Последние новости
03 дек 2016, 15:27
Украинские силовики стягивают минометы, танки и реактивные системы залпового огня (РСЗО)...
Поиск



» » » Газ в обмен на репутацию


Газ в обмен на репутацию

Газ в обмен на репутациюБывший канцлер Германии принесет России много пользы, но зачем ему это надо?

9 декабря 2005 года, в день начала строительства наземной части Североевропейского газопровода, было объявлено, что совет директоров компании North European Gas Pipeline Company (NEGPC), которая будет управлять проектом строительства основной - подводной - части газопровода, возглавит Герхард Шредер. К тому моменту прошло три месяца с тех пор, как Шредер в качестве федерального канцлера Германии договорился с российским президентом Владимиром Путиным о строительстве этого газопровода, и примерно полмесяца с тех пор, как он перестал быть канцлером, уступив этот пост Ангеле Меркель. 30 марта Шредер был избран председателем совета директоров NEGPC официально.

В 2005 году Шредер пошел на отставку своего правительства и досрочные выборы в Бундестаг в надежде сохранить власть за социал-демократами, лидером которых являлся. Социал-демократическая партия Шредера на выборах показала почти такой же результат, как оппозиционный правый блок христианских демократов. В Бундестаге была сформирована так называемая "большая коалиция" в составе СДПГ и ХДС/ХСС. Шредер до последнего сохранял шансы остаться на посту канцлера. Однако политическая целесообразность вынудила его отказаться от высшей правительственной должности в пользу лидера партнеров по коалиции Ангелы Меркель.

В развитых демократиях, оставив высший государственный пост, принято уходить на пенсию, читать лекции, писать мемуары, заниматься благотворительностью. Уходить в бизнес-структуры не принято. А Шредер ушел не просто в бизнес-структуру, а в международную компанию, соглашение о создании которой он сам подписывал в качестве главы правительства.

Шредер не мог не понимать, какими репутационными издержками чревато для него такое трудоустройство. Негативная реакция не замедлила последовать. Лидеры германских оппозиционных партий в один голос стали обвинять Шредера в нарушении если не закона, то уж по крайней мере этических норм. На одного из своих критиков - лидера либеральной Свободной демократической партии Гвидо Вестервелле - Шредер даже подал в суд и выиграл его.

За месяц до ухода Шредера с поста канцлера "Газпром" получил от KFW Bankengruppe и Deutche Bank кредиты на общую сумму около 900 миллионов евро на строительство СЕГ. Правительство Германии выступило гарантом этого кредита. Вестервелле обвинял Шредера в том, что тот лично способствовал предоставлению этих гарантий, то есть пользовался своим служебным положением в интересах компании, на которую впоследствии сам стал работать. Шредер доказал в суде, что решение о предоставлении гарантий принималось без его участия, однако Вестервелле заявил, что остается при своем мнении.

А бывший канцлер между тем развил кипучую деятельность. В ходе своего недавнего визита в Россию он, по сведениям газеты "Коммерсант", обсуждал с помощником президента Путина Виктором Ивановым, а возможно, и с самим Путиным, возможность создания некой "лоббистской структуры", которая должна была бы заниматься улучшением имиджа России на Западе и продвигать там ее интересы. О том, что России мешает плохой имидж, российские власти говорили давно. Но когда об этом заговорил человек по фамилии Шредер - это зазвучало совсем иначе.

Зачем Шредер России - более или менее ясно. Политик, пользующийся огромным уважением и авторитетом в Европе, восемь лет возглавлявший страну-лидера единой Европы, может быть полезен СЕГ (читай: "Газпрому") во многих отношениях. Но зачем этому уважаемому и авторитетному политику Россия?

Зачем саксонцу Россия?
Первое объяснение, которое напрашивается само собой, - Шредера купили. Однако по здравом размышлении эта версия выглядит малоубедительной. Во-первых, Шредер, прямо скажем, едва ли нуждается в деньгах. Во-вторых, если он в них все же нуждается, он наверняка мог бы найти гораздо менее хлопотную работу. Наконец, в-третьих, хотя кому-то это и может показаться сомнительным, но европейские политики такого масштаба, как правило, превыше всего ценят свою репутацию, хотя бы потому, что репутация для них - гораздо более надежный капитал, чем деньги. Да и зарплата в 250 тысяч евро в год - это, мягко говоря, гораздо меньше, чем мог бы запросить бывший канцлер.

Другая версия, смежная с первой, была намеком высказана бывшим советником президента по экономическим вопросам Андреем Илларионовым в статье "Другая страна", опубликованной в январе 2006 года. Напомним, в ней Илларионов утверждает, что Россия превратилась в "корпоративистское государство" и находящаяся у власти корпорация руководствуется идеологией "нашизма", или "своизма". "Это идеология предоставления льгот, кредитов, субсидий, полномочий, власти "своим", - поясняет Илларионов, - это государственное лоббирование "наших", это предоставление всех видов ресурсов и государства, и страны членам корпорации, действительным и перспективным. "Своизм" – это идеология защиты "наших" не потому, что они правы, а потому, что они "свои". "Нашизм" – это идеология агрессии по отношению к "чужим". Не потому, что те не правы, а потому, что они "чужие"". Дав такое определение, Илларионов добавляет: ""Нашизм" не ограничивается российской территорией. Он не знает деления по национальному или этническому принципу. Бывший канцлер чужой страны оказывается "своим" для корпорации и становится "нашим человеком в Европе"".

Принадлежность Шредера к демонической "корпорации" кажется сомнительной в основном по тем же причинам, по которым мы отвергаем версию о том, что Шредера прельстили деньгами. Ведь корпорация, если рассуждать в логике Илларионова, требует от каждого своего члена прежде всего лояльности. Ожидать от одного из наиболее влиятельных политиков Европы лояльности группировке, предстающей, в описании Илларионова, чуть ли не гангстерским сообществом, было бы странно, хотя бы исходя из разницы в менталитете и политическом "бэкграунде".

СЕГ - проект политический по меньшей мере в той же степени, что и экономический. Во всяком случае, его экономическая целесообразность ни у кого, кажется, не вызывает сомнений. Речь идет о ежегодных прямых поставках 27 миллиардов кубометров российского газа в Центральную Европу напрямую, минуя транзитные страны. Это значительно удешевляет газ, поскольку сторонам не приходится платить за транзит, а также минимизирует риск "несанкционированного отбора", который, как известно, неоднократно становился причиной скандалов между Россией и Украиной.

Проект вызвал ожесточенное сопротивление новых членов ЕС - прибалтийских государств и Польши. Лишившись надежды на получение доходов от транзита газа, они стали обвинять Германию в том, что она заботится только о себе и пренебрегает интерсами "младших братьев" по объединенной Европе. Германия же фактически взяла в свои руки инициативу в развитии европейского ТЭК. Франция, второй традиционный лидер Европы, достаточно ясно выразила свою поддержку проекта СЕГ: 20 марта компания Gaz de France попросила предоставить ей долю в NEGPC.

Получается, что Шредер является руководителем уже не просто трубопроводной компании, а новой международной экономической структуры с сильнейшим политическим "уклоном", структуры, в рамках которых "большие" страны договариваются между собой, освобождаясь от досадной необходимости считаться с "малыми".

Это ли не выдвинутая Путиным доктрина "энергетической сверхдержавы" в действии? И не означает ли это, что Шредер не только не ушел из политики в бизнес, но, наоборот, стал заниматься политикой еще более "большой" и "высокой", чем в должности федерального канцлера?

И еще мысль вдогонку: Владимир Владимирович, так готовы ли вы стать крупным предпринимателем и по истечении срока ваших полномочий возглавить концерн "Газпром"? Источник: www.Lenta.ru
05 апр 2006, 00:00
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.