Последние новости
04 дек 2016, 17:43
Девушка погибла в результате сильного наводнения в испанском городе Малага, сообщает...
Поиск



» » » Рождественская пьеса для школьного театра


Рождественская пьеса для школьного театра

Рождественская пьеса для школьного театраДействующие лица:
Симон, хозяин гостиницы
Марфа, его жена
Сарра, племянница Симона, сирота
Купец, торговец драгоценными камнями
Проезжая из Дамаска
1-й Пастух
2-й Пастух
3-й Пастух.
 
Сцена изображает внутренний двор гостиницы. Впереди скамейка и небольшой стол, Сарра подметает двор. Напевает песенку, потом устало вздыхает и садится на скамейку. Входит Марфа.

Марфа (говорит сердито).
Сарра! Опять ты бездельничаешь!
Сарра.
Прости, тетя Марфа. Я только отдохнуть присела. Устала… Весь день работала…
Марфа.
Ничего, не переломишься! Кончай подметать и иди скорей чистить овощи! Гостей понаехало — ух! Работе конца не видно. Торопись.
Сарра.
Сейчас, тетя Марфа.
Марфа.
А ты отнесла воду женщине из Дамаска, что недавно приехала?
Сарра (смущенно).
Не помню…
Марфа.
Вот тебе и на! Как это не помнишь? Вот лентяйка! Весь день только и слышишь жалобы гостей на тебя!
Сарра.
Да, тетя, ведь столько гостей, а я одна! Такого еще не было — все комнаты заняты.
Марфа (довольно).
Это правда! Ни одной свободной комнаты не осталось. Всё приказ кесаря переписать народ. В нашем Вифлееме столько народа собралось, что и не сосчитать.

Стук в дверь. Входит Купец с богатым ларцом в руках.

Купец.
Добрый вечер, хозяюшка! Нет ли у вас свободной комнаты переночевать?
Марфа.
Что ты, господин! Все занято, уж извини.
Купец.
Я приехал в Вифлеем из-за переписи: семья моя родом из Вифлеема. Сам торгую драгоценными камнями. Нам, купцам, время тратить никак нельзя: время — деньги. Мне бы переночевать только, я хорошо заплачу.
Марфа.
Прости, господин, все занято. Накормить — это можно. Отдохнешь с дороги.
Купец (садится на скамейку, ставит ларец па стол).
Жаль, жаль… Я бы за платой не постоял. (Открывает ларец, вынимая ожерелье). Может быть, тебе, хозяюшка, что-нибудь из моего товара понравится? Смотри — царское ожерелье! Камни так и горят, оправа золотая. А?
Марфа.
Ах, какая красота! Просто загляденье!

Сарра перестает мести, смотрит через плечо Марфы на ожерелье.

Марфа (сердито).
Что смотришь? Подметай быстрее!
Купец (копается в ларце).
А у меня и для дочки твоей найдется.
Марфа.
Какая она мне дочка! Сирота. Племянница мужа. Пожалели. Да толку от нее мало.

В дверях появляется Проезжая гостья.

Проезжая.
Я просила принести мне воды. Почти целый час прошел, а никто не несет!
Марфа.
Сарра! (Обращается к Купцу). Вот видите, что это за девчонка! Все забывает! Прямо дурочка какая-то! (Сарре). Сейчас же сбегай за водой! И помни, пока все не сделаешь,
обеда тебе не будет. Понятно?

Сарра берет кувшин и уходит.

Марфа (обращается к Проезжей).
Вы уж извините. Такой толчеи у нас еще не бывало. Просто голова кругом идет!
Купец.
Ну, если тебе, хозяюшка, ожерелье не нравится, тогда прощай — пойду.
Проезжая (разглядывая ожерелье).
Ох, какая тонкая работа. А какие камни!
Купец.
Я и говорю — царское ожерелье. Готов за комнату отдать. Ночевать-то негде. Хоть в поле ночуй! (Собирает вещи в ларец). Пойду, может быть, в другой гостинице найду…
Марфа.
Постой, Купец. Кажется, маленькая комната у нас найдется. Вот этой девчонки. Она и в хлеву может переспать. Ничего с ней не сделается.
Купец.
Мне бы только спокойно ночь провести в постели.
Марфа.
Я провожу тебя, пойдем.
Купец (опять вытаскивает ожерелье).
Вот спасибо! Возьмите за комнату.

Хозяйка принимает от него ожерелье. Уходит.

Проезжая.
А хозяйка-то не дура! Такое ожерелье заработала! (Уходит).

Входит Симон, садится на скамейку.

Симон.
Фу-у-у! Устал. Ну и денек. Гостей столько, что не знаю, то и делать.

Вбегает Сарра.

Сарра.
Дядя Симон! Милый мой дядя!
Симон.
Что такое, девочка?
Сарра.
Обещай, что можно! Пожалуйста!
Симон.
Что — можно? О чем ты, милая?
Сарра.
Там двое пришли из Назарета. Он-то старый, а она молоденькая. И такая усталая.
Симон.
Все приезжие устали, моя девочка. Из-за этой переписи народ со всех концов земли идет сюда — весь род царя Давида. Ты уж скажи им, милая, что у нас нет больше места.
Сарра.
Дядя, я им свой чуланчик отдам! Можно? Я в пещере, в хлеву, переночую.
Симон.
Бедная моя добрая девочка, ведь устала ты, тебе отдохнуть надо.
Сарра.
Дядя Симон, пожалуйста! Они так устали, так устали. Позволь мне им помочь!
Симон.
Ну, Бог с тобой, веди их в свой чуланчик.
Сарра.
Спасибо, дядя, спасибо. Ты не беспокойся, я свою работу сделаю: и двор подмету, и овощи почищу, и воды принесу. Я все сделаю.

Входит Марфа, на шее у нее ожерелье.

Марфа.
Принесла ты воды? (Садится, начинает чистить овощи).
Сарра.
Я сейчас… Вот только двух приезжих проведу в мой чуланчик — дядя Симон позволил…
Марфа.
В чуланчик?
Сарра.
Я в пещере, в хлеву, на соломе буду спать. А они такие усталые…
Марфа.
Ты и так там будешь спать, а местом своим не распоряжайся! Дрянная  девчонка!
Симон.
Да полно тебе, Марфа!
Марфа.
А ты не вмешивайся! Я ее чулан уже сдала купцу.
Сарра (плачет).
Они такие усталые, такие хорошие…
Марфа.
И слушать не хочу. Делай свою работу! И поторапливайся! (Уходит).
Симон.
Не плачь, милая, не плачь. (Кладет руку на плечо Сарры). Как-нибудь устроим. Не плачь.
Сарра.
Не могу я, дядя, оставить их! Она мне так улыбнулась, точно она мать моя! Они добрые, бедные… Может быть, они со мной в пещере переночуют, а?
Симон.
Не захотят, наверно.
Сарра.
А я спрошу, можно?
Симон.
Ну, беги. Если согласятся, пусть ночуют в пещере.

Сарра убегает. Симон берет метлу и начинает подметать двор. За сценой слышно пение «Слава в вышних, Богу, и на земле мир…». Симон останавливается, прислушивается. Кто-то стучит в дверь. Входят три пастуха.

1-й Пастух.
Ты хозяин этой гостиницы?
Симон.
Я, что вам надо?
2-й Пастух.
Мы ищем Младенца, который сегодня родился.
Симон.
Гостиница полна народу, но никто здесь не родился.
3-й Пастух.
Да не в гостинице!
Симон.
Я весь день вожусь с приезжими. В городе, может быть, кто и родился. Только я что-то не слышал.
1-й Пастух.
Мы ищем Младенца, родившегося в пещере, в хлеву.
2-й Пастух.
А Младенец этот — Спаситель мира.
Симон.
Полно вам шутки шутить! Как это Спаситель мира может в хлеву родиться?
3-й Пастух.
Ты лучше слушай. Мы совсем не шутим.
1-й Пастух.
Сегодня в поле, где мы пасли стадо, Ангел нам явился. И сказал он нам: «Не бойтесь. Я великую радость возвещаю вам, великую радость для всех людей. Сегодня родился в городе царя Давида Спаситель, Христос Господь».
Симон.
Ну, так бегите и ищите по домам в Вифлееме!
2-й Пастух.
Нет. Ангел сказал: «Вот вам знак — найдете Младенца в хлеву, в яслях».
Симон (задумчиво).
В яслях?

Входит Марфа.

Марфа.
Гости жалуются, что шумите вы очень тут. Проходите, проходите, нечего тут стоять!
Симон.
Марфа, им Ангел явился. Сказал, что Спаситель мира сегодня родился. В яслях лежит…
Марфа.
Что за вздор? Спаситель мира — в хлеву? Такое придумают! Идите, идите, нечего здесь болтать.
Симон.
Нет, ты погоди. Ведь у нас в пещере, где скот стоит, сегодня люди ночуют.
Марфа.
Что-о-о? Какие люди? Это все штучки Сарры! Пойду и выгоню их оттуда. Безобразие! (Уходит).
3-й Пастух.
Долго мы ждали Спасителя.
1-й Пастух.
Мы видели Ангелов в небе. Они пели «Слава в вышних Богу, и на земле мир…».
Симон (про себя).
Мне бы им свою комнату уступить! А я их в хлев!

Возвращается Марфа с Саррой.

Марфа.
Симон, в яслях Младенец лежит. (Садится па скамейку, задумывается, перебирает ожерелье)
Сарра.
Ах, дядя Симон! Ты бы поглядел на Младенца! Он такой!..
Марфа (как бы про себя).
Странно, когда я смотрела на Него, у меня так тихо, так спокойно на душе стало!
Сарра.
А когда Он смотрит, словно душу твою видит!
2-й Пастух.
Наверно, это Он — Младенец, которого мы ищем.
Симон.
Марфа, Ему бы у нас родиться… А мы… мы не пустили.
Марфа (закрывает лицо руками и плачет).
Знаю, знаю…
Сарра (обнимая Марфу).
Не плачь, тетя Марфа, не плачь…
Марфа (прижимая Сарру к себе).
Ведь я твою комнатку у них отняла. И все из-за этого ожерелья…
Сарра.
Но ведь ты не знала… Не знала, что Младенец…
Марфа.
Не знала, это правда. Но ведь ты тоже не знала, а пожалела их. А я и слушать не хотела. Выгнать собиралась.
(Поднимается со скамьи, снимает с шеи ожерелье и дает Сарре). Отнеси ты им, доченька, ожерелье. Они бедные. Мало ли что нужно им будет для Младенца.

Сарра уходит с ожерельем.

Симон.
Вот видишь, Марфа, и ты им помогла.
Марфа.
Стыдно мне, Симон. За злую жадность мою стыдно. Ожерельем этой вины не загладишь… (Думает). Вот разве комнату свою мы им отдадим.
Симон.
Теперь уже поздно.
Марфа.
Нет, Симон, грех свой загладить никогда не поздно. Знаешь что: давай станем до конца жизни нашей всегда одну комнату бедным отдавать. Не за деньги, а так — в дар Младенцу и Матери Его, за нашу вину.
Симон.
Вот и хорошо. Значит, и мы Ему дар принесем.

Возвращается Сарра.

3-й Пастух.
Ну что ж, пойдем поклонимся Ему.
Симон (открывает ставни окна).
Смотрите!

Из окна на заднем фоне видно изображение Матери Божьей с Младенцем в яслях. Все действующие лица группируются у окна на коленях и поют «Рождество Христово, Ангел прилетел» или другую подходящую рождественскую песнь.
 
Источник:
03 ноя 2007, 16:36
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.