Последние новости
11 дек 2016, 01:40
Дом на Намыве в Белой Калитве по ул. Светлая, 6 давно признан аварийным. Стена первого...
Поиск

» » » Собаковидные обезьяны. Тонкотелые обезьяны.


Собаковидные обезьяны. Тонкотелые обезьяны.

Собаковидные обезьяны. Тонкотелые обезьяны.Вторая группа узконосых обезьян— собаковидные (Cynopithecini)— заключает в себе несколько родов, из которых остановимся на следующих: Semnopithecus (тонкотелые), Nasalis (носачи), Colobus (толстотелые), Сегсоpithecus (мартышки). Macacus (макаки), Inuus (маготы) и Cynocephalus (собако-головые. или павианы).

Тонкотелые обезьяны, как показывает само название, представляют гонких, стройных животных, с тонкими конечностями и длинным хвостом; голова у них — небольшая, с голым лицом и небольшими защечными меш­ками. Распространены эти обезьяны по Южной Азии и Индийскому архипелагу.

В Индустане повсюду, за исключением горных местностей, особенно рас­пространен один вид тонкотелых, хульман, или хануман, священная обезьяна индусов (Semnopithecus enteilus). Это—небольшое животное, в 2 фута высоты, но с хвостом, снабженным на конце кистью, хвостом, превышающим длину всего тела. Покрытое желтовато-белым мехом, с черным хохлом, надвинутым на лицо, в виде капюшона, оно производит довольно комичное впечатление, еше более усиливаемое черными, словно опаленными кистями и ступ­нями. Присутствие черного цвета в шерсти хульмана правоверные брамины объ­ясняют тем, что когда-то, по преданию, он украл для людей из сада мифиче­ского великана, Равана, ценные плоды—манго, за что его и приговорили было к сожжению заживо. Однако хульман погасил огонь, только обжегши лицо и руки, которые гак и остались черными. Эти и другие похождения хульмана заставили индусов отнести эту обезьяну в ряд священных животных, даже живых богов. Почтительные поклонники строят для них целые храмы, где ухажи­вают и холят, как древние египтяне за своим Аписом—священным быком. Из того же благоговейного почтения бедные люди терпеливо сносят все про­казы и грабежи, какие заблагорассудится сделать хульманам в их садах и плантациях. Мало того, они или хитростью, или силою, смотря по обстоятель­ствам, не допускают белым охотникам стрелять по священным животным,— и велико было их отчаяние, когда, в 1867 году, правительство, по просьбе английских колонистов, издало приказ избить обезьян, опустошавших окрест­ности Кишнагура. Бедняги просили, молили, негодовали против насилия, но ничего не могли поделать, и 500 хульманов поплатились за свою страсть к чужим садам.

Между тем, если бы оставить в стороне страсть к воровству хульма­нов, .воспитанную, конечно, веками, то ими можно залюбоваться: до того живы и проворны их движения. Говорят, что любимым жилищем им служит свя­щенная смоковница. Под тем же деревом свивают будто бы гнезда и ядо­витые змеи, с которыми хульманы находятся в постоянной вражде. Рассказы­вают,—но этому не следует доверять,—что обезьяна, найдя спящую змею, хватает ее за шею, спускается вместе с нею на землю и до тех пор коло­тит ее головою о камни, пока та не околеет. Тогда будто бы торжествующая обезьяна бросает убитого врага своим детенышам на потеху. Уверяют также, что на священных обезьян совсем не действуют некоторые растительные яды, напр., стрихнин.

Любовь хульмана к своим детям в высшей степени трогательна. Дюво-селю случилось однажды подстрелить одну самку. Бедное животное как раз несло на себе детеныша; получив рану, она собрала все свои силы и повесила его на ближайшую ветвь дерева, а сама упала вниз мертвой. Эта трогательная сцена произвела неизгладимое впечатление на охотника.

Гораздо красивее другой вид тонкотелых обезьян... буденг (S. maurus), черная обезьяна, распространенная на Яве, вместе с рыжею разновидностью —лутунгом. Бу­денг—почти 5 фут. длины, причем более половины его составляет хвост. Черная бле­стящая шерсть, шелковистая на спине и бар­хатистая на конечностях, особенно свое­образная шапка волос, украшающая голову — придают этой обезьяне очень красивый вид. Но нрав у него -серьезный, и потому яван­цы мало держат его в своих домах, пред­почитая более податливого в этом отноше­нии лутунга. Во многих местах Явы бу­денг пользуется особым почтением со сто­роны туземцев, и они часто устраивают на лесных полянах кормление этих обезьян маисом. В других местах, напротив, за ними охотятся из-за меха, идущего на чеп­раки и военные украшения у яванцев.

В неволе буленги ведут себя очень тихо, чем и пользуются обыкновенно более задор­ные их товарищи. Особенно оригинально вели себя буденги но отношению к двум чер ным павианам, постоянно мучившим их ь течение всей ночи (днем их разделяли обыкно­венно). Буденги сидели, тесно прижавшись друг к другу. Задорные павианы вспрыгивали тогда на бедняг, садились на чих верхом, щипали, тянули за хвост, наконец, силой растаскивали их, а те под кулаками «чер­ных дьяволов» только жалобно вскрикивали и тем еще более усиливали наглость па­вианов.
 
До чего беззащитны буденги, показываем и другой случай. В Амстердаме одного б; денга поселили вместе с мартышками и мака ками. Сожители по клетке едва достигали по ловины его роста, и тем не менее несча­стный яванец и здесь терпел мучения с издевательства. Особенно комично было на­блюдать, как маленькая мартышка, едва достигшая года, управляла буденгом при по­мощи щипков, пощечин и ударов,—и тот покорно сносил все это.

От настоящих тонкотелых обезьян ны­не отделяют один вид, легко отличаемый от других по своему длинному носу: это— носатая обезьяна, или кахау (Nasalis larvatus), живущая на Борнео. Ее крючкообраз­ный, подвижный, как хобот, нос с боль­шими ноздрями придает ей' комичный вид, который еще более увеличивается от пестрой окраски ее меха: на темени, затылке и плечах шерсть—ярко-буро-красная, на спине и от­части боках—бледно-желтая с темно-бурыми волнистыми полосками, у корня хвоста—се­ровато-белая; верхняя половина конечностей— желтовато-красная, нижняя, как и хвост, пепельно-серая, голые внутренние поверхно­сти рук—серовато-черные. Но тело (до 2/2 фут.) стройное, снабженное почти одинако­вой с ним длины хвостом; защечных мешков нет. О жизни кахау на воле мало сведений; известно только, что эти обезьяны живут большею частью на деревьях, небольшими стаями, а по 2—3 штуки, что они— очень ловки и хорошо прыгают и лазают, поднимая часто вой, сходный со словом «кахау», отчего и получили свое название. Туземцы-даяки охотятся за ними ради их мяса, которое, говорят, очень вкусно. Неволю они переносят очень плохо, кажутся печаль­ными, хиреют и скоро умирают.

Американскими родичами тонкотелых ази­атских обезьян являются толстотелые обезьяны (род Colobus), отличающиеся свое­образной окраской, красивыми гривами, а в анатомическом отношении присутствием на передних конечностях, кроме 4 развитых пальцев, зачатка большого пальца.

Тело их все еще стройно, морда коротка, хвост длин­ный, конечности почти равные между собой по длине, тонки, защечных мешков нет. На первом месте среди толстотелых обезьян следует поставить гверецу, фонгес абиссинцев (Colobus guereza), на взгляд, самую красивую из всех обезьян. Тело ее, длиною около 2 ф. 2 д., покрыто бархатисто-черной шерстью, и на этом фоне красиво выделяются белые части: полоска на лбу, виски, подбородок, горло и мягкая тон­кая грива по бокам тела, а также пушистый конец длинного (2 ф. 2 д.) хвоста. Это жи­вотное встречается во всей Абиссинии, начи­ная с 13° с. ш., чаще всего на высоте 2—3 тыс. м над уровнем моря и живет не­большими стадами в 10—15 шт. на деревьях, вблизи горных ручьев. Один вид можже­вельника (Juniperus procera), который, в противоположность нашим видам, дости­гает таких громадных размеров, что наши ели и сосны показались бы карликами в сравнении с ним, по-видимому, особенно привлекает гверец, вероятно, благодаря своим вкусным ягодам; они питаются также почками, листьями, плодами, насекомыми и т.п. и никогда не нападают на плантации.

Там, где гверецу не преследуют, она, по словам Гейглина, не пуглива и муже­ственно лает и пищит, согнув по-кошачьи свою спину на того, кто потревожил ее. Преследуемая, она является во всей своей красе: легко и смело прыгает она с ветви на ветвь или с высоты на 7 саж. вниз, а белый плащ обвивает ее тело, подобно бур­нусу араба, летящего на своем скакуне. Прежде абиссинцы отделывали гривами гверец свои бегемотовые шиты и потому сильно пре­следовали бедных животных. Но теперь мода на такие щиты прошла,—и животное оставили в покое. Туземцы мало приручаютгверец, а в Европу они и совсем почему-то не попадают.

На противоположном, западном берегу Африки, а также на соседнем с ним о-ве Фернандо-По водятся два других вида толсто­телых обезьян. Это,— во-первых, медведе­образная обезьяна (С. ursinus) с белым хвостом и шапкой клочковатых, желто­ватого с черным цвета волос на голове, и во-вторых, сатана (С. satanas), вся черная. Образ жизни их мало изучен. Впрочем, говорят, что медведеобразная обезьяна по образу жизни сходна с гверецой, отличаясь от нее только в мелочах.
02 сен 2007, 10:47
Читайте также
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.