Последние новости
09 дек 2016, 10:42
Выпуск информационной программы Белокалитвинская Панорама от 8 декабря 2016 года...
Поиск

» » » Летучие мыши. Листоносы, кровососы, или вампиры (Istiophora или Phyllorhina).


Летучие мыши. Листоносы, кровососы, или вампиры (Istiophora или Phyllorhina).

Летучие мыши. Листоносы, кровососы, или вампиры  (Istiophora или Phyllorhina).Представители последнего семейства рукокрылых, листоносы, кровососы, или вампиры (Istiophora или Phyllorhina), легко отличаются от всех выше­указанных видов особым кожистым придатком на носу, обыкновенно состоящим из так называемой подковы, длинного гребня и ланцетовидного придатка, в про­стейшей же форме—из складки кожи поперек носа; кроме того, морда вампира покрыта буграми и ямками, что придает этим животным отталкивающий вид, для них же, вероятно, служит для усиления обоняния. Листоносы распространены в жарком и умеренном поясах, скрываясь в чаще лесов, в пещерах, ямах и пр. Пищу их составляют сумеречные и ночные бабочки, жуки, поденки, комары; но некоторые виды нападают на млекопитающих, даже на человека, высасывая кровь во время сна.
 
Всех листоносов известно в настоящее время до 85 видов, которые разделяются, по Коху, на след. 4 группы: 1) Pseudophyllata, с недоразвитым носовым придатком, 2) Monophyllata, с простым придатком, 3) Dyphyllata, с двойным придатком и 4) Triphyllata, с вполне развитым или трехраз-дельным носовым придатком.
 
Представителями летучих мышей с двойным носовым придатком являются вампиры, в тесном смысле и между ними обыкновенный вампир, или упырь (Phyllostoma spectrum), самый большой из всех кровососов Южной Америки. «Ничего не может быть отвратительнее,—говорит натуралист Бэте,— выражения лица этого создания, особенно если рассматривать его спереди. Большие, кожистые, стоящие широко по сторонам головы уши; прямостоящий, в виде копья, носовой нарост; сверкающие черные глаза—все это вместе напоминает сказочных домовых. Неудивительно, что народная фантазия наделила это оттал­кивающее создание сверхъестественными свойствами. На самом же деле это—одна из самых неопасных летучих мышей, и безвредность ее хорошо известна жи­телям прибрежьев Амазонской реки».
 
Вампир представляет собой большую летучую мышь, с толстой и длин­ной головой, узким рылом, длинными продолговато-круглыми ушами и маленькою, узкой, ланцетовидной носовой пластинкой, расположенной на широком стебле. Верхняя губа гладкая, а на нижней находятся спереди две большие голые бородавки. Мех вампира мягкий, цвета вверху темно-каштаново-коричневого, а снизу желто­вато-серо-коричневого. Летательная перепонка коричневого цвета. Тело вампира в длину имеет 5 '/г дюймов, а крылья в ширину 15. Родиной этого вампира является главным образом Гвиана, в девственных лесах которой они во­дятся в большом количестве. Как мы уже раньше сказали, питаются вампиры главным образом фруктами и насекомыми. Лишь в случае нужды нападают они на спящих людей или животных и высасывают у них кровь. В большин­стве случаев потеря крови при этом бывает незначительная, так что серьезной опас­ности вампиры не могут подвергнуть ни людей, ни животных. Но все же факт высасывания крови уже сам по себе настолько отвратителен, что подвергавшиеся ему не могут после вспомнить о нем без чувства некоторого ужаса.
 
Голодные вампиры, летая ночью над спящими равнинами, зорко высматривают себе добычу. Вот они заметили группу спящих на открытом воздухе людей. Медленно махая крыльями, кровопийцы летают над своими жертвами. Удостоверившись в крепости их сна, они опускаются на спящих, прокусывают в одном месте кожу и начинают сосать теплую кровь.
 
Любопытен рассказ Касселя об одном путешественнике, который позво­лил вампиру сосать себя, чтобы ознакомиться подробнее с самым актом со­сания крови вампиром:
 
 «Он лег спать в большой комнате одного дома при открытых окнах. Среди ночи в комнату влетел огромный вампир. Путешественник еще не спал, но остался совершенно неподвижен и ждал, что будет делать ле­тучая мышь. Сначала последняя тихо облетела всю комнату. Сделав это не­сколько раз, она стала виться взад и вперед между потолком и спящим. Мало-помалу она опускалась все ниже и ниже, наконец совсем опустилась на него, быстро махая крыльями. Таким маханием она приятно обвевала свою жертву. По словам рассказчика, путешественник и сам не заметил, как отвратительное животное впилось ему в открытую грудь. Все это произошло без малейшей боли и сопровождалось приятным обмахиванием крыльев. Наконец, по прошествии некоторого времени, он стал ощущать боль, не вытерпел и своими руками задушил вампира».
 
 Натуралист Уатертон рассказывает про другой случай с вампиром. Раз он остановился на ночлег, вместе со своим спутником Тарботом, под соломенным навесом. Вдруг утром на другой день он услыхал, что его то­варищ, вместо утренней молитвы, осыпает кого-то всевозможными проклятиями.
 
— Что с вами случилось?—спросил натуралист.—Разве что-нибудь неладно?
— Что случилось?!—раздражительно воскликнул Тарбот.
—А то, что ле­тучие мыши засосали меня до смерти! Уатертон подошел к своему спутнику и нашел последнего всего в крови. — Посмотрите,—протянул ему свои ноги Тарбот,—как эти адские черти выцедили мою драгоценную кровь!
 
Натуралист взглянул и увидел на большом пальце ноги маленькую ранку, меньше даже укуса пиявки. Через нее вампир высосал, однако, не менее 10—12 унций крови.
 
После того Уатертону не оставалось ничего другого, как утешить своего спутника замечанием, что едва ли бы какой профессиональный хирург согласился сделать подобное кровопускание бесплатно.
 
Замечательно, что Тарбот даже не проснулся от укуса. Как бы то ни было, огромное большинство—если не все—случаев, где люди будто бы умирали от потери крови, высосанной вампирами, принадлежит к области фантазии. То же самое и относительно больших млекопитающих. Бра­зильские туземцы, положим, уверяли Бурмейстера, что иногда лошади после укусов вампирами умирали от истощения. Но замечательно, что таких лошадей хозяева или плохо кормили, или обременяли вьюками; отсюда невольно возникает сомнение, уж вампиры ли виноваты в гибели животного?
 
В Европе представителями семейства листо­носов являются подковоносы (Rhinolophus), с вполне развитым носовым наро­стом с 32 зубами. Подкова нароста, начинаясь на верхушке морды, окружает ноздри и оканчивается большими ветвями у глаз; в средине подковы, сзади ноздрей, возвышается продолговатый гребень. Между глазами, попе­рек лба, находится кожистый ланцет. Ухо устроено проще, без козелка; летательная пере­понка— довольно короткая, отчего эти живот­ные машут крыльями тяжело.
 
Один из самых обыкновенных в Европе, от Бал­тийского м. до Кавказа и Средиземного м., малый подковонос (R. hipposideros), дли­ною 2 2/5 Д- а в размахе крыльев—8 дюйм. Шерсть светлая, беловато-серая, внизу — тем­нее. Живет в пещерах, старых рудниках и нежилых строениях. Это — живая, мило видная и занимательная мышь, но неволи не переносит: часто раздражается, отчего начи­нается кровотечение носом, причиняющее по­том смерть. Питается насекомыми, но, при случае, сосет кровь у себе же подобных (напр., ушанов), голубей и т.п. Но о нападении их на людей ничего не слышно, так что пугаться их не следует.
 
 Также часто встречается в Средней и Южной Европе и другой, большой подковонос (Rh. ferrumequinum), длиной немного более 2 д., с хвостом побольше  д. и размахом крыльев в 7 вершк. У него большой носо­вой нарост, также большие уши, длинная, густая шерсть, пепельно-серая у самцов и красновато-бурая у самок; внизу—светлее. В горах водится до высоты 7000 ф., выса­сывая кровь у серн, козуль и т.п. живот­ных.
07 сен 2007, 13:12
Читайте также
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.