Последние новости
06 дек 2016, 22:35
Сегодня, 6 декабря 2016 года, в районе между деревней Богословка и посёлком Черёмушки в...
Поиск

» » » Герцогиня на горошине


Герцогиня на горошине

Герцогиня на горошинеБританские журналисты упражняются в остроумии по поводу аристократичности Камиллы Паркер-Боулз

Когда Камилла Паркер-Боулз вышла замуж за наследного принца Чарльза, она совершила один из самых смелых поступков в своей жизни. Она знала, что никогда не займет места любимицы британцев принцессы Дианы, что за каждым ее шагом отныне будут следить десятки ироничных репортеров и что ее новая свекровь королева Елизавета объявит невестке тихую войну. Однако спустя год после свадьбы оказалось, что Камилла великолепно справилась со своей новой ролью и у нее появились почитатели даже среди журналистов.

Муки

Когда отгремели свадебные торжества, от приглашений на которые, кстати, отказались многие королевские дома Европы, и Камилла думала немного отдохнуть от церемоний, выяснилось, что расслабляться ей не придется ни на секунду. Уже спустя несколько дней новая герцогиня Корнуэлльская должна была принять участие в официальном мероприятии в качестве члена королевской семьи. Хоть это и было не бог весть что - открытие детской площадки в шотландском городке - фотографы и журналисты не преминули собраться на церемонию, чтобы, как выяснилось, отметить рождение новой медиа-звезды. На следующий же день Daily Telegraph разразилась довольно язвительной заметкой по поводу того, что Камилла появилась на открытии в том же костюме, в каком уже была замечена сначала в аэропорту, а затем при посещении церковной службы. И пусть пилюля была подслащена тем, что журналисты отмечали насколько идет герцогине полюбившийся наряд, однако за всем этим явно читалась издевка над недостаточно благородным происхождением новой жены принца Чарльза - всего лишь дочери торговца вином.

Далее последовал настоящий "камилла-гейт". То выяснялось, что из мэрии города Кардифф в Уэльсе во время визита Чарльза с Камиллой убрали портрет принцессы Дианы. Причем журналисты подчеркнуто не верили служителям мэрии, которые уверяли, что это была обычная практика, так как устраивалась выставка других картин. Они настойчиво рассуждали о том, какие моральные неудобства мог доставить портрет первой жены принца герцогине. То из художественного фильма про роман новой королевской четы продюсеры перед показом вырезали все любовные сцены "чтобы не вызывать ни у кого негативных эмоций".

Однако по-настоящему герцогиня узнала, что такое пристальное внимание прессы, лишь когда они с Чарльзом отправились в свое первое официальное путешествие - в Америку. Причем целью этого путешествия ни много ни мало было "улучшить имидж монархии в глазах американцев". Тут уж герцогиня решила не ударить в грязь лицом и взяла с собой целых 50 платьев, чтобы никто не мог упрекнуть ее в небрежности. И тогда "многочисленные представители британской прессы" нашли другое слабое место - они заявили, что новая жена будущего короля Великобритании совершенно не умеет держаться на публике. О самом Чарльзе при этом по традиции писали как о самом галантном джентльмене. "Это было похоже на то, как опытный игрок пасует мяч новичку во время его дебютной игры в высшей лиге", - писали журналисты, когда пересказывали эпизод, повергший Камиллу в полное отчаяние. Во время визита к развалинам Всемирного торгового центра она была окружена американскими репортерами, которые попросту спросили: "Ну как вам Нью-Йорк?", чем повергли бедную герцогиню, запутавшуюся в этикете, в молчаливый ступор. Муж пришел на помощь несчастной и прошептал одними губами: "Очень хорошо!". Камилла послушно повторила и ситуация была спасена.

В целом тот визит сочли довольно удачным. Герцогиня было вздохнула с облегчением, как перед самым Рождеством на нее обрушился новый удар - на этот раз со стороны королевы. Елизавета, долгое время обходившая невестку молчанием, не стала изменять своим правилам и сначала не упомянула ее в ежегодном рождественском послании (хотя свадьба Чарльза и Дианы, стала для королевы "особенным событием"), а потом запретила поминать Камиллу и всем остальным подданным в их молитвах за королевскую семью. Тут уж никаких сомнений не осталось - герцогиня Корнуэлльская как ни старалась, не смогла стать полноценным членом семьи.
И радости

А старалась она очень сильно. Пожалуй иногда даже могло казаться, что дела у нее идут не так уж и плохо.

Так, например, в качестве подарка на день рождения 17 июля Камилла получила от геральдической службы Великобритании свой собственный герб со львом и маленькой чудесной коронкой, причем Елизавета, по слухам, "проявила живой интерес" к процессу создания этого шедевра.

Неожиданный сюрприз преподнес герцогине сын Чарльза Уильям, который в одном из интервью сказал, что новая жена его отца вовсе не является "злобной мачехой", какой ее, согласно сказочным канонам, хотели бы видеть многие британцы. Более того, юный принц объявил, что он и его брат "любят ее до умопомрачения", потому что она сделала их отца счастливым.

Даже ироничные журналисты иногда меняли гнев на милость и могли, скажем, похвалить невероятно элегантную шляпку Камиллы, которую та надела на день святого Патрика (а уж выше этой похвалы в аристократическом мире, где шляпы до сих пор являются одним из основных предметов туалета, сложно представить).

Наконец, перед самой годовщиной свадьбы Чарльз с Камиллой отправились во второе совместное официальное путешествие - и оно неожиданно если не разрушило, то значительно пошатнуло предубеждения британцев в отношении новоявленной герцогини. Это был вояж по самым любимым местам Чарльза - Египет, Саудовская Аравия и Индия. Сам он, полюбив колониальный привкус восточного гостеприимства, бывал там неоднократно. Однажды будущий король даже привез в Азию принцессу Диану. Освещая этот визит, журналисты впервые написали о том, что в королевской семье явно не все благополучно - во время визита в Храм Любви в Агре Диана демонстративно отвернулась, когда принц пытался ее поцеловать.

С Камиллой все было иначе. Чарльз трогательно подавал ей руку на ступенях памятников архитектуры, они обмахивали друг друга веером во время ужасающей жары, все время только и слышалось: "Не правда ли, дорогая?", "Конечно, дорогой!". И кажется, оба при этом были абсолютно счастливы. Сердца самых прожженных циников растрогал эпизод в конюшне для больных осликов, где Камилла с опаской скормила что-то лакомое одному из пациентов ("Ах, он такой худенький!") и Чарльз, не удержавшись, шепнул ей, глядя на произведенный фурор: "Твоя первая морковка, дорогая!".

Правда, язвительная Daily Telegraph не удержалась и поместила в качестве иллюстрации к репортажу о визите фото, на котором герцогиня садится мимо стула (инцидент произошел во время какой-то памятной подписи, Чарльз подписал бумагу стоя и стул отодвинули, а вот незадачливая Камилла решила присесть). Фото сопровождалось комментарием, который превозносил рыцарство принца, вовремя подхватившего супругу. В конце визита Times, тем не менее, заключила, что у герцогини появилась собственная "элегантная и скромная манера держаться на публике".

Перед тем как Чарльз с Камиллой 9 марта без особой помпы отметили годовщину собственной свадьбы, Times опубликовала опрос, из которого стало ясно, что в целом, герцогиня за год, прошедший со дня ее свадьбы, перестала быть "недоразумением в королевской семье".

Нет, ее собственный рейтинг ничуть не поднялся по сравнению с прошлым годом, несмотря на все старания журналистов. Однако рейтинг ее верного рыцаря Чарльза значительно улучшился, равно как и интерес в целом к британским монархам. На какие только жертвы не приходится идти Букингемскому дворцу ради сохранения экзотического в современном мире института монархии! Источник: www.Lenta.ru
12 апр 2006, 00:00
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.