при­шло семь человек из родственников татар: первый Ими, второй Имак, третий Татар, четвертый Байандур, пятый Кыпчак, шестой Ланиказ, седьмой Аджлад. Эти люди пасли табуны своих господ; в тех местах, где (прежде) были табуны, не осталось пастбищ; ища травы, они при­шли в ту сторону, где находился Шад. Увидев их, рабы­ня сказала: „Иртыш", т. е. остановитесь; отсюда река по­лучила название Иртыш. Узнав ту рабыню, все останови­лись и разбили шатры. Шад, вернувшись, принес с собой большую добычу с охоты и угостил их; они остались там до зимы. Когда выпал снег, они не могли вернуться назад; травы там много, и всю зиму они провели там. Когда земля разукрасилась и снег растаял, они послали одного человека в татарский лагерь, чтобы он принес известие о том племени. Тот, когда пришел туда, увидел, что вся местность опустошена и лишена населения: пришел враг, ограбил и перебил весь народ. Остатки племени спусти­лись к тому человеку с гор, он рассказал своим друзьям о положении Шада: все они направились к Иртышу. Прибыв туда, все приветствовали Шада как своего на­чальника и стали оказывать ему почет. Другие люди, услышав эту весть, тоже стали приходить (сюда); собра­лось 700 человек. Долгое время они оставались на служ­бе у Шада; потом, когда они размножились, они рассели­лись по горам и образовали семь племен по имени на­званных семи человек» (Кумеков, 1972, с. 35—36).
 
Приведенный полностью отрывок интересен тем, что в нем упрощенно и схематично, но в целом, видимо, близ­ко к истине изложена история образования кимакского племенного союза. Совершенно очевидно, что кимакский союз сложился после гибели какого-то иного политиче­ского образования (в данном случае Западнотюркского, а позднее и Уйгурского каганата) из семи входивших ранее в каганаты племен. Аналогичными путями, как пра­вило, шло формирование всех степных кочевых и полуко­чевых империй в эпоху средневековья. Племя имак (йемак, кимак) встало во главе союза, а позднее — Кимакского каганата. В несколько иной транскрипции это племенное наименование звучит как «каи», что в переводе с монгольского означает «змея».
 
Не исключено, что именно во время сложения этого степ­ного образования, состоявшего из семи племен, появи­лась в степи поговорка: «У змеи семь голов», приведен­ная Махмудом Кашгарским в фундаментальном труде «Родословная тюрок» {Ахинжшюв, 1980, с. 48). Главенствующее племя кимаков расселилось в основ­ной массе но берегам Иртыша. Кипчаки, судя по сведе­ниям Худуд ал-Алам, занимали отдельную территорию, расположенную западнее, примерно в юго-восточной ча­сти Южного Урала. Интересно, что о гористости кипчак­ской земли писали и китайские летописцы — в хронике Юаяьши эти горы названы Юйли-боли, а сами кипчаки «циньча». Севернее кипчаков и кимаков простирались необозримые лесные просторы.
 
В некоторых источниках утверждается, что там обитали таинственные племена Йаджудж и Маджудж (или Гог и Магог). Писавший свое сочинение в X в. Ибн Хаукаль на при­ложенной к сочинению карте отметил, что кипчако-ки-макские племена кочевали вместе с огузами в степях се­вернее Аральского моря, а ал-Масуди примерно в то же время писал, что все они кочевали по Эмбе и Уралу: «Между их устьями 10 дней пути; на них расположены зи­мовки и летние кочевья кимаков и огузов» {Кумеков, 1972, с. 63). Об этом тесном соседстве знали и другие арабские и персидские авторы.
 
Так, ал-Марвази писал, что «когда между ними (кимаками и огузами) мир, кимаки откоче­вывают зимой к огузам», а Бируни, наоборот, отмечал, что огузы нередко кочуют в стране кимаков. Отдельные орды кимакских племен нередко кочевали на берегах Каспий­ского моря: в «Шахнаме» это море даже называется Кимакским. Основными западными соседями кимако-кипчаков в X в. были прабашкиры, с которыми в то время самые за­падные орды кипчаков наладили теснейшие контакты. В X в. кимакский союз был крепким государственным образованием, известным в источниках под общим наиме­нованием «Кимакский каганат». В него входили все пле­мена, перечисленные в рассказанной Гардизи легенде.
 
Экономическое развитие племен и орд кимакского объ­единения, раскинувшего свои поселения и кочевья по тысячекилометровой степи (от Иртыша до Каспия, от тай­ги до казахстанских полупустынь), было различно. Объ­ясняется это прежде всего разницей климатических и природных условий: восточные области отличались от западных также резко, как лесостепные северные райо­ны от южных, прилегающих к горам Тянь-Шаня. Персид­ский Аноним специально подчеркивал, что занимающие крайние западные области каганата кипчаки ведут более примитивный образ жизни, чем кимаки, обитавшие на Ир­тыше — там, где находился центр кимакского союза и где располагалась летняя ставка кагана кимаков — город Имакия.
04 ноя 2007, 11:03
Читайте также
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.