Последние новости
11 дек 2016, 01:40
Дом на Намыве в Белой Калитве по ул. Светлая, 6 давно признан аварийным. Стена первого...
Поиск

» » » Фигура умолчания


Фигура умолчания

Фигура умолчанияВ "деле Пуманэ" поставлено многоточие. А точки, скорее всего, не будет

29 марта Пресненский суд приговорил милиционеров Иосифа Смереку и Андрея Семигина соответственно к двум годам колонии поселения и двум годам условно плюс четыре года испытательного срока. Они признаны виновными в преступной халатности, повлекшей смерть бывшего офицера-подводника Александра Пуманэ.

Картина преступления Смереки и Семигина выглядит приблизительно следующим образом. Вечером 18 сентября 2004 года сотрудники милиции задержали в Москве некоего Александра Пуманэ, жителя города Пушкино, что под Питером. В его машине были обнаружены две мины, каждой из которых достаточно, чтобы уничтожить все живое в радиусе 100 метров, тротиловая шашка и прочие зловещие предметы.

Задержанный был доставлен в 83-е отделение милиции, где в эту ночь дежурил капитан Иосиф Смерека. Он не оформил должным образом задержание Пуманэ. Дознанием начал заниматься лейтенант Иван Петров. Затем в отделении появился начальник антитеррористического подразделения управления по борьбе с организованной преступностью майор Вячеслав Душенко, который взял продолжение допроса Пуманэ на себя. Для проведения "следственных мероприятий" Смерека, по некоторым сообщениям, лично вручил Душенко дубинку.

Протокол допроса Пуманэ обрывается на полуслове (в буквальном смысле - последняя фраза в протоколе выглядит так: "...чеченец по имени Алим, кото..."). Не дав задержанному дописать слово "который", Душенко поволок его в подвал, где стал избивать. Вероятно, Душенко расчитывал таким образом получить от Пуманэ более полные сведения о чеченских террористах, которые, как успел признаться Пуманэ, заказали ему теракт в Москве, однако избил задержанного так, что тот лишился чувств.
Милиционеры вызвали "скорую". Пуманэ был доставлен в Институт Склифосовского, где скончался от полученных тяжких телесных повреждений (поначалу - видимо, чтобы сохранить "честь мундира" - общественность пытались убедить, что умер он от инфаркта).

Вина майора Андрея Семигина, бывшего в то время начальником 83-го отделения милиции, заключалась в том, что он фактически самоустранился от руководства отделением и не контролировал происходящее в нем, в том числе действия своих подчиненных.

Попытки как-то разобраться в том, что за этим последовало, предпринимались многократно, в том числе и нашим изданием. На примере этого материала читатель может убедиться, что это практически невозможно, поскольку количество противоречий, умолчаний, нестыковок и нелепостей в "деле Пуманэ" превышает способность нормального человека анализировать и обобщать информацию и делать выводы.
Приходится признать, что про Александра Пуманэ практически никто ничего не знает, кроме того, что он умер (и даже в этом не все до конца уверены). Это вовсе не означает, что он непременно был засекреченным агентом или кем-то в этом роде. Мало ли таких людей, о которых практически никто ничего вразумительного сказать не может!

Все версии произошедшего можно разделить на два типа: конспирологические и криминальные. Причем если "конспирологи" старательно нагнетают мрачноватую атмосферу и почти кафкианский абсурд вокруг этого дела, то "криминалисты", напротив, всячески стараются представить дело как совершенно банальное, которое приобрело столь широкую огласку то ли по недоразумению, то ли потому, что кому-то это зачем-то понадобилось.

Существует ведь такая установка: если есть громкое дело, в котором фигурируют бомбы и трупы, то в конце кто-то обязательно должен быть осужден. Главная беда заключалась в том, что непонятно было, кого и за что судить. Прокуратура в конце концов перестала искать в деле "чеченский след", заявив, что не нашла достаточных оснований считать Пуманэ пособником чеченских террористов (хотя некий признание о подготовке теракта и упоминание "чеченца по имени Алим" в протоколе допроса были). На первый план вышла версия, согласно которой Пуманэ должен был устранить некоего московского бизнесмена по заказу так называемой "Кингисеппской организованной преступной группировки" (Кингисепп - город в Ленинградской области).
Как бы то ни было, милиционеров, которые предотвратили масштабный теракт в столице (независимо от того, имел ли он целью убийство конкретного человека или запугивание населения), вроде бы, следовало наградить. Их и наградили, а Семигин даже получил новое назначение. Но кровь имеет свойство вопиять к небесам, и милость в отношении Семигина, Смереки и Душенко сменилась на гнев. 28 января 2005 года их арестовали и обвинили в преступной халатности, повлекшей тяжкие последствия.

В суде то и дело звучали требования вернуть дело для повторного расследования в прокуратуру или даже вовсе закрыть его. Главный подозреваемый - Душенко - скрылся и так и не предстал перед судом.

И вот наконец суд завершен. Появились те, кого признали виновными хоть в чем-то, имеющем отношение к "делу Пуманэ". Теперь даже можно уверенно сказать, "про что" это дело: про милицейский произвол и садизм, про лживость российских правоохранительных органов. Смерека и Семигин получили, прямо скажем, совсем небольшие сроки (Семигин - так даже условный), но Пуманэ - фигура слишком загадочная и демоническая, чтобы иметь родственников, которые стали бы обжаловать приговор. Дело спустили на тормозах за смертью потерпевшего - в некотором роде, классический случай.

А те самые нестыковки, умолчания и нелепости так и остались лежать "мертвым грузом". Теперь разбираться в них - уж точно удел конспирологов. www.Lenta.ru
30 мар 2006, 00:00
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.